alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Как такое вообще стало возможным?

Наткнулся на видеозапись телефонного разговора капитана Вильдяя с, как я понял, его женой. Капитан сейчас сидит в окружении где-то на южном фланге АТО. Судя по некоторым упомянутым деталям, вероятно в котле у Коминтерна, который донецкое ополчение последние трое суток не очень активно множит на ноль. Не сказать, чтобы он рассказывал что-то запредельное. Без кровавых подробностей. Без человеческих кишок прямо в камеру. В общем, обычная маленькая повесть из будней одиночного окопа в захлопнувшемся военном котле. Лето. Жара. Еды нет. Воды нет. Горючки нет. Снарядов почти нет. Есть патроны, но их мало. И еще меньше надежды на спасение. Командование не отзывается. Помощи нет и не будет. Прижаты к российской границе. Но Россия просто так больше к себе перебежчиков не принимает. Кранты.



Но меня поразило не содержание звонка, а реакция слушателей. Поразила трижды.

Во-первых, искреннее сопереживание. Близкий человек. Наш. Там. Его, их, бросили. Им тяжело. Они погибают. Ай-яй-яй, какой ужас! И ни одного слова, что они там вообще-то не на шашлыки с пивом в степь приехали. Пока они стреляли по донецким городам, пока держали оцепление, чтобы карательным батальонам было сподручнее бесчинствовать, добрых душевных и таких трогательно открытых мирных граждан Украины волновало лишь, чтобы их родные и близкие в армии кушали хорошо и на голой земле не спали. Кровь и страдания дончан в мире этих людей никак не существовали. Совсем. От слова вообще. А теперь в глазах изумление - как же так, почему их там бросили умирать, они же там страдают?! Я. Мне. Мое. У меня.

Во-вторых, резанула глаза какая-то подспудная готовность этих людей на врага кинуться и порвать. Только что они дружно слушали голос офицера в телефоне объединенные общим сопереживанием. Такие одинаково притихшие. Такие мирные. Но как только одной из этих добрых женщин показалось, что стоявший за кадром человек как-то не так лицом изменился, вроде бы даже ухмыльнулся, как сквозь женское лицо проступили черты агрессивного зомби. Ей только что-то показалось и стоящий рядом человек немедленно стал кандидатом во враги.

Но больше всего поразила общая примитивность и ограниченность мышления, его местечковая фрагментарность что ли. Полное отсутствие какой-то целостной картины мира. На сколько я понял, съемка велась в каком-то присутственном месте, имеющем отношение к министерству обороны Украины. Эти женщины пришли "с министром обороны поговорить". О чем? О прекращении войны? Нет. Максимум - о вытаскивании "от туда" конкретного отдельного человека. Максимум "этих мальчиков". И все.

А государство может продолжать творить, что ему вздумается. Воевать. Убивать. Да хоть газовые камеры в концлагерях строить. Им до того какое дело?!
Tags: Украина, гражданская война на Украине, гражданское общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments