alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Интересный взгляд на будущее линкоров (начало)



С XVII века по 1941 год главной ударной силой на море считались линейные корабли, а основным оружием — орудия большого калибра. Русско-японская война показала недостаточную эффективность орудий малого калибра, и с 1906 года на линейных кораблях и крейсерах стали устанавливать орудия калибром не менее 120 мм. Орудий меньшего калибра на строящихся крейсерах не предусматривалось, а со старых, той же «Авроры», 75-, 47- и 37-мм пушки были сняты.

С появлением воздушного противника на русских кораблях в 1915–1917 гг. появились 37- и 40-мм зенитные автоматы Виккерса и Обуховского завода, а старые 37–75-мм корабельные пушки были переделаны для зенитной стрельбы.

Одновременно главный калибр линкоров в 1914–1918 гг. постепенно рос: 343 мм, 356 мм и наконец 381 мм. Ну а Вашингтонским соглашением 1922 года главный калибр линкоров был ограничен 406 мм.

Тем не менее, японцы потихоньку ввели в строй в 1941–1942 гг. два линкора — «Ямато» и «Мусаши», вооруженных девятью 457-мм орудиями. А немцы в 1939 г. изготовили 53-см пушку Gerät 36, стрелявшую снарядами весом 2,2 т на дальность 47,5 км. Пушка предназначалась для перспективных линкоров проекта «Н 44» водоизмещением 140 тыс. тонн. Каждый из них должен был иметь 4 двухорудийные башни с 53-см пушками.

В 1943 г. американцы добились на Тихом океане многократного превосходства в воздухе, и дуэли крупных артиллерийских кораблей прекратились. Линейные же корабли использовались исключительно для артиллерийской поддержки десантов. С 1945 г. началась эра принципиально новых систем вооружения — управляемых ракет, реактивной авиации и атомных бомб.

Казалось, что песенка корабельной артиллерии как среднего, так и крупного калибра уже спета. И действительно, главной ударной силой ведущих морских держав Запада становятся авианосцы, а главной задачей крупных надводных кораблей остальных классов — противовоздушная и противолодочная оборона.

В итоге к началу XXI века на Западе самым мощным корабельным орудием стала 127-мм башенная установка Mk 45. Ее первая модификация была создана в 1969 году, а серийное производство модификации «0» началось в 1973 году. По сравнению с другими 127-мм установками Mk 45 очень легка — 24 тонны против 60 тонн у 127-мм установки Mk 42, производимой с 1955 года. Это достигнуто в первую очередь за счет использования в конструкции установки и ее бронещите армированного алюминия вместо стали. Правда, алюминий хорошо горит, что показала гибель фрегата «Шеффилд» в ходе Фолклендской войны.

Магазин барабанного типа вмещает 20 унитарных патронов с обычными баллистическими снарядами или 10 выстрелов раздельно-гильзового заряжания с управляемыми активно-реактивными снарядами «Дедай».

Таким образом, установка в течение минуты может выпустить 20 обычных или 10 управляемых снарядов «Дедай», а затем еще минуту происходит загрузка барабана и одновременно охлаждение ствола.

С 1983 г. в производстве находилась модификация Mk 45 Мод. 1, способная стрелять шестью типами выстрелов. Причем выбор типа боеприпаса производился простым нажатием кнопки на пульте оператора, находящегося вне башни.

Вес 127-мм осколочно-фугасного снаряда составлял 31,3 кг, начальная скорость была 830 м/с, дальность горизонтальная — 24 км, потолок — 14,8 км.

В отличие от западного мира, отказавшегося от строительства крупных артиллерийских кораблей и проектирования артсистем калибра свыше 127 мм, Сталин решил строить «сбалансированный флот». В нем должно было найтись место как ракетным подводным лодкам и надводным кораблям, так и авианосцам и крупным артиллерийским кораблям.

Соответственно в СССР велись работы по созданию сверхмощных корабельных орудий. 220-мм трехорудийная башенная установка СМ-6 проектировалась для тяжелых крейсеров проекта 22 водоизмещением 23 500 т и тяжелых крейсеров проекта 66 водоизмещением 30 750 т. На обоих крейсерах предполагалось установить по три башни СМ-6.

В 1953–1954 гг. были проведены испытания опытного 220-мм орудия, изготовленного заводом «Баррикады». Тот же завод начал производство 305-мм качающихся частей СМ-33 для трехорудийной башенной установки СМ-31 строившихся тяжелых крейсеров типа «Сталинград» пр. 82.

Баллистические данные у СМ-33 не превзойдены и до сих пор. Фугасный снаряд весом 467 кг при начальной скорости 950 м/с имел дальность 53 км, а дальнобойный снаряд чертежа 5219 весом 230,5 кг при начальной скорости 1300 м/с имел дальность 127,35 км. Самое любопытное, что к 1954 г. проектировались дальнобойные снаряды с «корректировкой».

Замечу, что до сих пор материалы по испытаниям 220-мм установки СМ-6 и 305-мм СМ-33 секретны.

Работы над линкорами и тяжелыми крейсерами в конце марта 1953 г. прекратил Лаврентий Берия, стремившийся перенаправить средства в курируемые им ядерные и ракетные проекты.

Никите Сергеевичу тогда было не до суперлинкоров и суперпушек — он готовил заговор по захвату власти. Лишь в 1959–1960 гг. ракетному лобби удалось убедить Хрущева, что крупные надводные корабли и морская артиллерия являются анахронизмом. Хрущев, не мудрствуя лукаво, прекратил работы над несколькими типами ракетных крейсеров, а калибр новых систем корабельной артиллерии приказал ограничить вначале 57 мм, а позже — 76 мм. Разумеется, 57-мм установки АК-725 и 76-мм АК-726 были автоматическими, но начальная скорость снарядов и дальность выстрела были ненамного лучше, чем у 75/50-мм пушек Кане, состоявших на вооружении русского флота с 1891 г. и снятых с боевых кораблей после Цусимы.

Проектирование корабельных артустановок среднего калибра возобновилось лишь после отстранения Хрущева от власти. 29 июня 1967 г. вышло постановление Совмина СССР о начале работ над одноорудийной автоматической 130-мм башенной установкой А-217. В КБ ПО «Арсенал» она получила заводской индекс ЗИФ-92 (завод им. Фрунзе).

Опытный образец был изготовлен в ПО «Арсенал» и прошел полигонные испытания на Ржевке под Ленинградом. Получить заданную в тактико-техническом задании скорострельность 60 выстр./мин. не удалось по целому ряду причин. Вес образца превысил заданный почти на 10 тонн. Это не позволило установить ее на кораблях проекта 1135, в результате чего работы над ЗИФ-92 были прекращены.

Баллистика ствола, боеприпасы и большая часть конструкции ЗИФ-92 были использованы при создании двухорудийной установки А-218 (заводской индекс ЗИФ-94). Управление артустановкой осуществлялось системой «Лев-218» (МР-184), созданной в КБ «Аметист». В состав МР-184 входит двухдиапазонная РЛС сопровождения цели, телевизир, лазерный дальномер, аппаратура селекции подвижных целей и помехозащиты. Инструментальная дальность системы — 75 км. Вес системы МР-184–8 тонн.

Стрельба ведется унитарными патронами. Боекомплект, готовый к стрельбе, размещен в трех барабанах. Это позволяет иметь готовыми к стрельбе три различных вида боезапаса, используемого в зависимости от решаемых тактических задач, и производить подпитку во время стрельбы барабанов, не участвующих в стрельбе.

Опытный образец ЗИФ-94 изготовил ПО «Арсенал» в 1976 г., однако серийное производство было передано на завод «Баррикады». После длительных полигонных испытаний и почти пятилетней эксплуатации на эсминце проекта 956 «Современный» постановлением Совмина СССР от 1 ноября 1985 г. установка ЗИФ-94 была принята на вооружение под индексом АК-130 (А-218). Кроме эсминцев проекта 956 она была установлена на крейсерах проекта 1144 (кроме «Адмирала Ушакова»), а также проекта 1164. Серийное производство установок АК-130 велось на заводе ПО «Юргмашзавод» в городе Юрга.

Сравнение тактико-технических данных показывает, что наши конструкторы ориентировались на 127-мм американскую артустановку Mk 45.0. При той же дальности обычным снарядом темп стрельбы у АК-130 в 2,5 раза выше. Зато вес ее в 4,5 раза больше, чем у Mk 45.0.

Во второй половине 1980-х годов в КБ «Арсенал» началась разработка 130-мм одноорудийной башенной установки А-192 М «Армата» автоматизированного комплекса А-192 М-5 П-10. Баллистические данные и темп стрельбы новой установки по сравнению с АК-130 остались без изменений. Вес артустановки уменьшился до 24 т. Управление огнем установки должна была вести новая радиолокационная система «Пума». В боекомплект предполагалось включить по крайней мере два управляемых снаряда — «Арбалет» и «Аврора». Установками А-192 М планировалось вооружить новые эсминцы проекта «Анчар» и другие корабли.


Макет установки А-192 «Армат»

В 1991 г. на полигоне Ржевка было сделано 98 выстрелов из установки «Армата», а государственные испытания намечалось провести в 1992 г. Однако распад СССР похоронил «Анчар» и другие проекты кораблей с новыми артустановками, а работы над А-192 М были законсервированы.

Осенью 2011 г. СМИ сообщили, что на полигоне «Ржевка» отстреливается установка А-192 М, которая должна быть установлена на головном СКР пр. 22350 «Сергей Горшков». Система управления — уже известная специалистам «Пума» 5 П10. Вес снаряда 33,4 кг, дальность стрельбы до 22 км. Таким образом, установка имеет ту же баллистику и тот же боекомплект, что и АК-130.

Сейчас в отечественных СМИ публикуются весьма невнятные намеки на использование в А-192 М управляемых снарядов, но нет не только их тактико-технических данных, но даже названий или индексов.

В 1983–1984 гг. был разработан проект поистине фантастического орудия. Представим себе корабль, в носовой части которого вертикально торчит некая труба высотой 4,9 м и толщиной около полуметра. Вдруг труба наклоняется, и из нее с грохотом вылетает… что угодно! Нет, я не шучу. Атакует, например, наш корабль самолет или крылатая ракета, и установка выпускает зенитный управляемый снаряд. Где-то за горизонтом обнаружен вражеский корабль, и из трубы летит крылатая ракета на дальность до 250 км. Появилась подводная лодка, и из трубы вылетает снаряд, который после приводнения становится глубинной бомбой со спецзарядом.

Требуется поддержать огнем десант — и уже летят 110-килограммовые снаряды на дальность 42 км. Но вот враг засел у самого берега в бетонных фортах или крепких каменных строениях. По нему немедленно применяются 406-мм сверхмощные фугасные снаряды весом 1,2 т, способные уничтожить цель на дальности до 10 км.

Установка имела скорострельность 10 выстр./мин. управляемыми ракетами и 15–20 выстр./мин. — снарядами. Смена типа боеприпасов занимала не более 4 секунд. Вес установки при одноярусном снарядном погребе составлял 32 т, а при двухярусном — 60 т. Расчет установки 4–5 человек. Подобные 406-мм пушки могли легко устанавливаться даже на малых кораблях водоизмещением 2–3 тыс. т. Но первым кораблем с такой установкой должен был стать эсминец проекта 956.

В чем же изюминка этой пушки? Главной особенностью установки было ограничение угла снижения до 30°, что дало возможность заглубить ось цапф ниже палубы на 500 мм и исключить из конструкции башню. Качающаяся часть помещена под боевым столом и проходит через амбразуру купола.

Благодаря невысокой (гаубичной) баллистике уменьшена толщина стенок ствола. Ствол лейнированный с дульным тормозом. Заряжание производилось при угле возвышения 90° непосредственно из погреба «элеватором-досылателем», расположенным соосно вращающейся части.

Выстрел состоял из боеприпаса (снаряда или ракеты) и поддона, в котором размещался метательный заряд. Поддон для всех типов боеприпасов был одинаков. Он двигался вместе с боеприпасом по каналу ствола и отделялся после вылета из канала. Все операции по подаче и досылке производились автоматически.

Проект этой суперуниверсальной пушки был очень интересен и оригинален. Но резолюция руководства оригинальностью не отличалась: калибр 406 мм не предусмотрен стандартами отечественного ВМФ.

В середине 1970-х годов началось проектирование 203-мм корабельной установки «Пион-М» (не путать с САУ «Пион-М», 2 С7 М, полученной в 1983 г. путем модернизации 2 С7) на базе качающейся части 203-мм пушки 2 А44 САУ «Пион». Это был советский ответ на Mk 71. Даже количество готового к стрельбе боекомплекта у обеих систем было одинаково — 75 выстрелов раздельно-гильзового заряжания. Однако скорострельность «Пиона» была выше, чем Mk 71. Система управления стрельбой «Пиона-М» представляла собой модификацию системы «Лев» для АК-130.

В 1976–1979 гг. в руководство ВМФ было отправлено несколько достаточно аргументированных обоснований преимуществ 203-мм пушки. Так, например, размер воронки фугасного снаряда от АК-130 составлял 1,6 м, а у «Пиона-М» — 3,2 м. Несравненно большими возможностями обладали 203-мм активно-реактивные, кассетные и управляемые снаряды по сравнению с калибром 130 мм. Так, активно-реактивный снаряд «Пиона-М» имел дальность 50 км.

А может, правы были Хрущев и его адмиралы, что после окончания Второй мировой войны пушки калибра свыше 127–130 мм флоту не нужны? Увы, все локальные войны опровергли это утверждение. Согласно никем не оспариваемым утверждениям американских адмиралов, самым эффективным корабельным оружием корейской, вьетнамской и ливанской войн были 406-мм пушки американских линкоров.

Янки с возникновением серьезных локальных конфликтов производили расконсервацию и модернизацию своих линкоров типа «Айова» и активно использовали их для обстрела береговых объектов противника. Последний раз 406-мм орудия линкора «Миссури» вели огонь по территории Ирака в 1991 г. Начало XXI века линкор «Айова» встретил в зарезервированном состоянии, хотя три его «систер шип» превратили в морские музеи.

Активно участвовали в локальных конфликтах и 15 американских тяжелых крейсеров постройки 1943–1948 гг., вооруженные девятью 203-мм орудиями. Последний из них, «Де-Мойн», был исключен из списков американского флота лишь 9 июля 1991 г. Как видим, янки поступают достаточно разумно — зачем создавать новые крупнокалиберные артсистемы и строить корабли, когда в резерве есть десятки тяжелых артиллерийских кораблей времен Второй мировой войны.

Советский ВМФ активно не участвовал в локальных войнах второй половины ХХ века. Зато корабли 5-й оперативной эскадры с 1965 по 1991 год «сдерживали» американский 6-й флот во всей акватории Средиземного моря. Наши крейсера держали авианосцы под прицелами своих 152-мм пушек.

Вот, к примеру, в 1965 г. крейсер «Дзержинский» «пас» американский авианосец «Франклин Рузвельт». По воспоминаниям участников похода, дистанция до авианосца доходила до 500 м. Янки нервничали, и авианосец поднял в воздух самолеты. Истребители-бомбардировщики начали разворачиваться на горизонте и на высоте в несколько десятков метров проноситься над «Дзержинским». Причем скорость самолетов при прохождении увеличивалась так, чтобы взятие звукового барьера происходило именно над советским крейсером. От каждого такого воздушного удара «Дзержинский» вздрагивал, как при стрельбе главным калибром. В довершение всего американский крейсер «Бостон» начал опасное маневрирование и один раз резко перерезал курс «Дзержинскому».

Тогда и советские моряки решили провести учение с демонстрацией силы. Была объявлена учебная тревога. Зазвенели колокола громкого боя, и личный состав занял свои боевые посты согласно боевому расписанию. Неожиданно для американцев «Дзержинский» дал залп из двух носовых башен главного калибра. Стрельба велась прямо по курсу без поворота башен. Провокационные «атаки» американских самолетов немедленно прекратились.

К 1969 г. советское командование запретило крейсерам подходить к авианосцам на дистанцию ближе 70 кабельтовых (около 13 км). Ближе наши крейсера подходили только для проведения каких-либо разведывательных операций. Естественно, авианосцы всеми способами норовили удрать от наших крейсеров. Так, в 1969 г. авианосец «Саратога» укрылся от крейсера «Дзержинский» в территориальных водах Италии, а затем стал на стоянку в Венеции.

Окончание читать тут



Tags: испытания, линкоры, передовые технологии, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments