alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Владимир Путин: мы будем поддерживать народ Афганистана



Россия и Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) готовы поддержать народ Афганистана в случае дестабилизации обстановки в стране после вывода международного военного контингента - сказал Владимир Путин на встрече с членами Совета парламентской ассамблеи ОДКБ 6 ноября 2014 года. На фоне активных событий на Украине эти слова Президента России прошли почти незамеченными. Хотя, в свете создания евроазиатского экономического союза они знаменуют собой довольно значительные перемены в российской внешней политике на Среднем Востоке.

В сущности, сказанное означает, то Москва, после четверти века отсутствия, снова возвращается в Афганистан. Помня "афганскую войну 1979 - 1989 года" по этому поводу возникает ряд вопросов: зачем, почему, и в каком виде?



Зачем России тот Афганистан?

Если судить с позиции "крайней хаты", то совершенно незачем. Страна далекая. Бедная. Внутренний рынок микроскопический. Промышленности практически нет. Но, если взглянуть на карту хотя бы одного Среднего Востока, то картина предстает несколько иная. Афганистан, как территория, граничит со всеми важнейшими государствами будущего нового мира. С Ираном. С Пакистаном. С Китаем. С Таджикистаном и Узбекистаном. Таким образом от состояния внутренней ситуации в этой стране во многом зависит жизнь у соседей. Даже Китай, размеры территории и экономики которого накрывают Исламскую Республику Афганистан, как тень египетской пирамиды детский куличик, подписал с ИРА "План совместных действий по реализации Декларации по установлению между Китаем и Афганистаном отношений стратегического сотрудничества и партнерства."



Причин тут две: ислам и опиум. Которая из них важнее даже сложно сказать. Тем более - учитывая степень их взаимного переплетения. Впрочем, начать стоит все же с Ислама. После ухода Советской Армии из ДРА в 1989 году вскоре перестала существовать и сама ДРА. Недавние победители приступили к дележу власти и стали делать это в привычных местных родо-племенных традициях. Образовался вакуум, который стал заполняться всевозможными претендентами. В том числе - чисто религиозными. Крупнейшим из них стало движение "Талибан".

Свое название оно получило от слова "талиб" - учащийся исламского духовного учебного заведения (медрессе), которые изначально составляли его основное ядро. Движение возглавил мулла Мухаммед Омар, провозгласивший главной целью "Талибана" строительство на Среднем Востоке "истинно исламского государства" в строгом соответствии с нормами Корана. В отличие от клановых вождей, происходивших с той или иной территории, "Талибан" одновременно ни к какой конкретной территории не принадлежал, но при этом идеологически претендовал на все земли, на которых проживают мусульмане. А это не только традиционно воспринимаемые таковыми Ближний и Средний Восток или Северная и Центральная Африка. Это еще и западная часть Китая, а также вся Средняя Азия плюс южные регионы России. Не стоит забывать, что в Чечне, особенно во Вторую Чеченскую (1999 - 2000 год), Россия воевала, в том числе, против талибов, желавших создать Исламский Халифат на этой территории. И озвучивавших планы раздвинуть его границы на весь Кавказ и даже Южную Россию.



Не меньшую головную боль талибы создают для наших партнеров, как по ОДКБ, так и по ЕАЭС. Прежде всего в Таджикистане и Узбекистане. Дело в том, что узбеки и таджики составляют значительную долю населения Афганистана. Потому они традиционно оказываются связаны с любыми внутренними событиями в этой стране. А экстерриториальность Ислама, как религии, ведет к диффузии различных религиозных идей сквозь государственные границы. Примером тому может служить ИГИЛ. Эти идеи не редко оказываются популярны. К примеру, в Узбекистане активно действуют Исламское Движение Туркестана (ИДТ/ИДУ) и Союз «Исламский Джихад» (СИД), публично обозначившие своей целью оказание помощи талибам Афганистана, а также захват власти в странах СНГ. В 90-е годы, в период обострения гражданской войны в Таджикистане, обе эти (и некоторые другие) организации активно вербовали местную религиозную молодежь для отправки ее воевать в Афганистане на стороне талибов. Усилиями государств Средней Азии, а также благодаря определенной поддержке со стороны РФ, в 2011 - 2012 годах ситуацию удалось стабилизировать и даже улучшить. Пик популярности идей "Талибан" прошел. Но полностью не иссяк. Не смотря на все усилия, в учебные лагеря талибов в Пакистане в год прибывает до 150 - 200 новобранцев из Узбекистана и Таджикистана. Отмечаются добровольцы и из южных регионов России.

Помимо чисто религиозной составляющей, "Талибан" несет в себе угрозу расширения производства и сбыта наркотиков. Конечно, нельзя сказать, что опиумный мак выращивают одни талибы. Климат и почва Афганистана таковы, что там больше толком ничего не растет. Бесспорно, пальму можно вырастить хоть на вечной мерзлоте. Вопрос лишь в количестве потребных для этого усилий и сумме необходимых денег. Но Афганистан - страна бедная, потому пока все программы ООН и ЮНЕСКО по кардинальному развитию там других видов сельскохозяйственного производства особых успехов не принесли. Тем не менее, есть большая разница между подпольным производством опия и официальным культивированием опиумного мака на подконтрольных талибам территориях. Производимый в Афганистане опий в подавляющем большинстве не потребляется внутри страны, а уходит на экспорт. Главные потребители - США и Европа, но и в Россию перепадает не мало.



По данным Управления ООН по борьбе с наркотиками и преступностью (ЮНОДК), в 1999 году, в период наибольшего расцвета "государства талибов" в Афганистане объем экспорта составил 4800 тонн, на общую сумму (в ценах черного рынка) примерно в 6,9 млрд. долларов. Хотя, по мнению экспертов, до 80% этих денег осело в руках международной наркомафии, все равно талибы таким образом обеспечили себе финансирование в размере около 1,3 млрд. долларов. Правда, тут надо признать, что ввод "международного контингента" в ИРА в 2001 году привел лишь к кратковременному успеху на поприще борьбы с плантациями опиумного мака. Производство наркотиков в Афганистане в 2001 году упало до 185 тонн, но потом снова начало расти. 2002 год - 3400 тонн. 2003 год - 3600 тонн. 2005-й - 4100 тонн.

Почему у американской армии не получилось добиться стратегических успехов в Афганистане?

Как ни странно, но как раз потому, что США пришли в Афганистан никакой стратегической цели не имея. Борьба с наркотиками всплыла "сильно потом". Изначально, в 2001-м армия США прибыла в ИРА только за скальпом одного человека - Усамы Бен Ладена, "виновника" крупнейшего в истории Америки теракта с "башнями-близнецами". Так как он прятался в пещерном комплексе Бора-Бора, расположенном на территории талибов, а талибы назвали Америку таким же своим врагом, как недавно Советский Союз, решить все одной точечной спецоперацией не представлялось возможным. Да и после оглушительной оплеухи американской нации срочно требовалась какая-нибудь маленькая победоносная война. О том, что у армии не получится добиться ни того ни другого, тогда в голову не приходило никому. Как это, у сильнейшей армии мира против каких-то дремучих крестьян в горах да не получится?! Быть того не может!



Однако, не получилось. Не получилось прежде всего сформулировать главную стратегическую цель, достижение которой могло служить признаком победы. А в отсутствии такой цели оказалось невозможным выработать эффективную стратегию. С той или иной степенью успешности решались только локальные тактические задачи. Когда бессмысленность ведения бесцельной войны стала очевидна американскому обывателю, пришлось "брать на щит" идею борьбы с наркотиками. Но на рост числа операций по выявлению и уничтожению маковых посевов, а также на распыление над ними всевозможных гербицидов, афганские крестьяне ответили расширением посевных площадей.

Опыт войны западной коалиции в Афганистане на протяжении 13 лет (2001 - 2013 год) показал, что полностью победить наркотики в этой стране нельзя. С ними можно только бороться, удерживая объем их производство на минимально возможном уровне. Для это необходимо сохранение прежде всего официального государственного контроля над территорией страны. Пока такой контроль был, примерно до 2005 года, объем производства опиума сохранялся на уровне 3,5 - 4 тыс. тонн. После того, как, с 2006-го года коалиционная армия стала его терять, снова уступая территорию талибам, объем производства наркотиков тоже резко пошел в рост, достигнув в 2006-м уровня в 6,1 тыс. тонн, в 2007-м - 8,2 тыс. тонн.



Некоторый положительный результат начал формироваться лишь после того, как в Вашингтоне поняли, что традиционным западным методом - придти и перестрелять всех плохих парней - в Афганистане ничего добиться нельзя. Надо как-то создавать афганскую государственность и обеспечивать ее способность решать государственные задачи самостоятельно.

Этот процесс с переменным успехом длится семь лет. Надо признать, что американцам удалось в конце концов создать работающий государственный механизм в очень сложных условиях родо-племенных и религиозных отношений в Афганистане. На столько успешно, что стало возможным начать поэтапный вывод западных, прежде всего американских, войск из этой страны. Конечно, наивно полагать, что это обусловлено только одной доброй волей Вашингтона. Ключевыми являются совершенно другие причины. Проблемы с бюджетом. Усталость нации о войны, которая длится дольше, чем Вьетнамская. Резко обострившиеся сложности с обеспечением снабжения группировки сил на ТВД. Опять же, как можно полностью перекрыть санкциями кислород России если единственная линия снабжения американских войск в Афганистане проходит как раз через Россию?



В общем, деньги сильно переплелись с политикой. К тому же отсутствие достижимой осязаемой цели не позволяет в такой войне одержать какую-либо однозначную победу вообще. По этому, в лучших западных традициях, США победу себе придумали "в телевизоре". Бен Ладен мертв. Демократические выборы проведены. Местный президент - Хамид Карзай - не только выбран, но еще и спокойно отработав положенный по Конституции срок, без эксцессов передал свой пост следующему. Тоже демократично избранному президенту Афганистана - Ашрафу Гани Ахмадзаю. Так что, формально, "демократия работает". Правда, не без шероховатостей. Для успокоения главного конкурента Ахмадзая в президентской гонке - Абдуллы Абдуллы - пришлось придумать новый государственный пост Главного исполнительного лица (ГИЛ). Так что формально президент в ИРА один, фактически - не совсем. Но в целом же работает!



Афганская армия достаточно обучена и неплохо перенимает от американцев передаваемый им круг решаемых задач. Тоже не без эксцессов. Афганистан и регулярная современная армия - понятия, между собой не очень просто совместимые. Но в целом правительство контроль над страной сохраняет и даже демонстрирует реальные успехи в борьбе против талибов и производства опия. По крайней мере, объемы его экспорта, по мнению экспертов, пусть не быстро, но снижаются. Также удалось снова "прижать" "Талибан". Полностью его конечно не искоренили, но две ключевые задачи все же решены. Власть официального правительства ИРА распространена на всю территорию ИРА. Ячейки талибов на территории страны действуют только в глубоком подполье, опираясь на свои базы в соседнем Пакистане и на неофициальную поддержку пакистанской межведомственной разведки. Но это уже отдельная песня. Плюс к тому, правительственные силы тихой сапой все же сокращают площади нелегальных опиумных плантаций, что все же ведет к снижению объемов производства опия.

В каком виде может потребоваться поддержка России?

Последний государственный флаг Великобритании в Афганистане был спущен 26 октября. Британский контингент страну к настоящему моменту покинул полностью. Остались лишь чуть менее 200 инструкторов, заканчивающих обучение ряда подразделений афганской армии. Их планируют вывести в 2015 году. Американцы также сокращают свое присутствие в ИРА. К концу текущего года численность армии США в Афганистане сократится с 30 до 9,8 тыс. человек. Но к концу 2016 года выведут и их.



И вот тут формируется та самая точка принятия решения, по поводу которой говорил Владимир Владимирович на Ассамблее ОДКБ. Сам по себе Афганистан нам не нужен. Но то, на сколько стабильной и мирной обстановка внутри этой страны сохранится после полного ухода с ее территории всех иностранных войск, для России и ее союзников важно. Мы заинтересованы в порядке и спокойствии на своих границах. Для его обеспечения Россия готова оказывать помощь правительству Афганистана.



Безусловно, речь о смене англо-американского контингента российским ни в коем случае не идет. Но военно-техническая и консультационная помощь целесообразна безусловно. Равно как координация усилий различных государственных служб в рамках борьбы с наркотиками.

Опасение в том, что, раз новой афганское правительство создали американцы, то оно теперь изначально является про-американским, безосновательно. В том и заключается парадокс Афганистана, что они никогда не был чьим-либо. Ни британским. Ни советским. Ни американским. Он всегда в первую очередь свой собственный. Афганский. Очень непростой. Крайне противоречивый. Не редко просто парадоксальный. Но Россию такое положение дел вполне устраивает. И мы готовы оказывать помощь правительству Афганистана для того, чтобы таковым оно сохранялось и в будущем.
Tags: Афганистан, Россия, прогноз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments