alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Финансовая система Украины: на пути от «СС» к «D», часть 2/II




Автор: Андрей Ваджра



Начало читать тут

Инфляция

Как известно, инфляция – это длительное и устойчивое повышение уровня цен на все товары и услуги в стране вследствие уменьшения стоимости национальной валюты, когда на одинаковую денежную сумму с течением времени можно купить меньший объём товаров и услуг.

Для измерения уровня инфляции применяется т.н. индекс инфляции (или индекс потребительских цен) – показатель, который характеризует изменения общего уровня цен на товары и услуги, приобретаемые населением для непроизводственного потребления.

Индекс потребительских цен – это отношение всей потребительской корзины базового года, которая оценивается в ценах текущего года, к потребительской корзине за базовый год, оцениваемой в ценах базового года.

Рост потребительских цен на Украине в 2014 году официально составил 24,9%, что стало самым высоким показателем с 2000-го. В кризисный 2008 год, когда доллар подорожал более чем в полтора раза, уровень инфляции составил 22,3%. В 2013 году инфляция составила всего 0,5%.

Однако необходимо учитывать, что официальный индекс инфляции за 2014 год выглядит не просто сомнительно, но и достаточно смешно. Дело в том, что при 50% падении производства и 300% девальвации гривны, инфляция в 25% – приятная, но забавная сказка. Похоже на то, что официальная украинская статистика занижает индекс инфляции, дабы не нервировать лишний раз и без того нервных от непрерывного повышения цен и падения уровня жизни граждан.

Исходя из того скачка цен на продукты первой необходимости и услуги, реальная инфляция в стране (с февраля 2014 по февраль 2015) давно вышла за рамки 100 %. Подобный инфляционный рост выглядит более реалистично для любого украинского гражданина, который способен сравнить ту сумму, которую он тратил каждый месяц на одни и те же товары в начале 2014 года, и в начале нынешнего.

Аналогичная позиция относительно инфляции на Украине и у западных экспертов. Так, например, по мнению профессора американского университета Джона Хопкинса Стива Ханке, реальная годовая инфляция на Украине достигла 272 % (!). Об этом в своём блоге на сайте газеты The Washington Post сообщил Мэтт О’Брайен [6].

«Гиперинфляция всегда и везде является политическим явлением. Она случается после войн и революций, когда правительства вынуждены печатать нужные им деньги, поскольку уже нечего облагать налогом — и именно это произошло в Украине» – подчеркнул О’Брайен.

«На смену партийным боссам пришли олигархи, но коррупция и неэффективность остались теми же, а доля теневой экономики, по оценкам МВФ, составляет в Украине 50% ВВП. И теперь из-за войны с Россией – своим крупнейшим торговым партнером – Украина теряет те крохи, которые ещё оставались», – написал О’Брайен.

Сам же профессор Стив Ханке, на которого ссылается О’Брайен, относительно инфляции на Украине сообщил следующее: «чтобы подсчитать реальный инфляционный уровень на Украине, требуется всего лишь применить проверенную временем экономическую теорию. К настоящему моменту, на чёрном рынке курс UAH/USD находится на отметке 33,78. Если взять в расчёт этот показатель, который был рассчитан в институтах Джонса Хопкинса и Катона на основе данных за 2014 год, я оцениваю текущий годовой уровень инфляции в 272 процента и ежемесячный инфляционный уровень 64,5 процента» [7].

Почему уровень инфляции на Украине значительно выше официального и почему он обречён в дальнейшем непрерывно расти?

Во-первых, это связано с тем, что, вследствие падения производства и порождённого им падения налоговых поступлений в бюджет, украинское правительство, чтобы закрыть бюджетные дыры, вынуждено проводить масштабную эмиссию гривны. Это, кстати, прежде всего, воочию видят бюджетники, получающие сейчас зарплату исключительно новенькими купюрами НБУ. «Станок» давно включён и непрерывно печатает украинские «фантики». Это увеличивает в обращении гривневую массу и тем самым обесценивает украинскую валюту, так как в связи с падением производства она не подкреплена произведённым продуктом.

Во-вторых, падение производства при увеличении денежной массы автоматически ведёт к росту цен на производимые товары и услуги, так как денег становится больше, а произведённых товаров и услуг меньше.

В-третьих, аналогичная ситуация сложилась и в разваливающейся банковской системе Украины, которую правительство пытается поддержать эмиссионными вливаниями. В банки, оказавшиеся на грани банкротства, закачиваются напечатанные НБУ огромные денежные суммы.

В-четвёртых, рост инфляции в Украине непосредственно связан с девальвацией гривны.

Прежде всего, это обусловлено тем, что подавляющая часть таких основных энергоносителей, как газ, уголь и бензин, импортного происхождения. К ним стоит теперь добавить ещё и значительный объём покупаемой у России электроэнергии. То есть, иначе говоря, все энергоносители Украины покупает за доллары/евро, а это, в свою очередь, означает, что внутри страны их стоимость напрямую зависит от стоимости/курса иностранной валюты. И если её стоимость растёт, то автоматически растут и цены в гривне на энергоносители и произведённую с их помощью продукцию, тем самым увеличивая её стоимость.

Кроме этого, с учётом того, что от 80% до 90% товаров широкого потребления на украинском рынке имеют импортное происхождение (о чём в ноябре 2012 года сообщил экс-министр экономики Анатолий Кинах, и о чём свидетельствуют штрих-коды товаров в украинских супермаркетах), рост курса доллара/евро внутри Украины будет автоматически поднимать цены на эти товары, уменьшая стоимость гривны и раскручивая инфляцию.

Потребительский рынок Украины, чьё производство стремительно сокращается, – заложник импорта, а значит и заложник доллара, от курса которого зависят цены на импортируемый в страну товар.

И если от части импорта в связи с возникшей катастрофической финансовой ситуацией Украина сможет отказаться (что она сейчас и делает, т.к. в 2014 году импорт упал на 25%), то от жизненно необходимых товаров ей отказаться не удастся. А это даст дополнительный толчок к дальнейшему раскручиванию в стране инфляции.

Состояние банковской системы

На данный момент банковская система Украины находится в активной фазе своего распада. По данным НБУ, количество убыточных банков в 2014 г. выросло в 2,6 раза.

Так, по итогам 2013 года на Украине было 20 убыточных банков, а по итогам 2014-го – 52. Общий убыток банков составил в прошлом году 52 млрд. 476 млн. грн. Более 60,8% общей суммы убытков понесла группа крупных украинских банков. Из 16 финучреждений этой группы убыточными стали 11. Крупнейшие убытки зафиксированы у неплатежеспособного «ВиЭйБи Банка» (10,055 млрд. грн.) и государственных «Ощадбанка» (8,564 млрд. грн.) и «Укрэксимбанка» (9,806 млрд. грн.).

При этом количество действующих банков сократилось на 12% (на 22 финучреждения). Неплатежеспособными в 2014 году были признаны 33 банка, а за январь-февраль 2015 – ещё семь.

В начале марта, по сообщению Фонда гарантирования вкладов физических лиц, на стадии ликвидации в Украине находится три десятка банков. Клиенты этих банков, которые являются вкладчиками, теперь получают от Фонда выплаты возмещения в размере, не превышающем 200 тысяч гривен.

В официальном сообщении ФГВФЛ говорится: «Вывод с рынка путем отчуждения части активов и обязательств неплатежеспособного банка в пользу принимающего банка (переходного банка) Фонд гарантирования вкладов проводит в трех неплатежеспособных банках, а именно: ОАО «КБ «Промэкономбанк» и ПАО «ТЕРРА БАНК». В 13 неплатежеспособных банках действует временная администрация, из которых вкладчикам ПАО «ГОРОДСКОЙ КОММЕРЧЕСКИЙ БАНК», ПАО «ВиЭйБи Банк» и ПАО «ВБР» начались выплаты гарантированных сумм вкладов».

2 марта 2015 Национальный банк Украины признал неплатежеспособным «ДельтаБанк», который входит в группу крупнейших банков Украины, а также еще два банка того же владельца Николая Лагуна «Кредитпромбанк» и «Омега Банк».

С начала года практически каждую неделю несколько украинских банков признаются неплатежеспособными и закрываются. Банковская система Украины стремительно разрушается.

На рефинансирование банков государство потратило в 2014 году 222 млрд. грн., а официальный убыток банковской системы составил 22 млрд. грн. Но в совокупности банковская система Украины имеет убытков на общую сумму в 248 млрд. грн. так как крайне сомнительно, что полученные от государства кредиты банки вернут. Деньги просто присваиваются. Сейчас идёт процесс их активного разворовывания, который можно наблюдать на примере «Ощадбанка», руководимого кумом Яценюка, «Приватбанка» Коломойского и многих других финучреждений помельче.

Как сообщил 20 января 2015 года НБУ, общий объем депозитов в украинских банках за январь-декабрь 2014 года снизился на 13,7% в национальной валюте – до 364,5 млрд. грн., и на 37,2% в иностранной валюте – до 19,4 млрд. долл. Отток депозитов из банков по итогам 2014 года стал наибольшим с 2001 года.

Но это ещё не предел падения. За январь 2015 года общее количество гривневых депозитов физических лиц уменьшилось на 4,5 млрд. грн. – до 191,5 млрд. грн. А валютных депозитов физических лиц стало на 500 млн. долл. меньше. Общая оставшаяся в банках сумма валютных депозитов населения – 13 млрд. долл. Этих денег банкам недостаточно для кредитования. Поэтому за январь 2015 года гривневых кредитов стало на 3 млрд. грн. меньше, а валютных – на 568 млн. долл. меньше.

Это свидетельствует о том, что погашение кредитов идет медленнее, чем процесс оттока депозитов, которые активно (и по нарастающей) забирают из украинских банков как физические, так и юридические лица. У некоторых банков реальная доля проблемных кредитов уже достигает 20–70%.

Таким образом, нетрудно заметить, что банковская система Украины находится на последнем издыхании.

Золотовалютные резервы

Золотовалютные резервы страны – это высоколиквидные финансовые активы, находящиеся под контролем государственных органов денежно-кредитного регулирования. Состоят они из средств в иностранной валюте, монетарного золота, ценных бумаг и специальных прав заимствования в виде эмитированных Международным валютным фондом международных резервных активов, находящихся на счёте государства в МВФ.

Объём золотовалютных резервов должен существенно превосходить денежную массу страны, находящуюся в обращении, обеспечивать как суверенные, так и частные платежи по внешнему долгу и гарантировать трехмесячный импорт. При достижении такого уровня золотовалютных резервов центральный банк получает возможность эффективно контролировать движение курса национальной валюты и процентных ставок в экономике.

Золотовалютные резервы – это некий страховой запас государства, предохраняющий национальную экономику от разного рода макроэкономических рисков и потрясений. Эта категория финансовых активов государства косвенно может служить источником погашения внешнего долга, а в критических ситуациях быть источником покрытия дефицита торгового или платежного баланса.

Золотовалютные резервы позволяют центробанку контролировать колебания валютного курса, которые вызваны спекулятивными и неравномерными операциями с валютой на внутреннем финансовом рынке, путем валютных интервенций. Также золотовалютные резервы предназначаются для осуществления международных расчётов.

Золотовалютные резервы:

– относятся к важнейшим инструментам государственного регулирования сферы международных платежей;

– являются важным элементом функционирующей системы обеспечения стабильности национальной валюты;

– свидетельствуют (в зависимости от резервов) об устойчивости или неустойчивости финансового положения страны;

– служат гарантией выполнения страной международных финансовых обязательств.

Как же обстоят дела с золотовалютными резервами Украины?

Смотрим на ситуацию в динамике.

1 января 2014 года объем золотовалютных резервов Украины составлял 20,4 млрд. долл. США. К 1 декабря 2014 года они снизились до 9,97 млрд. Причём за ноябрь они сократились на 20,8%, или на 2,62 миллиарда долларов США.

В целом, золотовалютные резервы НБУ за прошлый год сократились на 12,883 млрд. долл., или на 63,1%.

Однако уже 1 января 2015 года золотовалютные резервы Украины продолжили стремительно таять, достигнув отметки в 7,533 млрд. долл. США. Таким образом, в начале года украинские золотовалютные резервы преодолели свой 11-летний минимум после провала до 7,634 млрд. долл. в феврале 2004.

Но этот «рекорд» был побит Украиной уже через месяц. За январь объемы её международных золотовалютных резервов уменьшились на 1,1 млрд. долларов – до 6 млрд. 419 млн.

А в начале марта 2015 года, Национальный банк Украины сообщил, что за февраль 2015 года золотовалютные резервы государства сократились на 12,4% – до 5,625 млрд. долл. США.

При этом надо учитывать, что часть оставшегося в распоряжении Украины ЗВР состоит из ценных бумаг, ликвидность которых находится под очень большим вопросом. Об этом свидетельствует тот факт, что, как сообщило агентство Reuters, в феврале 2015 года украинские государственные облигации в очередной раз упали в цене. На фоне стремительной девальвации гривны и Дебальцевского «котла» евробонды Украины достигли исторического минимума — теперь их торгуют по 40 центов за доллар.

Вышеприведённые цифры свидетельствуют о катастрофической динамике сокращения золотовалютных резервов страны. В последнее время они уменьшаются со скоростью от одного до двух миллиардов долларов в месяц. Если данная динамика сохранится, то через 3–5 месяцев Украина вообще окажется без золотовалютных резервов. Если же темпы сокращения замедлятся, то они будут полностью вычерпаны к концу года.

На данный момент золотовалютные резервы Украины не в состоянии покрыть объём трёхмесячного импорта страны.

В 2014 году (согласно данным Госкомстата) общий объём украинского импорта составил 54 млрд. 381 млн. 792 тыс. долл. США. Соответственно трёхмесячный импорт равен 13 млрд. 595 млн. долларов. Это более чем в два раза превышает нынешние золотовалютные резервы страны.

О чём это говорит?

Во-первых, о том, что Украина неспособна самостоятельно погашать свой внешний долг и покрывать дефицит платёжного баланса.

Во-вторых, Нацбанк Украины более неспособен контролировать колебания валютного курса в стране при помощи т.н. валютных интервенций.

И, в-третьих, Украина уже не имеет возможности самостоятельно осуществлять международные расчёты, т.е. платить за себя по счетам.

Иначе говоря, нынешний объём украинских золотовалютных резервов свидетельствует о том, что Украина – банкрот. То есть, де-факто Украина находится в состоянии национального дефолта – невозможности выполнять свои обязательства по возврату долгов или выплате процентов по ценным бумагам. Отказ правительства Украины платить по внешнему государственному долгу (т.е. официальное объявление страны банкротом) мог бы стать вопросом ближайших нескольких месяцев, о чём свидетельствует динамика сокращения золотовалютных резервов Украины. Однако официальное признание дефолта Украины оттягивают кредиты МВФ, благодаря которым Киев продолжает платить по долгам.

Общий и государственный долг Украины

Ещё более чётко контуры банкротства украинского государства можно увидеть по размеру его внешнего долга.

Как сообщило Министерство финансов, в 2014 году внешний государственный долг Украины вырос до 30 миллиардов долларов. За год он увеличился на три миллиарда, или на 10%. При этом, по предварительным оценкам, объем ВВП государства по итогам прошлого года составил 130 миллиардов долларов. Таким образом, внешний государственный долг Украины достиг 23,1% от ВВП страны.

При этом внутренний государственный долг Украины в долларовом выражении сократился из-за девальвации гривны и достиг 29,2 миллиарда долл. США. В 2013 году он был равен 32 миллиардам долларов.

В целом же в ноябре 2014 года государственный и гарантированный государством долг Украины достиг почти 70 млрд. долларов США (68% от ВВП). Это, кстати говоря, соответствует прогнозам МВФ (67,6% по итогам 2014 года).

Что интересно, на момент объявления Аргентиной в 2001 году дефолта доля аргентинского госдолга составляла 56,9% от ВВП. Как видим, это даже меньше того госдолга, который Украина имеет сейчас.

Стремительный рост внешней задолженности государства обусловлен тем, что правительство Арсения Яценюка сделало ставку на активное привлечение денежных средств международных финансовых организаций. За год постмайданная Украина взяла порядка 10 миллиардов долларов финансовой помощи в виде кредитов. Взяла бы и больше, но основные западные кредиторы, скептично относящиеся к кредитоспособности Украины, делать в неё большие финансовые вливания не расположены. Есть у них сомнения в том, что Киев способен отдать взятые в долг деньги.

На данный момент кредитно-дефолтные свопы украинских государственных ценных бумаг, которые обращаются за границей, показывают, что международные инвесторы оценивают риск дефолта, или точнее риск непогашения украинских еврооблигаций на уровне 96%.

И это не случайно. Ведь полученная правительством Яценюка помощь шла не на обещанные реформы, а использовалась на покрытие дефицита бюджета. То есть, проще говоря, «проедалась». Но в этом использовании кредитов отсутствует механизм их возвращения. И это изрядно напрягает западных кредиторов.

Ещё более впечатляюще выглядит сумма общего внешнего долга Украины (государственного и корпоративного). Согласно официальной информации НБУ, на 1 ноября 2014 года общий внешний долг Украины составил 136 млрд. долл. США. Для нищей, разрушенной, истекающей кровью Украины эта сумма – фантастическая.

Поэтому без дополнительных внешних финансовых вливаний Украине грозит дефолт уже в этом году. Так, согласно прогнозам S&P, для предотвращения банкротства стране необходимы минимум 11 млрд. долларов.

Подобный минимум не случаен.

13 января премьер-министр Украины Арсений Яценюк сообщил, что в 2015 году украинское правительство должно погасить долги на 11 миллиардов долларов США. Суммарные же выплаты (с учетом внутренних обязательств и обслуживания долгов) составляют 16,5 миллиардов долларов США.

А всего до 1 ноября 2015 года правительству Украины, банкам и украинскому бизнесу необходимо погасить нерезидентам долгов на общую сумму в 58,5 млрд. долл. США. Это долги, которые частично состоят из краткосрочных кредитов до одного года, полученных украинскими банками и бизнесом от зарубежных инвесторов, а также долгосрочные кредиты и облигации, срок погашения которых наступает в 2015 году.

Однако с выполнением обязательств по кредитам у нынешней Украины большие проблемы. В середине января стало понятно, что подписанная в апреле 2014 года правительством Яценюка двухлетняя программы МВФ stand-by этим правительством благополучно провалена. Украина не смогла выполнить необходимые условия предоставления финансовой помощи. В связи с этим программа была закрыта, а оставшиеся в рамках программы 12,4 млрд. долл. Киев не получил.

Очевидно, в связи с этим, в середине января правительство Яценюка сделало «ход конём» и обратилось к Совету директоров МВФ с просьбой утвердить новую программу сотрудничества с использованием механизма расширенного финансирования Extended Fund Facility, предполагающего выделение значительного объема средств на период до 4-х лет. В связи с этим были начаты переговоры.

12 февраля глава Международного валютного фонда Кристин Лагард заявила о том, что достигнуто предварительное соглашение относительно выделения Киеву кредита в 17,5 млрд. долл. США. «Миссия МВФ, которая работала в Киеве, достигла соглашения на уровне персонала с украинскими властями по новой программе, экономическим реформам, которые будут опираться на расширенное кредитование около 17,5 млрд. долл. от МВФ, а также за счет дополнительных ресурсов со стороны международного сообщества», – заявила она.

«Пока это соглашение, достигнутое с Киевом на экспертном уровне, – уточнила Лагард. – Программа пока не одобрена Советом директоров. Я надеюсь её предложить к одобрению до конца февраля».

После этих заявлений Лагард тема нового кредита на какое-то время зависла. Однако Запад не питал иллюзий в отношении Украины и прекрасно понимал, что если МВФ не предоставит Киеву новый кредит, то Украина будет вынуждена объявить дефолт либо в апреле, когда ей надо будет выплатить порядка 1,5 млрд. долларов, либо осенью, когда надо будет выплатить основную часть долгов. Кроме того, без вливания заёмных средств, госбюджет страны на 2015 год превращался в фикцию.

Поэтому 11 марта 2015 года Международный валютный фонд одобрил программу кредитования экономики Украины с использованием механизма расширенного финансирования (Extended Fund Facility) общим объемом 17,5 млрд. долл. США сроком на 4 года.

Первый транш кредита МВФ составит 5 млрд. долл., из которого около 2,7 млрд. было направлено в бюджет, а всё остальное ушло на погашение внешних долгов.

Понятное дело, что данное событие, помпезно поданное украинскими СМИ, как великое достижение Украины (теперь украинское руководство считает иждивенчество своей победой), ровным счётом ничего не изменило в той катастрофической финансовой ситуации, в которой очутилась страна.

Ещё в феврале 2014 года основные международные рейтинговые агентства пересмотрели рейтинги Украины в сторону их понижения. Последним коррекцию провело агентство Fitch Ratings, снизив суверенный рейтинг Украины с уровня «В-» до преддефолтного уровня «ССС».

А 13 февраля 2015 года агентство Fitch Ratings понизило долгосрочный суверенный рейтинг Украины в иностранной валюте с уровня «CCC» до «CC».

Рейтинги группы «ССС» означают, что дефолт представляется реальной возможностью. Рейтинг «СС» означает высокую вероятность дефолта, «С» – дефолт неизбежен, «D» – дефолт.

Если бы Украина не получила новый кредит МВФ, падение её суверенного рейтинга на уровень «D» стало бы неизбежностью ближайших месяцев.

Впрочем, стоит отметить, что новый кредит МВФ не сможет предотвратить надвигающуюся украинскую финансовую катастрофу. Он лишь замедлит её приближение. Дело в том, что реальные деньги, которые Украина получит в рамках кредита, будут для неё мизерными. Как было сказано выше, в 2015 году суммарные выплаты государства (с учетом внутренних обязательств и обслуживания долгов) составляют 16,5 миллиардов долларов США, а МВФ предоставил лишь 17,5 млрд. долл. И не всю сумму сразу, а частями. В лучшем случае этих денег хватит лишь на выплаты по старым кредитам и сведение бюджетных концов с концами. Но не более того. Украине просто не позволяют пока финансово умереть. Она ещё нужда Западу для его геополитической игры против России. Когда же эта игра закончится, финансовая катастрофа Украины станет неизбежной.

***


30 января 2015 года в интервью украинскому еженедельнику «Зеркало недели» чрезвычайный и полномочный посол США в Украине Джеффри Пайетт заявил следующее: «Украина не может выиграть войну с Россией при помощи армии. Вы должны выиграть благодаря вашей политической и экономической силе».

Однако вышеизложенные факты непосредственно свидетельствуют о том, что никакой экономической силы у Украины уже нет. Есть лишь одна сплошная, хроническая импотенция. А поэтому рассуждать о возможности выигрыша Украиной экономической войны с Россией может либо идиот, либо посол США.

Более того, вести экономическую войну с Россией Украина неспособна в принципе, по причине отсутствия у неё экономики как таковой. Она лишила себя экономики в силу присущих ей свойств во имя геополитических интересов Запада. Свою экономику Украина за годы своего «нэзалэжного» существования, уничтожила собственными руками. Причём уничтожила под торжественное звучание «ще не вмерла…» и коллективные психопатические камлания селянских толп на майданах, блестяще доказав своё крестьянское происхождение, которому чужды не только города с их культурой и порядком, но и созданная ими промышленность, требующая совершенно иной, чем селянская, ментальности.

Об этом, кстати говоря, свидетельствует заявление министра экономики Украины Айвараса Абромавичуса, который 12 марта 2015 года, предоставляя отчёт о 100 днях работы нового правительства страны, сообщил, что Министерство экономики Украины в ближайшее время будет ликвидировано.

По его словам, «премьер (Арсений Яценюк) и президент (Петр Порошенко) подсказали мне, что, когда я закончу свою каденцию (срок действия полномочий), чтобы этого министерства уже и не было. Движемся этим путем», – подчеркнул Абромавичус.

И действительно, зачем украинскому правительству Министерство экономики, если у страны уже нет экономики?

Всё возвращается на круги своя. А Украина возвращается к своему естественному состоянию – казацко-бандитской анархии и вечной Руине, из которых её когда-то извлекла Россия. Не сумев оценить для себя целесообразность и выгоду русского единства, Украина потеряла всё, что только могла потерять за почти четверть века своего русофобского и прозападного существования, а скоро потеряет и те крохи, которые у неё ещё остались.

Проза жизни такова, что часть может бороться с целым лишь в приступе безумия, подчиняясь непреодолимому суицидальному импульсу. Борьба части против целого бессмысленна и ведёт лишь к её самоубийству. Что мы, собственно говоря, сейчас и наблюдаем на примере Украины.

Похоже, что 2015 год станет годом окончательной украинской финансово-экономической катастрофы, которая, с одной стороны, увенчается практически полной остановкой производства, а с другой – финансовым банкротством государства. Таков, судя по всему, один из неизбежных итогов более чем двадцатилетней реализации проекта «Ukraina».

Источник: alternatio.org




Tags: Украина, анализ, деньги, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments