alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Category:

Герои былых времен: Охрана генсеку не указ. Часть 4/V


Лауреат Нобелевской премии мира Михаил Горбачев прочел традиционную Нобелевскую лекцию во время церемонии вручения. Фото: Сергей Гунеев/ РИА Новости

Как Михаил Горбачев остался без преданных ему людей

9-е Управление КГБ: 1985–1992

Цветы и пули для президента

Всего через два месяца после неприятных событий в Японии произошел еще один достаточно серьезный с точки зрения оперативного обеспечения безопасности инцидент. На этот раз в Швеции, во время однодневного визита Горбачева (уже президента СССР и пока еще генсека КПСС) по случаю вручения ему Нобелевской премии мира. В конце выступления Михаила Сергеевича к сцене подошла женщина с букетом цветов. Охрана президента вежливо остановила ее. Поняв, что к выступающему ее не пропустят, женщина стала осыпать его проклятиями, из зала ее поддержал мужской голос. Мужчину и женщину задержали шведские спецслужбы.

Эта вся информация, ставшая общественным достоянием. За сценой происходящего разыгрывался совершенно другой «спектакль», и начался он более чем за год до визита усилиями западных спецслужб. При помощи спецтехнологий был подобран и должным образом «обработан» двойник одного из служащих скандинавского направления МИД СССР.

Лишь спустя десять лет суть произошедшего разъяснил Георгий Георгиевич Рогозин (с 1988 по 1992 годы работал в Институте проблем безопасности, затем стал начальником Службы безопасности президента РФ Б.Н. Ельцина). Непосредственно из Москвы через заместителя Юрия Сергеевича Плеханова генерал-майора Вениамина Владимировича Максенкова Георгий Рогозин по спецсвязи предупредил прикрепленного Горбачева Бориса Голенцова о реально готовящемся покушении на советского лидера. Это был первый случай, когда «девятка» имела дело с новыми психофизическими технологиями. Подробные сведения об этой истории есть в архивах НАСТ России.

В СССР общение Горбачева с народом тоже не обходилось без происшествий. К началу 1990-х многие люди уже разочаровались в его политике, на фоне дефицита и кровавых столкновений в ряде союзных республик недовольство нарастало. В Киеве Горбачев по своему обыкновению неожиданно для охраны остановил машину, вышел из нее и начал произносить традиционную речь. Вдруг откуда-то из толпы в его сторону полетел кейс. Офицер выездной охраны Андрей Беликов перехватил предмет и закрыл кейс своим телом. К счастью, это была не взрывчатка: в кейсе лежала очередная жалоба. Руководство КГБ СССР наградило Беликова ценным подарком.

Различных инцидентов за время нахождения Михаила Горбачева у власти было предостаточно, но тщательно спланированное реальное покушение на его жизнь случилось 7 ноября 1990 года, во время демонстрации на Красной площади.

План охраны торжественных мероприятий на Красной площади — это особо интересный и, пожалуй, старейший полный документ со времен Иосифа Сталина. Он представлял собой увесистую папку и к 1990 году, учитывая все дополнения и уточнения, особенно в пункте действия по тревогам, насчитывал более чем 150 страниц. И в этот день он сработал, как часы на Спасской башне.


Дмитрий Язов (слева), Михаил Горбачев (в центре), Николай Рыжков (справа) на параде, 1990 год. Фото: Юрий Абрамочкин/РИА Новости

В отличие от майской, ноябрьская демонстрация трудящихся начиналась сразу же после военного парада. Если присмотреться внимательно к проходящей по Красной площади восторженной массе людей, то можно увидеть, что они движутся организованными колоннами. Так вот, организовывали эти колонны сотрудники «девятки» совместно с приданными ей силами. При этом офицеры и сотрудники охраны выдвигались заранее обусловленным порядком вместе с демонстрантами от Исторического проезда, задавая, таким образом, направление их движению. Когда головная шеренга трудящихся заканчивала свой путь на Васильевском спуске, идущие вместе с ними сотрудники «девятки» (строго в штатском) останавливались еще у трибун Мавзолея. Так и образовывались те самые коридоры, которые можно увидеть в телевизионной хронике тех лет.

План охраны предусматривал, что при образовании коридоров центральные места в них — напротив Мавзолея Ленина — занимали офицеры — сотрудники «девятки». Всего коридоров было шесть, и в ближних трех из них имели свои посты именно профессиональные офицеры безопасности. Приданные силы образовывали продолжение коридоров.

Стоявший в четвертом коридоре напротив Мавзолея старший сержант милиции Мыльников вдруг увидел, как проходящий демонстрант достает из-под полы пальто двуствольный обрез и наводит его в сторону трибуны Мавзолея. Милиционер среагировал мгновенно: он блокировал руку злоумышленника, схватил стволы и рванул их вверх, а затем и вырвал оружие. Выстрелы прозвучали. На помощь Мыльникову подбежали офицеры «девятки» из ближних коридоров. Еще через мгновение стрелявший буквально «поплыл» на руках охраны в сторону центрального входа в ГУМ. Именно туда, согласно плану охраны, должны были эвакуироваться подобные «персонажи».

Террористом-одиночкой оказался младший научный сотрудник Научно-исследовательского института кибернетики Александр Шмонов. При обыске у него нашли записку, в которой он на случай своей смерти сообщал, что собирался убить президента СССР. Результаты теракта могли быть серьезными, поскольку стрелявший стоял прямо напротив трибуны Мавзолея, всего в 46 метрах от нее, а ружье было хорошо пристреляно. Из такого можно было со 150 метров уложить лося наповал. На допросе террорист заявил, что обвиняет Горбачева в захвате власти без согласия народа, а также в гибели людей в Тбилиси 9 апреля 1989 года и в Баку 20 января 1990-го.

История эта чем-то схожа с покушением Ильина на жизнь Брежнева в 1969 году. Мотивы у них были примерно одинаковые. Шмонов, как и Ильин, оказался психически болен. В обоих случаях действовали террористы-одиночки, и обоих удалось обезвредить благодаря профессионализму сотрудников «девятки». Это достигалось за счет неукоснительного выполнения всеми подразделениями фундаментальных положений плановой подготовки личного состава управления силами отдела службы и боевой подготовки. За этот отдел после покушения на Брежнева с 22 августа 1969 года отвечал Леонид Андреевич Степин. 6 ноября 1942 года Леонид Степин, тогда еще сержант, отражая нападение на автомобиль Анастаса Микояна при выезде из Спасских ворот Кремля, получил тяжелое ранение в ногу. За этот эпизод он был награжден орденом Красного Знамени.

Был, правда, во время правления Горбачева и еще один инцидент с обрезом, но уже, скорее, из серии курьезов. Как вспоминал начальник 1-го отдела 9-го Управления КГБ СССР Виктор Васильевич Алейников, в Красноярске во время традиционного общения лидера с народом Михаил Владимирович Титков увидел в толпе мужчину с обрезом под одеждой. Его задержали, но оказалось, что он никакой не террорист, а обычный охотник, который, возвращаясь из леса, увидел толпу и решил посмотреть, что происходит. После разбирательства мужчину отпустили, взяв с него обещание по городу с ружьем больше не расхаживать.



Материал подготовлен под редакцией
Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России
Также за помощь в подготовке статьи «Русская планета» благодарит
Евгения Георгиевича Григорьева, Вячеслава Георгиевича Наумова
и Александра Михайловича Солдатова


Часть I читать тут
Часть II читать тут
Часть III читать тут
Часть V читать тут

Источник: РУССКАЯ ПЛАНЕТА



Tags: Россия, СССР, герои былых времен, история, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments