alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Россия в мировой экономике: о различиях в производительности труда и их причинах



Неплохая подборка статистики по сравнению российских показателей с остальными странами. Не лишена некоторой либеральной тенденциозности конечно. Например, полагаю, нет особого смысла сравнивать показатель корпоративной капитализации в виду изначальной спекулятивности его природы. Однако в целом, для общего кругозора цифры интересные.

Причем, как сами по себе, так и для понимания реального масштаба нашей экономики в мире. Ибо в последнее время слишком часто стали появляться заявления на тему - мы против Америки. Да, мы вынуждены противостоять США. Игра идет жесткая, без всяких скидок. Но при этом все же не стоит забывать, что ВВП РФ составляет всего чуть более 2 трлн. долл, а ВВП США превышает 17 трлн.

"Крупнейшая российская химическая компания "Сибур Холдинг" имеет оборот около 5 млрд долл., примерно в восемь раз уступая по этому показателю cаудовской SABIC и в два раза - японской "Shin-Etsu Chemical", занимающей двадцатую строчку среди мировых производителей. Остальные крупные российские компании, такие как "Уралкалий", в свою очередь, в два-три раза отстают от "Сибура" по объемам оборота."

Об этом следует помнить всем, кто любит поругать правительство за "недостаточно эффективное управление страной", за то, что курсы рубля не слишком стабильны или за то, что Россия не слишком явно и безоговорочно демонстрирует свое безоговорочное лидерство в мире. Да и ура-патриотам, требующим вот буквально завтра утром объявить США "решительный и бескомпромиссный бой" об этом стоит помнить тоже.

Словом, цифр много, картинок нет совсем, но почитать таки советую.


Россия в мировой экономике: о различиях в производительности труда и их причинах


Кондратьев Владимир Борисович – профессор,
руководитель Центра промышленных и инвестиционных исследований ИМЭМО РАН,
доктор экономических наук.



По уровню производительности труда Россия пока еще опережает крупнейшие развивающиеся страны, но значительно отстает от ведущих развитых стран. При этом все страны БРИКС опережают ее по сводному индексу конкурентоспособности, эффективности товарных и финансовых рынков и, особенно, по уровню эффективности бизнеса. В российской структуре хозяйства практически не представлены инновационные сектора и гипертрофирована доля оптовой и розничной торговли. Почему сложилась такая ситуация и как из нее выйти?

«Хочешь под землю – бери собвей,
на небо – бери элевейтер…
Налево посмотришь – мамочка мать!
Направо – мать моя мамочка!
Есть что поглядеть московской братве».

Владимир Маяковский.
«Бродвей» (1925 г.)




Методические подходы

Конечно, многое изменилось в России с тех пор, когда знаменитый поэт был поражен видом Нью-Йорка и Америкой. Появились и метро и эскалаторы. Однако остались существенные различия и в уровне жизни, и в эффективности и производительности труда.

Прежде всего необходимо определиться с методическими подходами и уровнями анализа. Такими уровнями по вертикали могут выступать: макроэкономический, отраслевой, корпоративный и региональный. Горизонтальный срез анализа включает в себя важнейшие факторы динамики производительности труда: труд, капитал и технический прогресс. В идеале сочетание вертикального и горизонтального подходов может дать комплексную оценку состояния и динамики важного (но не единственного!) показателя эффективности экономического развития.

Например, на макроэкономическом уровне необходимо учитывать сочетание производительности труда и конкурентоспособности, которые могут быть различны в разных странах. На отраслевом уровне нужно учитывать, что производительность и ее факторы могут существенно различаться как в одной и той же стране в разных отраслях, так и в разных странах в одной и той же отрасли. На корпоративном уровне существуют значительные различия в производительности компаний одной и той же отрасли в разных странах, компаний с разной формой собственности в одной и той же стране, компаний разной величины в одной и той же отрасли. На региональном уровне очевидно, скажем, что производительность в сельском хозяйстве Архангельской области и Краснодарского края будет также различна.

Анализ межстрановых уровней производительности труда свидетельствует, что Россия отстает по этому показателю от всех ведущих развитых стран (от США ‒ в 3,6 раза, от Японии – в 2,7 раза, от Германии – в 2,6 раза), но опережает крупнейшие развивающиеся страны мира: Бразилию – в 1,3 раза, Китай – в 1,9 раза, Индию – в 2,5 раза (табл. 1).

Таблица 1. Производительность труда в крупнейших странах мира в 2006 г.* (ВВП на одного занятого в хозяйстве страны, тыс. долл.)



США

Япония

Германия

Китай

Индия

Бразилия

Россия
88,0 64,0 63,8 12,8 9,5 18,0 24,1


* Здесь и далее 2006 г. год взят за основу расчетов, поскольку последующие события, связанные с финансово-экономическим кризисом, исказили картину межстрановых сопоставлений.

Источник: В. Кондратьев, Ю. Куренков. Проблемы повышения эффективности российской экономики. МЭиМО, № 12, 2008 г.

Таким образом, среди крупнейших экономик мира Россия является самой богатой среди бедных и самой бедной среди богатых. Но возникает вопрос: можно ли при низкой производительности отличаться относительно высокой конкурентоспособностью? Оказывается, можно. Отставая от России по уровню производительности труда, страны БРИКС опережают ее по сводном индексу конкурентоспособности (табл. 2).

Таблица 2. Сравнительные показатели глобальной конкурентоспособности стран БРИКС




Китай

Южная Африка

Бразилия

Индия

Россия
Сводный индекс конкурентоспособности 26 50 53 56 66
в том числе:
Институты 26 46 77 69 128
Инфраструктура 41 62 64 89 48
Макроэкономическая среда 14 55 115 105 44
Здравоохранение и начальное образование 71 131 87 101 68
Высшее образование и обучение 58 73 57 87 52
Эффективность товарных рынков 45 32 113 70 128
Эффективность рынка труда 36 95 83 81 65
Эффективность финансовых рынков 48 4 43 21 127
Технологическая готовность 77 76 54 93 68
Размер рынка 2 25 10 3 8
Эффективность бизнеса 37 38 31 43 114
Инновации 29 41 44 38 71


Рассчитано по: The Global Competitiveness Report 2011-2012, World Economic Forum. Geneva Switzerland, 2011.

Из таблицы видно, что Россия отстает от этих стран по эффективности товарных и финансовых рынков (свидетельствующей о развитости рыночных отношений) и, особенно, по уровню эффективности бизнеса. В свою очередь, эффективность бизнеса складывается из двух компонентов – качества предпринимательских сетей и качества корпоративной стратегии. Качество предпринимательских сетей характеризуется качеством поставщиков и эффективностью их взаимодействия, что определяет возможности для технологических и продуктовых инвестиций, а качество корпоративной стратегии проявляется в возможностях управления брендами, маркетингом, техническим прогрессом, производством уникальных товаров и услуг.

Этот (на первый взгляд) парадокс заставляет опускаться на отраслевой и корпоративный уровни анализа, где факторы динамики производительности проявляют себя наиболее выпукло.

Отраслевой и корпоративный уровни

Отраслевая структура экономики оказывает существенное влияние на общую производительность, поскольку в разных отраслях существует разная производительность труда (табл. 3).

Таблица 3. Уровень производительности труда в отдельных отраслях экономики ведущих стран мира в 2006 г. (Условно-чистая продукция на одного занятого в хозяйстве страны, тыс. долл.)



Отрасль

США

Япония

Германия

Китай

Индия

Бразилия

Россия
Сельское хозяйство 55,0 24,6 25,6 3,3 3,3 8,8 10,4
Промышленность 97,3 65,9 62,5 23,2 13,7 24,5 41,2
Сфера услуг 85,8 64,0 60,5 14,8 20,3 18,0 22,7


Источник: В. Кондратьев, Ю. Куренков. Проблемы повышения эффективности российской экономики. МЭиМО, № 12, 2008 г.

Наиболее высока она в промышленности; в сфере услуг ‒ ниже (в Китае, и России ‒ почти в два раза), а в сельском хозяйстве в России ниже в 4 раза, в Китае ‒ в 7 раз. Соответственно, в странах с относительно большим удельным весом низкопроизводительных отраслей производительность труда на макроуровне также ниже.

Анализ более дробной отраслевой структуры экономики показывает, что по весу обрабатывающей промышленности в экономике наша страна не является аутсайдером среди мировых лидеров. Доля обрабатывающей промышленности в ВВП России (14,4%) выше, чем во всех других странах (включая США с 13,1%), кроме Китая (табл. 4).

Таблица 4. Структура экономики ряда стран мира в постоянных ценах, % от ВВП (2011‒2012 гг.)



Страна

Сельское хозяйство

Обр-я пром-сть

Доб-я пром-сть

Торговля

Финансовый сектор

Здравоохр., образование, социальные услуги

Прочие, *
Норвегия 1,6 8,0 19,0 14,1 11,0 ** 46,3
Австралия 2,0 7,1 12,2 15,9 19,1 ** 42,3
США 0,9 13,1 1,7 14,7 33,3 16,2 20,1
Индия 16,7 14,0 0,3 15,8 15,8 7,5 30,1
Канада 2,0 11,5 3,9 3,9 25,9 13,6 29,7
Бразилия 4,9 13,0 2,7 17,3 13,4 10,7 38,0
Китай 10,0 31,8 5,8 11,1 11,1 15,6 12,7
Россия 3,6 14,4 8,2 19,1 14,6 6,2 33,9


* Коммунальное хозяйство, транспорт, связь, государственные услуги и т.п.

**Включены в прочие.

Рассчитано по National Accounts Statistics: Main Aggregates and detailed Tables, 2012, United Nations, New York 2013.

Относительная роль добывающей промышленности в нашей экономике по сравнению с другими крупными странами также не является гипертрофированной (8,2%). По этому показателю Россия существенно уступает таким ведущим «горнодобывающим» странам, как Австралия (12,2%) и Норвегия (19,0%).

Когда позволяют условия, развитые страны не гнушаются вкладывать большие средства в разработку природных ресурсов, если это идет на благо всей экономики. Например, за последние пять лет добыча сланцевого газа в США увеличилась в четыре с половиной раза и достигла трети совокупной добычи природного газа в стране. Превращение США в крупного экспортера углеводородов и новый виток индустриализации, основанный на развитии нефтехимии и модернизации национальной энергетики, – это для России серьезный повод задуматься.

Явно же гипертрофированной у нас оказывается сфера розничной и оптовой торговли. Ее доля в ВВП России составляет почти 20%. Это больше, чем у крупных развитых и развивающихся стран, включая наиболее «постиндустриальные», такие как США. Еще в 1990-х годах Григорий Явлинский сравнивал российскую экономику с длинной очередью к торговому ларьку, где те, кто уже приобрел товар, перепродавали его тем, кто находился в конце очереди. Похоже, что с тех пор мало что изменилось.

Зато сектор социальных услуг, включая здравоохранение и образование (6,2%), – самый отсталый в российской экономике. По этому показателю Россия уступает даже Индии (7,5%) не говоря уж о Бразилии (10,7%) и развитых странах.

В России торговля и банковский сектор являются наиболее динамичными отраслями сферы услуг. Объем розничной торговли за 1999‒2011 гг. увеличился в стране в 6 раз, с 73 до 450 млрд долларов. Занятость в этом секторе выросла на 140% и составляет в настоящее время около 7 млн чел. [1] После того как в 1999 г. рынок был открыт для иностранных компаний, в Россию пришли многие транснациональные корпорации, создавшие свои торговые сети и магазины больших форматов. За это время производительность труда в торговле выросла с 15 до 31% от уровня США. Это произошло прежде всего за счет вытеснения с рынка традиционных форм торговли: открытых рынков, павильонов и киосков, но особенно – небольших местных магазинов. Их удельный вес в общих объемах розничной торговли снизился с 53 до 24%. При этом значительно выросла доля современных торговых форматов (гипермаркетов, супермаркетов и дискаунтеров). В 2010 г. на них приходилась почти половина всей российской розничной торговли (в 2001 г. ‒ только 8%).

Производительность труда в таких современных торговых комплексах примерно в три раза выше по сравнению с традиционными. В то же время в целом по показателям эффективности российская сфера розничной торговли все еще значительно уступает торговой системе не только США, но и других развитых стран (рис. 1). Причина ‒ как в недостаточной степени распространения новых форм торговли, так и в том, что в самих крупных торговых комплексах производительность труда существенно ниже, чем за рубежом.

Рис 1. Уровень производительности труда в торговле разных стран, США – 100%


Источник: Rosstat, Euromonitor, McKinsey Global Institute.

Несмотря на значительный рост в России в последние годы современных форм торговли, их доля существенно ниже, чем в США и многих европейских странах. В России на них приходится в настоящее время не более 35% всего торгового оборота, в то время как во Франции – 82%, а в Германии – 86%. В этом секторе у нас занято всего 11% всей рабочей силы, зарегистрированной в розничной торговле, в то время как в Германии этот показатель составляет 81%, а в США – 92% (рис. 2).

В современных российских супермаркетах в расчете на квадратный метр торговых площадей занято примерно в три раза больше сотрудников, чем в США. Причем это соотношение характерно для всех типов современных форм торговли, не исключая и торговые центры зарубежных компаний.

Рис 2. Удельный вес традиционных и современных форматов торговли в разных странах, % от всех занятых в торговле



1 – Россия, 2 – Польша, 3 – Франция, 4 ‒ Германия, 5 – США.

Источник: Rosstat, Euromonitor, national statistical bureaus, EHI Retail Institute, US Bureau of Economic Analysis, McKinsey Global Institute.

Кроме того, из-за отсутствия единых стандартов торговых комплексов в России не существует единых норм занятости. Уровень занятости в торговых центрах может существенно различаться даже в рамках одной торговой сети.

Еще более удручающая ситуация наблюдается в других крупных секторах российской сферы услуг – банковском и финансовом, которые, казалось бы, являются «лицом» рыночной экономики.

В последние годы российский банковский сектор был наиболее быстрорастущим в мире. Доходы банковского сектора в 2000‒2012 гг. росли ежегодно на 60%, в то время как в странах Восточной Европы – на 28%, а в Западной Европе ‒ на 7% (рис. 3).

Рис 3. Ежегодный прирост доходов банковского сектора в России и других регионах мира в 2000‒2012 гг., %



Источник: McKinsey Global Institute.

Несмотря на столь внушительные на первый взгляд цифры, российский банковский сектор остается недостаточно развитым для масштабов российской экономики. На Россию приходится лишь 1,2% мирового финансового капитала, а «финансовая глубина» экономики, рассчитанная как стоимость финансовых активов к ВНП, существенно ниже, чем в странах Европейского союза. Еще более заметным является отставание России в проникновении на рынок основных банковских продуктов. Так, у нас доля кредитов в 2,5 раза, депозитов в 4 раза, а ипотеки в 23 раза меньше, чем в Западной Европе [2].

Однако наиболее удручающим остается уровень производительности труда в российском банковском секторе: он составляет всего 11% от соответствующего показателя США. В Швеции этот показатель в 12 раз выше российского и даже в Польше превышает его вдвое. Эффективность исключительно низка по всем направлениям банковской деятельности: она колеблется от 4% к уровню Швеции в операциях с кредитами до 13% в платежных операциях (рис. 4 и 5).

Рис 4. Производительность труда в платежных операциях, тыс. операций в год на одного занятого



Источник: McKinsey Global Institute.

Одной из важнейших причин низкой эффективности российской банковской системы является преобладание ручных операций в отделениях банков и недостаточная доля электронных платежей. В России автоматизирована лишь треть всех банковских операций, тогда как в США этот показатель составляет около 70%, а в Голландии – 90%. Неавтоматизированные операции требуют примерно в 12 раз больше трудовых затрат по сравнению с электронными.

Рис. 5. Производительность труда в кредитных операциях, млн долл. на одного занятого



Источник: McKinsey Global Institute.

Кроме того, большие резервы кроются в процессе дальнейшей банковской консолидации. Большинство банков слишком малы, чтобы использовать экономию от масштабов производства и совершенствовать свои информационно-коммуникационные платформы, функции бэкофиса, возможности аутсорсинга и ознакомления клиентов с новыми банковскими продуктами и операциями.

Если обратиться к российской химической промышленности, здесь существенным тормозом развития является отсутствие крупных эффективных компаний, способных на равных конкурировать с ведущими глобальными игроками. Так, крупнейшая российская химическая компания «Сибур Холдинг» имеет оборот около 5 млрд долл., примерно в восемь раз уступая по этому показателю cаудовской SABIC и в два раза – японской «Shin-Etsu Chemical», занимающей двадцатую строчку среди мировых производителей. Остальные крупные российские компании, такие как «Уралкалий», в свою очередь, в два–три раза отстают от «Сибура» по объемам оборота. Кроме того, в компании «Сибур» занято почти в два раза больше работников, чем в SABIC. Иными словами, по уровню производительности труда российские химические компании вообще не сопоставимы с мировыми лидерами (табл. 5).

Таблица 5. Основные показатели деятельности химических компаний SABIC и «Сибур Холдинг»



Компании

Оборот, млрд. долл.

Число занятых, тыс. чел.

Производительность труда, тыс. долл./чел.
SABIC (Саудовская Аравия) 42,4 31 1360
Сибур Холдинг (Россия) 5,3 53 100
Уралкалий (Россия) 3,0 20 150


Рассчитано по данным годовых отчетов компаний; FT Global 500 2014 by sector.

Второй по значимости (после нефти и газа) сектор российской экономики ‒ металлургия. Несмотря на то, что за плечами лидеров российского металлургического рынка миллиарды долларов инвестиций в основной капитал, они пока отстают по части нового строительства, вкладывая деньги преимущественно в модернизацию старых советских заводов. По сравнению с 1980‒1990 гг. ввод новых мощностей в металлургии уменьшился в 4 раза (рис. 6).

Рис. 6. Ввод в действие новых мощностей в российской металлургии, млн т в год



Рассчитано по: Российский статистический ежегодник 2013. М., 2013.

В связи с этим Россия все еще значительно отстает от развитых стран мира (а теперь и от Китая) в использовании новейших технологий непрерывной разливки стали (табл. 6).

Продолжение читать тут



Tags: Индия, Китай, Россия, США, анализ, глобализация, комментарий, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments