alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Четвертый подход российского флота к строительству авианосцев на взгляд береговой крысы. Начало.


Трофейный немецкий авианосец "Граф Цеппелин", планировавшийся к достройке в ВМФ СССР


Российский военный флот за свою историю уже трижды пытался обзавестись собственными авианосцами. Впервые - в кораблестроительной программе СССР 1938 года, предусматривавшей строительство 15 линкоров и 2 авианосцев. Считается, что этим планам помешала Великая Отечественная Война. Во второй раз флот замахнулся на авианосцы в программе 1945 года, согласно которой планировалось получить уже 13 кораблей этого типа. И снова различные причины сначала отложили, а потом и вообще отменили эти планы. Собственный авианосец Росси (СССР) начали строить лишь в 1973-м. Да и то в виде тяжелого авианесущего крейсера проекта 11435, позднее получившего наименование "Адмирал Кузнецов". Так что нынешняя попытка ВМФ обзавестись авианосцем уже четвертая. Почему так вышло? Что помешало? Что ожидать в этот раз? Попробуем разобраться.


ТАКР проекта 11435, "Адмирал Кузнецов"

Почему вышло так, а не иначе?

В отличие от всех прочих, авианосцы, как класс кораблей, возникли практически случайно. 14 ноября 1910 года большой энтузиаст авиации американец Юджин Б. Эли сумел взлететь с борта легкого крейсера "Бирмингем". Через два месяца он же доказал, что самолет с корабля может не только взлетать, но и садиться на него. Что он и проделал, сев на специально для этого построенную платформу на броненосном крейсере "Пенсильвания". Не смотря на то, что успешные практические эксперименты "с морской авиацией" проводили США, а фундаментальная теория авианесущих кораблей была изложена в книге «L’Aviation Militaire» француза Клемана Адэра, первый авианосец был построен все же в Великобритании. Правда этот «Ark Royal» являлся скорее гидроавиатранспортом, чем полноценным авианосцем. Самолеты с него взлетали, но сесть на борт уже не могли. Предполагалось, что посадка будет производиться на воду, с поверхности которой машины будут возвращаться на борт краном. Впрочем, первый настоящий авианосец - "Фьюриос" - построили тоже британцы.


британский авианосец HMS Courageous

Интерес Royal Navy к морской авиации обуславливался поиском способа борьбы с аэростатами наблюдения, к началу ХХ века ставшими серьезной проблемой. В хорошую погоду корабли противника можно было заметить на расстоянии до 50 - 60 километров. Благодаря чему аэростаты были быстро облюбованы адмиралами. Выяснилось, что сбить их может только самолет, которому в открытом море взяться совершенно неоткуда.



Это по официальной версии. В реальности первые авианосцы себя проявили достаточно слабо. Да и после Ютландского морского сражения морских боев особо не было. Так что адмиралы не слишком разобрались, к чему эти авианосцы вообще можно толком применить. Но в 1922 году ведущие мировые державы, прежде всего Великобритания, инициировали подписали Вашингтонского военно-морского договора, регламентировавшего размеры основных военных флотов мира. Вскоре в Лондоне выяснили, что в постройке по ранее начатым программам находится всяких боевых кораблей столько, что лимиты, выделенные для Британии, оказываются уже выбраны полностью. Пока что-то старое не будет отправлено на слом, новое начинать строить будет нельзя. А чем в это время занимать рабочих в верфях? Да и корпуса жалко. Только-только построенные. На металлолом отправить рука не поднимается.


Британский авианосец "Глориес"

Решение нашлось в виде одной юридической лазейки. Так как авианосцы никто всерьез не рассматривал, в текст ограничений международного договора в Вашингтоне их не внесли. А значит при учете суммарного военно-морского тоннажа любой страны, авианосцы не учитывались! Бинго! - сказали в британском Морском министерстве, и распорядились перепроектировать в авианосцы корпуса находящихся в постройке линейных крейсеров "Корейджерс", "Глориос", "Фьюриос" и линкора "Адмиранте Кохрейн" (будущий "Игл"). Впрочем, точно также "сберегли корпуса" французы, переделав в авианосец линкор "Беарн". Не отстали от бриттов американцы (авианосцами стали линейные крейсера "Легсингтон" и "Саратога") и японцы (линейный крейсер "Акаги" и линкор "Кага").


Американский авианосец "Легсингтон"

В результате вышло так, что все массово кинулись строить корабли нового класса, так толком и не понимая их итоговое целевое назначение. Доходило до смешного. Например, "Легсингтон" стал авианосцем, но при этом сохранил три двухорудийные башни 203-мм калибра. Считалось, что "более слабого противника, если понадобится, авианосец уничтожит артиллерийским огнем". При строительстве инженеры "учитывали" опыт «Ark Royal», во время эксплуатации которого выяснилось, что центральная надстройка создает большие проблемы для самолетов при посадке. Так, к примеру, у японцев появился авианосец "Акаги", который вообще не имел выступающих над палубой надстроек. Самолетам стало удобно, а вот у экипажа с судовождением возникли трудности. Кстати, свести настройки авианосца в один "остров", и даже само это название, придумали снова британцы. Распространившуюся на весь мир традицию располагать остров по правому борту тоже придумали они. В результате ряда наблюдений было установлено, при неудачном заходе для посадки на палубу, британские пилоты по неведомой причине предпочитали уходить на второй круг левым виражом. Потому, чтобы им не мешать, на всех последующих кораблях надстройку решили "устанавливать" справа. С тех пор это превратилось в классику проектирования авианосца.


Японский авианосец "Акаги"

Впрочем, смех смехом, но к середине 30-х годов сложилась парадоксальная ситуация. Авианосцы уже были, а внятного понимания их места в морском бою - нет. Как и в начале 20-х, задачей этого класса в бою считалось только вести разведку в интересах флота, загонять под воду подводные лодки и прикрывать собственные корабли от налетов авиации противника. Иными словами, сбегай, принеси, подай, и постой в сторонке, не путайся под ногами, когда большие дяди начнут в линии долбить друг друга главными артиллерийскими калибрами. Проблема осложнялась еще и тем, что до середины 30-х палубная авиация не обладала сколько-нибудь внятными ударными возможностями. Ограниченность размера полетной палубы и недостаток мощности авиационных моторов не позволял взять на борт какие-нибудь тяжелые бомбы, а кидать в крейсер ручные гранаты это что слону дробина.


Двухместный бомбардировщик Bre.6В.2, Франция

Определенный прогресс в этом деле был. Еще в 1921 году опять же американец, Билл Митчелл на трех бипланах (правда, сухопутных) на учениях (фактически почти на спор) взял и потопил одни трофейный германский линкор и один броненосец береговой обороны. Потопил не условно, а самым непосредственным образом. Авиабомбами нанеся обоим кораблям такие разрушения, что наблюдавшая за сим делом комиссия единогласно признала: будь самолетов не три, а, скажем, шесть или девять, оба корабля гарантированно пошли бы ко дну.


Генерал Билл Митчелл

И что? И ничего! А почему? А потому, что случилась в 1918 году в дарданнельских проливах она, для британской авиации, неприятная история. По досадной случайности там сел на мель турецкий линейный крейсер "Явуз", точнее проданный Турции германский "Гебен". Казалось - вот оно, счастье. Неподвижная морская цель. Да еще столь сильно досадившая британцам. Бомби его да топи! Естественно за британцами не заржавело. К 30 марта 1918 года британская авиация произвела на "Гебен" 276 налетов, сбросив на цель 15,4 тонны авиабомб. В крейсер попали всего две бомбы! При почти полном отсутствии противодействия. За кадром, правда, остался один любопытный факт. Самолеты сбрасывали 50-ти килограммовые бомбы, так как больший вес фанерные конструкции поднять были не в состоянии. 50-кг АБ соответствует снаряду калибра примерно в 150-мм, что для линейного крейсера угрозы не представляло практически никакой. Но кто же вдается в детали? Бомбили? Бомбили. Сколько сбросили бомб? Больше 300. Сколько попали в цель? Две? Всего?! Потопили? Нет?!!!


SMS Goeben (1911)

Кому верить? Митчеллу или собственным пилотам? Потому в конечном итоге победил компромисс. Авианосцы, как класс, в линейном строю появились, но только для решения вспомогательных задач. Результат не изменился даже в 1932 году, когда на учениях по отработке обороны Гавайских островов, адмирал Ярмут, командовавший "красными", оставил в море весь свой флот и подошел к Гавайям двумя своими авианосцами - "Саратогой" и "Легсингтоном". В 40-ка милях от берега поднял в воздух 152 самолета и завоевал неоспоримое господство в воздухе, "уничтожив" всю авиацию "синих". Результаты учений были признаны "случайными". Главный посредник заявил, что в реальной жизни удар по острову перед лицом сильной береговой авиации крайне сомнительно. Авианосцы утопят, а их самолеты собьют. Точно также "неправильными" признали и учения 1937 года, когда палубная авиация условно разнесла остров в хлам. И в 1938-м, когда она повторила свое достижение в еще большем масштабе. Ну не могут побеждать самолеты в условиях, когда главным и основным средством борьбы на море является линкор и его огромные пушки!


Линкор типа "Северная Королина", США

Так что взгляд советских адмиралов на авианосцы, как инструмент сугубо вспомогательный, в 1939 году был абсолютно оправданным. Убийц линкоров и царя морей в плавучем аэродроме в мире тогда не видел никто. По крайней мере, до удара японской палубной авиации по Жемчужной гавани 7 декабря 1941 года. Потом были сражение в Коралловом море и ряд других операций, однозначно показавших, кто новый хозяин в океане. Не удивительно, что в советской программе строительства флота авианосцев в 1939 году собирались строить всего 2, а в 1945-м сразу аж 13!


Бухта Перл-Харбор

Другое дело, что по сути все эти 13 авианосцев все также предназначались все больше для прикрытия линкоров, а не для самостоятельных ударных операций. К тому же СССР не располагал не только технологиями строительства кораблей такого класса, но и конструкциями ударных палубных самолетов. Просто "пересадить" на палубу сухопутный самолет невозможно по целому ряду разных причин.


Бухта Перл-Харбор 7 декабря 1941 года

Что помешало СССР построить 13 авианосцев.

Официально - научно-техническая революция. Прежде всего, в радиолокации и ракетостроении. Считается, что кораблестроительную программу 45-го года "зарезал недалекий Никита Хрущев". С этой версией бы можно было согласиться, не случить аналогичная история во флотах всех мировых держав. Тяжелые артиллерийские корабли после окончания ВМВ перестали строиться в США и Великобритании. Им кто помешал? Тоже Никита Сергеевич? Нет. Прекращение существования линкоров предопределили неоспоримые победы палубной авиации. И история с крупнейшим и сильнейшим в мире японским линкором "Ямато". Но век гиганта оказался крайне короток и бесславен. В 1945 году "Ямато" был потоплен американской палубной авиацией (227 самолетов с 9 авианосцев 58-го Оперативного соединения ВМС США). Линкоры типа "Советский Союз" должны были не уступать "Ямато". На бумаге. Но по мере поступления информации по итогам союзнических сражений в океане, уже к 1946 - 48 годам становилось понятна бессмысленность строительства в СССР армады дорогих, но уже бесполезных линкоров. А так как авианосцы являлись только средством их прикрытия с воздуха, вместе с линкорами "под списание" пошли и они.


Взрыв линкора "Ямато"

Флот, как и армия, не существуют сами по себе. Слишком дорогая игрушка при покупке и потом в эксплуатации. Поговорка - хотите разорить средних размеров страну, подарите ей крейсер, - не на пустом месте возникла. Кстати, не потеряла она своей актуальности и по сей день. Флот всегда является инструментом решения геостратегических военных задач государства. Когда он им соответствует, флоту сопутствует успех. Когда нет - флот оказывается просто выброшенной на воду огромной прорвой денег. Допустим на минуту, что к 1941 году СССР бы сумел реализовать в полном объеме кораблестроительную программу 39-го года и к 22 июня 1941 года СССР имел бы 15 линкоров и 2 авианосца. Это хоть каким-либо образом повлияло на ход и итоги Второй Мировой Войны? Нет. Потому что практически все геополитические задачи и проблемы страны возникали на суше. И решались они тоже только сухопутными инструментами. По этому всю войну крупные корабли в основном стояли у причальных стенок и отбивались от налетов Люфтваффе, а активно воевали легкие крейсера, эсминцы, фрегаты, торпедные катера и подводные лодки.


Проектный вид линкора типа "Советский Союз"

В конце 40-х - начале 50-х годов ХХ века не изменилось совершенно ничего. Для советских линкоров в море уже не оказалось места, а для авианосцев - задач. Все интересы Советского Союза располагались на суше того же самого континента, на котором размещалась и сама страна. Перед советским флотом фактически стояло только три задачи: ядерное сдерживание; прикрытие каботажного плавания, задержать американские конвои на две недели. Первая и третья задача лучше всего решались подводными лодками. Для второй огромный авианосец тоже не требовался. Ну максимум малый, эскортный. По этому проектные работы по "бюджетному" (малому) авианосцу в СССР велись на всем протяжении 50-х и 60-х годов.


Эскизный вид авианосца "Чкалов" Проект 54.

Но все опять упиралось в непонятность тех задач, которые корабль этого класса должен был решать в советском флоте. Прогресс авиации в этот период сдвинул границу зоны воздушного прикрытия береговой полосы на 700 - 800 километров вглубь океана. Тем самым под прикрытием оказалась вся акватория Черного моря, практически все Балтийское море. На Тихом океане советская авиация упиралась в территориальные воды США. А на Северном ледовитом плавать кораблям мешал лед. Когда самолеты освоили методику дозаправки в воздухе, расстояние стало еще менее значащим фактором. Теоретически любой самолет стал способен облететь планету без единой промежуточной посадки.


Истребитель-бомбардировщик Су-17

Вот с подводными лодками все было ясно, потому их и строили много и разных. Остальной флот существовал только для обеспечения развертывания подлодок и опять же для той самой, "второй задачи". Согласно результатам стратегического прогнозирования и моделирования предполагалось, что после "случись что", бросок советских танковых клиньев на запад остановит только берег Атлантического океана. На 15-й день наступательной операции войска приступят к форсированию Ламанша, который рассматривался в качестве такой большой реки. Американцам, для переброски через Атлантику хотя бы первой волны своей армии, требовалось от трех до четырех недель. В случае успешного противодействия со стороны ВМФ СССР, даже если для нашего флота это оказалось бы походом в один конец, - срок переброски увеличивался до шести - семи недель. Т.е. до того момента, когда такая операция теряла бы всякий смысл в виду капитуляции всех западноевропейских стран включая Великобританию.


Гвардии капитан Шилов ставит подчиненным боевую задачу. На заднем плане танк ИС-3. Группа советских войск в Германии, октябрь 1947 г.

Надо честно признать. Советский флот хотел получить себе авианосцы в первую очередь для того, чтобы меряться ими с Западом. Примерно как некоторые "миллионеры" меряются друг с другом длинной своих яхт. Советский Союз задач, для решения которых необходимы именно авианосцы, не имел. Стране не требовалось защищать какие-либо жизненно важные для своей экономики морские коммуникации от ударов противника по ним.

А для демонстрации флага вполне хватало куда более дешевых крейсеров и даже эсминцев. Очень неплохо возможности ВМФ СССР показывали периодические всплытия в Мексиканском заливе советских АПЛ. Представьте себе задний двор собственной дачи. Куда даже соседская собака без разрешения не заходит. И тут вдруг в надувном бассейне там вдруг всплывает советская ПЛАРБ! Строго в нейтральных водах. Не подкопаться. Всплывает. На палубу высыпае ее команда. В парадной форме. Проводят торжественную церемонию подъема государственного флага. Потом все прячутся в лодке, лодка ныряет и... через пару тройку часов поднятые по тревоге силы защиты водного района ее безвозвратно теряют. И до ее всплытия патрули ПЛО клялись и божились, что никаких русских подлодок во всем Мексиканском заливе гарантированно нет. Там ведь три линии донных датчиков. Плюс патрули воздушные. Плюс патрули минно-тральных сил. Да тут муха не проскочит без спецпропуска! Русские? Да откуда мы можем знать, откуда тут взялись эти чертовы русские, сэр!


ПЛАРК К-48 проекта 675. Боевая служба 1966 год, 11(?) декабря

Но флоту все равно хотелось. Потому до 70-х годов ХХ века советскую авианосную программу так и колбасило. От гиганта на 100 тыс. тонн водоизмещения и 140 - 150 самолетов авиагруппы до легкого противолодочного крохи в 20 - 25 тыс. тонн с 15 - 20 машинами на борту. ЦКБ-17 в 1959 1960 году провело проектную проработку «плавучей базы истребительной авиации» (ПБИА). Термин "авианосец" в те годы уже был под политическим и идеологическим запретом. Так вот, выяснилось, что корпус мы построить можем, а вот на счет всего остального... Смежники скорее всего в заданные сроки не смогут создать необходимую электронику, палубные самолеты и многое другое. В том числе - необходимой мощности катапульту. Даже с учетом того, что "база" имела водоизмещение всего 30 тыс. тонн, несла всего 30 самолетов и должна была действовать в паре с кораблем ПВО.


Плавучая база истребительной авиации (ПБИА), 1960 год

Продолжение читать тут.
Tags: Россия, история, прогноз, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments