alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Герои былых времен: охрана Брежнева. Часть 3/IV


Визит Саддама Хусейна в СССР. Фото: Imperial War Museum

Он защищал свою охрану. Часть III


Никто из советских лидеров не ценил телохранителей так, как Леонид Брежнев

9-е Управление КГБ: 1964–1982

Пистолет Саддама Хусейна

Продолжая следовать логике преемственности в «девятке», заметим, что в то время Вячеслав Георгиевич Наумов работал в 3-й оперативной группе 18-го отделения, командиром которой был Михаил Петрович Солдатов. Из-за одной давней истории Михаил Петрович нажил себе опаснейшего врага в лице председателя КГБ Владимира Семичастного. Представьте себе ранг и последствия… И после отстранения Никиты Хрущева от власти попал в жесткую опалу, но его профессиональные навыки в управлении не забыли. Пришло время вернуться в отдел.

«Отца перевели в другое подразделение — комендатуру (обеспечение охраны госдач), — вспоминает Александр Солдатов, сын Михаила Петровича, майор КГБ в отставке, член НАСТ России. — Это все равно что главврача главной больницы города перевести младшей медсестрой в сельскую больницу. Для отца это был большой удар, но майорские звезды ему все же оставили. Через какое-то время туда приехал один его давний знакомый, крупный руководитель в чине генерала. Он узнал отца и спросил: "Ты что здесь делаешь?!" Отец все рассказал. "А если придется вернуться в свое подразделение с большим понижением, пойдешь?» Отец был согласен хоть на рядового. Его действительно вернули в подразделение личной охраны с понижением: майора поставили на лейтенантскую должность.

В майорах отец проходил 20 лет, но в конце концов дождался заслуженного повышения. В одной из командировок он встретился с Александром Рябенко. Тот решил похлопотать за отца и как-то спросил Брежнева: "Вы Мишу-цыгана помните, который у Хрущева был? Опыт у него богатейший". Это Хрущев отца Цыганом прозвал: тот был чернявый, волосы волнистые, "Очи черные" пел… А у Брежнева поездка в Ливадию намечалась, на госдачу. Вот Рябенко и предложил, чтобы Солдатов поехал первым на подготовку. Отцу дали задание, он привел все в порядок на даче. После этого начались командировки с Брежневым по всему Союзу, а чаще всего в Ялту.

Были и загранпоездки, например очень серьезная стратегическая командировка в Индию. Отец туда поехал за две недели. Нужно было переписать весь протокол, переработать всю систему организации встреч. Изначально планировалось, например, что Брежнева будет встречать почетный караул — молодцы с секирами наголо. Эти секиры встревожили отца, и он договорился с индийской стороной о том, чтобы заменять вооруженный караул девушками в национальной одежде и с гирляндами. Брежнев остался очень доволен, после поездки лично пригласил отца, поблагодарил его за прекрасную организацию визита и наградил званием подполковника. Отец это очень ценил. Вот, говорил, майора мне Хрущев дал, а подполковника — Брежнев».


Благодаря своему совершенно уникальному подходу к выполнению заданий Михаила Солдатова привлекали к работе не только с Леонидом Ильичом. Именно ему в большей степени, нежели другим достойным офицерам отдела, доверяли работу с главами иностранных делегаций. Особенно примечательна история его отношений (не более и не менее) с тогда еще молодым иракским политиком Саддамом Хусейном. Уже во время первого визита Хусейна в Москву между ними возникло взаимное доверие. Вскоре гость из Ирака вновь прилетел в СССР, и вновь с ним работал Михаил Солдатов.

«Когда Хусейн улетал, на прощание он подарил отцу дорогие золотые часы, — вспоминает Александр Солдатов. — А в то время сотрудникам охраны запрещали принимать дорогие подарки. И отцу сказали: надо, мол, эти часы сдать. Но нашлись умные люди, которые возразили, что Хусейн может снова прилететь в любой момент, и если увидит, что Солдатов не носит его подарок, — обида будет большая. Решено было: "Солдатову часы оставить". Через пару месяцев отец встречает Хусейна у трапа, и тот действительно первым делом спрашивает: "Сколько времени в Москве?" Отец часы достает, показывает. Все в порядке».

Абсолютно точно известно, что 1 февраля 1977 года, когда Саддам Хуссейн по приглашению ЦК КПСС прилетел в Москву, он отказался выйти из самолета, так как… его не встречал офицер КГБ СССР Михаил Солдатов. Мидовские переводчики перевели вопрос Хусейна буквально как: «Где Миша?». А у «Миши» был законный выходной, в который, как говорят в народе, он имел полное право расслабиться. Каково же было удивление руководства управления, когда высокий гость сказал, что без «Миши» он из самолета не выйдет! Характер Саддама был уже хорошо известен, и поэтому за ничего не подозревающим «Мишей» буквально вылетела оперативная машина. Как рассказывали офицеры из того примечательного наряда во Внуково-2, иракский лидер сидел в самолете около полутора часов… Доставленный к трапу Солдатов был немедленно прикреплен к высокому гостю.

Но это еще не вся история визита Хусейна в СССР в феврале 1977 года. На следующий день после его прилета программой было предусмотрено время «для возможных встреч и бесед». Вот это время Леонид Ильич и выбрал, чтобы побеседовать с арабским другом с глазу на глаз.

А реальной проблемой «девятки» на этом визите стало… личное оружие дорогого для СССР друга. Саддам, не видя в этом ничего экстраординарного, привез с собой боевой пистолет и демонстративно никогда с ним не расставался, о чем руководство «девятки» было незамедлительно проинформировано. Александр Яковлевич прекрасно знал изобретательность и способность Михаила Петровича Солдатова к нестандартным, но крайне эффективным оперативным решениям. Поэтому утром Рябенко «вызвонил» прикрепленного Хусейна и на правах заместителя начальника 1-го отдела приказал (именно приказал, а не попросил) ему буквально «сделать все, что угодно, но не пустить Саддама к генеральному с этим пистолетом». Легко сказать, но как добиться того, чтобы гордый и вспыльчивый араб согласился оставить свое оружие?

Возможно, что план у Михаила Петровича созрел по дороге, а может быть, и у подъезда. Так или иначе, у дверей приемной генерального секретаря ЦК КПСС Михаил Солдатов через переводчика неожиданно спросил у своего ничего не подозревающего охраняемого:

— Саддам, ты офицер?

— Да, — ответил немного озадаченный Хусейн.

— Я тоже, — продолжил Михаил Петрович, — а ты мне доверяешь?

— Да, — ответил удивленный направлением беседы высокий гость.

— Вот видишь мой пистолет? Я его оставляю здесь. У Леонида Ильича тоже нет пистолета, и если ты мне веришь, то оставь свой рядом с моим, а то как-то невежливо получается…

С этими словами «Миша» решительно положил свой «Макаров» на стол дежурного по приемной. Со стороны Солдатова это был безумный риск. Но, по рассказам самого Михаила Петровича, Саддам оказался и в прямом, и в переносном смысле слова обезоружен. Не раздумывая, он вынул свой пистолет и положил его рядом.

Потом все 18-е отделение думало-гадало, а что бы делал Солдатов, если бы Саддам не согласился оставить свой пистолет? Но никто не решился задать этот вопрос самому Михаилу Петровичу. Все знали, что в ответ можно было получить направление по хорошо известному каждому русскому человеку адресу…


===============

Материал подготовлен под совместной редакцией Национальной ассоциации телохранителей (НАСТ) России и Ассоциации ветеранов и сотрудников служб безопасности.

За содействие в подготовке публикации «Русская планета» также благодарит Вячеслава Георгиевича Наумова, Владимира Викторовича Пещерского и Александра Михайловича Солдатова


===============


Часть 1/IV читать тут
Часть 2/IV читать тут
Часть 4/IV читать тут



Источник: РУССКАЯ ПЛАНЕТА



Tags: СССР, герои былых времен, история, спецслужбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments