alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Герои былых времен: охрана Хрущева. Часть 1/IV


Никита Сергеевич Хрущев. Фото: etoretro.ru

Все ради мгновения, или Рождение «девятки». Часть I


Охрана Хрущева не смогла уберечь его только от отставки

9-е Управление КГБ: 1953–1964

Сразу же после смерти Иосифа Сталина в охране первых лиц государства да и вообще в структуре спецслужб Советского Союза произошли серьезные перемены. Охрана вождя была расформирована на следующий же день после его похорон.

Уже 5 марта 1953 года Лаврентий Берия объединил МГБ и МВД в одно министерство под названием МВД СССР и самолично его возглавил. 24 марта этого же года в министерстве был утвержден штат 9-го Управления.

Но уже 13 марта 1954 года, после смерти Берии, указом Президиума Верховного Совета при Совете министров СССР был создан Комитет государственной безопасности (КГБ). Таким образом, служба госбезопасности вновь была отделена от МВД. На 9-е Управление КГБ при Совете министров СССР (а в новой структуре всего их было 10) были возложены задачи по охране руководителей партии и правительства. Изменения не только затронули организационную структуру службы государственной охраны, но и, безусловно, сказались на самих условиях ее работы. Именно в этот период специалистами сталинского поколения чекистов были подготовлены уникальные приказы и инструкции, а также сформированы фундаментальные системные документы легендарной «девятки».

«Не велено туда ходить!»

В 50-е годы прошлого века главная кузница кадров для госбезопасности получила статус вуза — Высшей школы КГБ при Совете министров СССР. Это было не только престижно, но и необходимо. Заветы Дзержинского помнили и следовали им неукоснительно. Совершенствовалась система подбора и образования кадрового резерва, создавались все необходимые условия для подготовки грамотных специалистов. При этом обучение в Высшей школе проходили только офицеры, имеющие стаж практической работы в КГБ не менее трех лет. «Абитуриентов» с улицы не брали. Попасть в Высшую школу («вышку», как ее уважительно называли сами чекисты) можно было только по рекомендации руководства управлений и после утверждения кандидатуры партийной организацией, на учете в которой состоял кандидат на экзаменационную сессию.

Согласно давним чекистским традициям для обеспечения безопасности руководителя страны всегда отбирали самых лучших специалистов. Над этим работали и кадровые службы, и руководители подразделений на всех уровнях, выдвигая кандидатов, не единожды проверенных в практической работе. Одной из наиболее ярких личностей в истории охраны советских лидеров стал Михаил Петрович Солдатов (1926–1997). В течение долгих лет он работал в группах охраны Семена Михайловича Буденного, Никиты Сергеевича Хрущева и Леонида Ильича Брежнева. А на службу его благословил Иосиф Сталин. Но обо всем по порядку.

Вот что рассказал нам сын Михаила Петровича Александр Солдатов, майор КГБ в отставке, а ныне наставник Академии Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России:

«Отец окончил ремесленное училище и был направлен работать токарем на Московский электроламповый завод. Там его застала война. Он возглавил комсомольскую бригаду, которая выполняла военные заказы. Но этого ему было мало, он хотел большего и то ли в 1942, то ли в 1943 году поехал к своей тете в Ленинград, чтобы оттуда пойти на фронт. Приехал. Тетя его встретила, быстро надавала тумаков, напоила-накормила и… отправила назад. Когда отец вернулся, его встретил начальник цеха и сказал: "Миша, что будем делать-то? Или я сообщу "наверх", и тогда ты сам знаешь, что тебя ждет. Или давай план перевыполняй". Отцу долго думать не пришлось: "Буду перевыполнять план".

Работали они в то время, как и многие, в три смены. Наверное, с того времени, когда папа, будучи еще совсем мальчишкой, брал на себя серьезные обязательства, и начал формироваться его характер. Тогда такие пацаны были маленькими героями трудового, но все же фронта. На таких обращали особое внимание. Поэтому уже после войны он оказался в числе комсомольцев, которым поступило предложение пойти работать в органы госбезопасности, в то время МГБ. Естественно, комсомолец на такое предложение ответил: "Есть!". Прошел чекистскую школу молодого бойца, был зачислен в соответствующее подразделение. Все как у всех. Службу нес добросовестно, что называется, "как учили", и однажды по указанию руководства оказался на госдаче Семена Михайловича Буденного, чтобы подменить заболевшего сотрудника.

На месте начальник охраны сказал ему: "Вот тебе участок поста, без моей команды никого не впускать и не выпускать". Просто и понятно. Никого — значит никого! Понимаете, охрана — это такое подразделение, где каждый четко выполняет свои обязанности и поставленные перед ним задачи. Это и называется чекистская школа.

Вот так это понимал мой отец. Его не попросили, ему именно приказали — чтобы вот по этой конкретной тропинке никто не прошел. Остальное его не касается. При этом начальник доводит до его сведения: туда могу пройти только я и те люди, которых я проведу с собой. Что же тут непонятного?

Вот такое простое с виду задание, у нас это называется "держать периметр".

С этого начинали все. Кто "держал периметр", кто держал "тропинки", "участки трассы", кто "осуществлял допуск в государственные учреждения". Школа была устроена так, что каждый без исключения молодой сотрудник сам начинал выполнять свое первое задание, а потом постепенно к нему приходило понимание того, что такое режим, дисциплина, что еще от него требуется, помимо "пускать — не пускать", и так далее по мере накопления опыта. Старшие всегда следили, но не всегда вовремя подсказывали. Не детский сад. Одним словом, молодежь растет на постах. А посты меняются и по годам, и по опыту. Можно было и всю жизнь на одном посту проработать…

И вот, когда отец "держал периметр", легендарный командарм Семен Буденный решил прогуляться по любимой тропинке и неожиданно встретил нового молодого сотрудника. Отец мне потом рассказывал: "Такое лицо знакомое, как родной. А кто такой — не знаю. Говорю: "Не велено туда ходить".

— Как не велено?

— Не велено. Начальник охраны сказал, что нельзя.

— А если я здесь начальник?

— У меня здесь только один начальник.

— Ну ладно...

Потом, конечно, начальник прибежал и приказал пропустить Буденного. А тот ему и говорит: "Слушай, пацан у тебя какой хороший, даже меня не испугался". Шло время, сотрудник, которого отец подменял, выздоровел и вернулся обратно в подразделение, и сменщика, по идее, пора было откомандировать обратно. Об этом стало известно Буденному, и он, видимо, хорошо помня курьез "с одним начальником", сказал: "Слушай, это хороший парень, правильно выполняет свои обязанности, дисциплинированный, надо бы оставить". Так отец и попал в группу личной охраны Семена Михайловича Буденного».


Случилось так, что молодой Михаил Солдатов получил «профессиональное благословение» от самого Сталина. Вот эта легендарная история из архива НАСТ России, которая передавалась в коридорах «девятки» из поколения в поколение:

«Молодой лейтенант Михаил Солдатов впервые дежурил возле спецподъезда первого корпуса Кремля, лестницы которого вели в главный кабинет страны. Это очень серьезная работа, и, конечно, к ней готовили офицеров, но все и всегда происходит в первый раз.

К зданию, как обычно, подъехал хорошо известный автомобиль. Из машины вышли Буденный со Сталиным. Выездная охрана оставалась там, где ей и положено было находиться. Однако вместо того, чтобы сразу пройти в здание, Иосиф Виссарионович неожиданно обратился к молодому офицеру, встречавшего его наверху у двери. Отдавая честь на посту при проходе генералиссимуса, Михаил Солдатов, "как учили", буквально застыл, не забыв при этом четко прилепить руку к фуражке. Что-то в этом эпизоде Сталину показалось необычным, и генералиссимус, глядя прямо в глаза отдававшему ему честь офицеру, вкрадчиво, как он умел, спросил:

— Как ваша фамилия, товарищ лейтенант?

Что делать? Казалось бы, нет ничего проще, чем ответить на простой вопрос, тем более что он обязан это сделать. Но Солдатов... молчал. Сам "отец народов" смотрит на него в упор и ждет ответа, а лейтенант не может вымолвить ни слова! Так, по утверждению офицеров выездной охраны дежурной смены Сталина, продолжалось с полминуты. Пауза явно затягивалась, и ситуация с каждым моментом становилась неопределеннее. В театре это называется немая сцена. Наконец Сталин смилостивился.

— Ну, не будем смущать товарища лейтенанта, — сказал он Буденному и, полуобняв маршала, сам вошел в заранее открытые двери.

Однако молчание молодого офицера, видимо, никак не давало покоя вождю. Когда Сталин, уезжая, проходил через подъезд, он вновь обратился к Солдатову:

— Все же, товарищ лейтенант, как же вас зовут?

— Солдатов Михаил.

— У вас прекрасная русская фамилия. Не стесняйтесь. Я уверен, что у вас со службой все сложится хорошо.

И действительно, Сталин как в воду глядел. Михаил Петрович Солдатов уже в 30 лет стал майором КГБ, и ему с 1956 года доверили должность в группе охраны, которая работала с руководителем страны Никитой Сергеевичем Хрущевым».

«Здесь очень пригодился опыт, который отец приобрел в работе с Буденным, — говорит Александр Солдатов. — Папа знал, как готовятся выезды, как организовывается сопровождение, как распределяются задания и функции между сотрудниками, кто за что отвечает и т.д. Он был от природы наделен удивительным чувством ответственности и аккуратности по отношению к своим обязанностям».


======
Материал подготовлен под совместной редакцией Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России и Ассоциации ветеранов и сотрудников служб безопасности.

За содействие в подготовке публикации «Русская планета» также благодарит Вячеслава Георгиевича Наумова и Александра Михайловича Солдатова

=======

Часть 2 читать тут
Часть 3 читать тут
Часть 4 читать тут



Источник: РУССКАЯ ПЛАНЕТА



Tags: СССР, герои былых времен, история, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments