alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Category:

Европейские новые правые и Россия: идущие рядом не значит идущие вместе

В качестве моего предисловия: После победы в Америке "нашего" Трампа, многие теперь ждут триумфального шествия "наших" и по политическому полю Европы. В этом году выборы предстоят в Нидерландах, Франции, Германии и Италии. То есть фактически во всех ведущих странах, на которых зиждется Евросоюз. Круто? Наши вот-вот возьмут водокачку? Не стоит торопиться.

После Международного русского консервативного форума принято считать, что европейские правые симпатизируют России. Это однозначно не так. Симпатизируют они только себе, а Россия — просто удобный пример, что с американской гегемонией можно бороться. Но не более того. При всех симпатиях они нас продолжают рассматривать прежде всего как пространство для их экономической экспансии. Говоря по-простому — они все так же «совсем не против нас съесть».



Европейские новые правые и Россия: идущие рядом не значит идущие вместе


Многим кажется, что современные европейские правые — союзники России, но так ли это?

Для удобства восприятия мир изначально принято делить на плохое и хорошее. Чем сложнее проблемы и запутаннее вопросы, тем тяга к упрощению сильнее. Все плохие — не наши. Все хорошие — наши. Это подспудно толкает многих оценивать происходящее вокруг в первую очередь сквозь призму «врагоцентричности» и называть союзниками каждого противника нашего противника. Однако практика показывает, что «враг моего врага» часто оказывается сомнительным другом.


Появление мифа о симпатиях правых к России

Наши отношения с США начали портиться еще с вторжения НАТО в Югославию в 1999 году и окончательно пришли к стадии начала новой холодной войны в августе 2008-го. С тех пор обстановка только накалялась, а западное давление на Россию — росло. После февральского майдана на Украине проблема перешла в широкомасштабное противостояние санкций и замерла на рубеже сваливания в «афганский» вариант открытой войны.

В случае прихода в Овальный кабинет Хиллари Клинтон существовала почти неизбежная перспектива перехода конфликта в горячую форму. По крайней мере по периферии российских границ — точно. И не только там. Начиная с 2004 года практически все конфликты в Европе, Азии и на Ближнем Востоке укладываются в глобальный американский план обрушения мира в тотальный хаос, в котором бы США оставались единственным средоточием порядка и стабильности.

Из всех участников американской предвыборной гонки только Дональд Трамп выступал основным и наиболее последовательным противником эскалации идеи глобализма, чем приобрел у нас статус «друга России», в случае победы которого напряженность между нашими странами решительно снизится, а в мире начнется эра благоденствия.

Точно так же, по принципу общности врагов, нашими друзьями стали восприниматься практически все «новые правые» силы Европы. А после того как 22 марта 2015 года в Санкт-Петербурге на Международный русский консервативный форум кто лично, кто через представителей собрались, среди прочих, «Золотая заря» (Греция), Национал-демократическая партия Германии (НДПГ), «Новая сила» (Италия), Британская национальная партия, «Партия шведов», «Партия датчан», «Лига Ломбардии» (Италия), Национальная партия Финляндии, «Атака» (Болгария), Национал-демократическая партия (Испания), симпатии европейских «новых правых» к России стали приниматься как нечто самоочевидное.

Тем неожиданнее оказалась первая официальная речь 45-го президента США. Россия была, есть и остается геополитическим противником, санкции будут расширены, а западный мир должен вокруг США сплотиться еще теснее. А в интервью британскому изданию “Times” и немецкому «Bild» Трамп оценил российское вмешательство в сирийский конфликт отрицательно. Впрочем, ничего удивительного. Далеко не каждый «враг моего врага» является «мне другом». В том числе и в Европе.


У Франции есть много разных планов

Формально в Европейский союз входят 28 стран, но основными в нем являются семь: Великобритания, Германия, Франция, Италия, Австрия, Бельгия и Нидерланды. Впрочем, британцев уже можно не считать. Они, конечно, ушли еще не совсем, но в целом о себе они думают явно отдельно. Из оставшихся шести в текущем году в четырех состоятся выборы на главные руководящие посты, от итогов которых зависит будущий курс как самих этих стран, так и союзов, в которых они участвуют: Европейского, Североатлантического и антироссийского.

Если смотреть по календарю, то ближайшим — 15 марта — стоит плебисцит в Нидерландах, но по глобальному геополитическому значению первыми следует считать президентские выборы во Франции (первый тур — 23 апреля, второй — 7 мая). К настоящему моменту лидирующих претендентов там два: бывший премьер-министр Франсуа Фийон и лидер «Национального фронта» Марин Ле Пен. Как и в США, первого кандидата называют системным, второго — нет. Ле Пен имеет поддержку трети французов, но хватит ли ее для победы — остается загадкой. С одной стороны, даже половины от оставшихся голосов может оказаться достаточным для победы ее оппонента, но с другой ему эти голоса еще нужно как-то получить.

Проблема в том, что в Франции сегодня на недовольстве населения итогами глобализации пытаются играть даже социалисты, а различия в программах Ле Пен и Фийона очень минимальны. Оба лидера...

Полный текст статьи можно прочитать на сайте ПОСТФАКТУМ



Tags: Евросоюз, Франция, геополитика, глобализация, комментарий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments