alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Скелет в шкафу или реакция Израиля на резолюцию ООН




Есть такой закон перехода количества в качество. Обычно его трактуют как закономерность перехода усилий в результат. И в большинстве случаев оно верно, но есть у этой медали и оборотная сторона, когда внезапно происходит нечто эпохальное, еще вчера буквально невозможное, а неделю назад так вообще невероятное. Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что предупреждающие звоночки раздавались уже давно. Более того, внезапно выпавший из шкафа скелет хранился там чуть ли не с самого начала. Только раньше совместными усилиями системы его удавалось прятать от глаз публики. Теперь система сломалась, и все вывалилось на общее обозрение. Именно это произошло в пятницу 22 декабря 2016 года, когда высший международный орган — Совет Безопасности ООН — принял резолюцию о прекращении создания израильских поселений «на оккупированных территориях», а премьер-министр Израиля публично заявил, что его страна это решение исполнять не собирается.


Хитрые герои всегда идут в обход

История возникновения современного государства Израиль, как ничто иное, близка к этому известному афоризму. Можно очень по-разному относиться к взглядам заинтересованных сторон на исторические права, но нельзя не признать, что возрождение Израиля с самого начала основывалось на попытке всех обойти в хитрости.

Если не вдаваться в детали, нынешний арабо-израильский гордиев узел начался с Первого всемирного сионистского конгресса, состоявшегося в Базеле в августе 1897 года. Тому способствовали три причины.

Первая — историческая. После изгнания иудеев из Палестины римлянами в 135-м году нашей эры эта земля, что называется, пошла по рукам. В 636 году ее захватили мусульмане. В XII веке Иерусалимское королевство там создали крестоносцы. Потом «пришел Салах-ад-Дин», и три века Палестиной правили Мамлюки. Позднее, в 1517-м, они проиграли войну султану Селиму Первому. Его Османская империя просуществовала до начала ХХ века. Несмотря на господствующий в ней ислам, евреи там имели особый статус «зимми», дававший довольно широкие гражданские и даже религиозные свободы. Впрочем, такой либерализм османы могли себе позволить. На фоне 300 тыс. общего населения Палестины каких-то 3 тыс. иудеев попросту терялись.

Второй причиной служили погромы, сопровождавшие евреев всю историю их последующих странствий по чужим странам. Они плохо ассимилировались, везде создавая свои, довольно замкнутые, анклавы, что быстро приводило к возникновению конфликтов с местными.

Почему так получалось, тема отдельная. Главное, что, подвергаясь гонениям, они верили в приход мессии, который однажды приведет их назад в Землю Обетованную, где евреи наконец смогут зажить в собственном государстве.

Ну и третьей причиной стал бурный XIX век, сформировавший у многих убеждение в способности человека не ждать милостей от природы, а создавать удобный для себя мир самому. В том числе — свои государства. Особенно в период Наполеоновских войн и после их окончания.

Время шло, масштабы еврейских погромов в Европе расширялись, обрести собственный безопасных дом хотелось все сильнее, а мессия все не приходил. И вот тогда родился План: если процесс иммиграции целенаправленно стимулировать, то можно достаточно быстро довести численность евреев в Палестине до, если не прямо доминирующей, то, безусловно, значительной доли населения, имеющей все основания претендовать на самоуправление. То есть почти на свое государство. Начавшийся в 1881 году Первый большой исход (известный как Первая алия) почти без проблем позволил переселить в Палестину в пять раз больше евреев, чем их там проживало изначально.


Как в шкафу заводятся скелеты

Первыми тенденцию заметили британцы и, как водится, попытались использовать ее в своих целях. Открытый для судоходства в ноябре 1869 года Суэцкий канал стал ключевым звеном обеспечения целостности всей Британской империи, что требовало усиления ее присутствия на Ближнем Востоке. Способствование еврейской иммиграции в Палестину создавало перспективу возникновения официального британского протектората в двух шагах от стратегически важной транспортной артерии.

В общем, Лондон стал намекать сионистам, что Британия считает идею оправданной и готова ее поддерживать на политическом уровне. Конечно, неофициально, так как для открытых заявлений «время еще не пришло». Оно наступило под конец Первой мировой войны, когда поражение противников Антанты стало очевидным. В Британии провозгласили Декларацию Бальфура, в которой создание еврейского национального государства в Палестине называлось обоснованным.

Евреи в искренность британцев поверили и переселение расширили. Но когда к 1923 году их доля в Палестине перевалила за четверть общего населения и они там стали формировать самоуправляемые кибуцы, британцы передумали. Стало очевидным, что из нового государства евреев британской марионетки не получится. С этого момента Великобритания начала играть против. В том числе путем усиления трений евреев с местными арабами. Тем более что резкий рост численности носителей иной культуры и религии поводов для конфликтов создавал немеряно.

Например, приехавшие из Европы женщины не носили паранджи, а местами — о, ужас! — даже позволяли себе ходить в бриджах, с голыми щиколотками. Но больше всего проблем вызывало принципиальное расхождение во взглядах на понятие собственности на землю. У арабов того времени такого понятия не существовало вообще. Да, земля твоя, но это не значит, что я теперь по ней не могу ходить, пасти коз и брать воду из колодца чтобы поить моих верблюдов. На взгляд воспитанных в европейских традициях евреев такое выглядело сродни наглому воровству. Бытовые конфликты часто выливались в столкновение, те оборачивались драками, после которых появлялись поводы «отомстить».

Лондон попытался остановить переселение, введя квоты и даже насильно депортируя нелегалов, но получилось только хуже. Особенно после нескольких инцидентов с запретом на причаливание кораблей с мигрантами, бежавших из гитлеровской Германии. Некоторые из них британцы даже вынудили вернуться в исходные порты, где нацисты тут же отправили пассажиров в концентрационные лагеря. Не лучшим решением оказалась и попытка британцев создать марионеточный эмират Трансиордания. Позднее, уже после арабо-израильской войны 1947–48 годов, его остатки переименуют в Королевство Иордания.

Положение усугубилось после мая 1945-го, когда мир увидел, каким именно образом Гитлер занимался «окончательным решением еврейского вопроса», а британцы от своего мандата на Палестину отказались, так как уже не могли там обеспечить даже видимость соблюдения закона и порядка. После Холокоста евреи считали себя вправе требовать от мирового сообщества «своего государства», а арабское население Палестины, тоже считавшее ее своим домом, воспринимало происходящее как нашествие захватчиков, которому следует сопротивляться, в том числе вооруженным путем.

Окончательно узел затянулся с вмешательством в проблему США и СССР, также посчитавших возможным «помочь евреям в Палестине», чтобы потом, опираясь на них, получить свой контроль над Суэцем. Так что, план раздела Палестины, предусматривающий создание с 1 августа 1948 года (знаменитая резолюция ГА ООН № 181) был принят международным сообществом буквально в первый же год учреждения ООН.


Давид Бен-Гурион (1886–1973) провозглашает независимое еврейское государство, 1948 г.

Так как само государство Израиль в этой игре являлось вторичным, то про жизнеспособность конструкции никто из авторов не думал. Евреям важнее всего было обрести хоть какое-нибудь, а Вашингтон с Москвой в основном сосредоточились на борьбе друг с другом и попутном раздербанивании одряхлевшей Британской империи. Ради этого СССР даже разрешил переселение в Палестину «советских евреев», которые, кстати, потом и выиграли Первую Арабо-израильскую войну. Но в целом верх в геополитическом состязании взяли США, практически на полвека прочно привязав Израиль к себе.


Про бумагу и овраги

А потом стали всплывать косяки и кривости внешне красивых идей. Палестина оказалась мало похожа на бублик, который легко разделить пополам. Фактически там израильские поселения тесно перемешивались с арабскими, делая разграничение достаточно условным. Впрочем, любой, кто посмотрит на карту «резолюции 1947 года», может увидеть, что политики и дипломаты сделали арабо-израильский конфликт неизбежным и перманентным.

По изначальному плану ООН каждое из двух государств должно было состоять из трех обособленных анклавов, соединявшихся экстерриториальными коридорами.

Полный текст статьи можно прочитать на сайте "ПОСТФАКТУМ"




Tags: Ближний Восток, Великобритания, Израиль, ООН, СССР, США, геополитика, история, комментарий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments