alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Как либерализм в Европе стал противоположностью самому себе



Шади Хамид на днях опубликовал очень любопытную статью под заголовком "Ложный выбор Франции: может ли либеральное общество примириться с религиозным нелиберализмом?". Она навела на некоторые мысли.

http://www.theatlantic.com/international/archive/2015/01/france-muslims-liberalism-crisis/384901/

Чем дальше развивается полемика вокруг теракта в редакции Charlie Hebdo, тем глубже оказывается пропасть между народами, населяющими Европу. В чем-то процесс напоминает попытку отремонтировать дом, с фасада которого вдруг отвалился кусок лепнины и убил мирно следовавшего по улице прохожего. Попытка замазать только самые явные дефекты вскрывала более серьезные проблемы, зачистка которых вскрывала еще более серьезные. Так, шаг за шагом, ремонтники внезапно выяснили, что прогнили, похоже, и сами несущие конструкции. Но если снести и их, то что вообще останется от прежнего дома?

Взять к примеру, столь яростно сегодня в Европе защищаемый "либерализм". Согласно его, скажем так, канонам, каждый человек имеет право на собственное мнение. Даже если оно не совпадает с мнением окружающих. Это либеральная ценность. После парижского теракта в поддержку этой, и прочих, ценностей либерализма на улицы вышло, как сообщается, более миллиона человек. Но при этом, французские университетские преподаватели были искренно ошарашены, что некоторые студенты-мусульмане отказались почтить память убитых журналистов вставанием во время минуты молчания.

Для французов является шокирующей мысль о том, что довольно большая часть тоже французов, но при этом мусульман, вполне себе "может поддержать убийство невинных людей". Т.е. даже не смотря на произошедшее, журналисты той газетенки бесспорно относятся к категории безвинно пострадавших жертв. Как-то так выходит, что либерализм либерализмом, но тот факт, что неприятие богохульства, как понятия, как поведения, среди мусульман многократно выше, чем среди немусульман, французов неприятно настораживает. Причем, настораживает своей, по их подсознательному восприятию, неправильностью. Каждый человек имеет право на самовыражение, но при этом во Франции принят закон, запрещающих мусульманкам ходить в учебные заведения в платках. Т.е. гайку в ухе - можно, любое тату - можно, а платок это слишком видимый и демонстративный религиозный элемент.

Хотя, чем больше на улицах проводится всяких опросов, тем очевиднее становится факт проживания, в той же Франции, двух очень разных французских народов. И те и другие родились во Франции. И те и другие в ней выросли. И те и другие играли в одних и тех же дворах, учились в одних и тех же школах. Но при этом "сильно" и "очень сильно" себя со своей религией ассоциируют 58% мусульман и лишь 23% христиан. На самом деле последних даже еще меньше, так как атеисты в этих опросах тоже отнесены к отдельному религиозному подвиду. Среди "британских мусульман" гомосексуализм считают приемлемым 0%. Среди французских мусульман - 35%. В то время как среди французов его таковым считают 78%. Во Франции 79% французов-мусульман считают то, что публиковал журнал Charlie Hebdo, оскорбительным богохульством, в то время как 67% французских французов проявляют "нетерпимость к мусульманам".

Кстати, что еще более удивительно, так это вскрывшийся факт того, что люди, которые провели свои формирующиеся годы в Великобритании, оказываются более религиозно консервативны, чем те, кто жил и воспитывался, скажем, в Пакистане или Египте.
Понятное дело, опросы, они и есть опросы. Даже пара тысяч опрошенных прохожих в точной мере не отражают реальную картину разброса мнений. Но одно дело - спорить о размерах погрешности, и совсем другое - фиксировать наиболее яркие и масштабные тренды. А они таковы, что во Франции проживает 66 миллионов человек, из которых 8 миллионов это тоже французы, но они - совершенно другой народ. С иным культурным кодом.

А что оставшиеся 58 миллионов? А они, судя по заявлениям официальных лиц Пятой республики, ее журналистов и общественных деятелей, в основном убеждены, что в реформировании нуждается исключительно только Ислам. По простой примитивной схеме. Сначала мусульмане обязаны стать "умеренными", потом "ненасильственными к тем, кто сопротивляется прогрессу и сохраняет консервативные религиозные взгляды". Ну а дальше они должны начать этих, которые сопротивляются цивилизации, искренне осудить. Иными словами, разрушение собственной культуры - это безусловно хорошо, а вот иноверцам необходима своя Реформация.

На мой взгляд, это порождает, в частности во Франции, целый ворох серьезных системных проблем. Французские французы убеждены в тотальной неприемлемости любого насилия в любой форме. Причем, физическое и психологическое ставится ими на одну доску. Как при этом они тогда собираются бороться с радикализмом? Особенно с теми, тоже французами, которые не захотят, не посчитают правильным следовать единственной им предложенной схеме? Не захотят принимать постулат о приемлемости гомосексуализма и нормальности святотатства?

А разве позиция французских французов не точно такой же радикализм, только под либеральной вывеской?

В там случае, объявивший войну радикализму Париж воевать собирается с кем? С мусульманами? Из-за чего? Из-за того, что они мусульмане? С какой целью? Чтобы они стали другими мусульманами? Какими? Такими же, как те 2/3 французских французов, которые не относят себя вообще ни к какой религии? Если эту цель очистить от словесной маскировочной шелухи, то она означает, что целью войны с радикализмом является радикальное превращение мусульман в НЕмусульман? А это точно соответствует либеральным ценностям?


Tags: Франция, ислам, комментарий, философское
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments