alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Неуклюжая забывчивость или Письмо моим друзьям в Россию (часть третья)

Перейти к началу
Перейти к предыдущей части


2. Граждане обеих стран должны предпринять инициативные шаги по примирению. Не надо ждать, пока их власти начнут поступать ответственно.

Драматичный и успешный пример такой инициативы ученых из двух стран имел место примерно 30 лет назад. Благодаря этой инициативе американское правительство удалось заставить дать согласие на обоюдное прекращение испытаний ядерного оружия. Я не участвовал в этой инициативе, однако лично знаком с некоторыми людьми, которые были к ней причастны.

В середине 80-х администрация Рейгана была решительно настроена на продолжение ядерных испытаний, несмотря на то, что советское правительство при Михаиле Горбачеве добровольно отказалось от них. Главным доводом в американской политике было утверждение о том, что исполнение соглашения о запрете испытаний невозможно проверить.

Сейсмологи обеих стран прекрасно понимали, что это официальное утверждение насквозь лживо. Поэтому ряд американских ученых предложили установить сейсмические датчики возле советского полигона у казахстанского Семипалатинска. К их изумлению, Горбачев на это с готовностью согласился. Вскоре после этого советские приборы слежения были установлены в Неваде. Перед лицом свершившегося факта сопротивление американских властей потерпело крах, после чего был введен неофициальный запрет на испытания.

3. Необходимо наладить экономические связи между Россией и США, и таким образом, создать взаимозависимость. Как отмечалось выше, мощные экономические стимулы тянут нас в пропасть новой холодной войны. Поэтому надо создать противовес из компенсирующих экономических стимулов, чтобы они тянули нас в противоположном направлении — к мирным договоренностям и компромиссам. Здесь можно привести одну популярную американскую фразу: мы должны стремиться к успеху (экономическому), творя добро (нравственное).

Некоторые европейские страны возглавляют движение в этом направлении. Данные страны, и прежде всего Германия, зависят от поставок российских энергоресурсов. Эти же страны выступают против серьезных санкций в отношении России, которые предлагают «ястребы» из НАТО и Вашингтона. Имея значительные инвестиции и серьезный рыночный потенциал в России, американские корпорации и инвесторы наверняка серьезно задумались бы, стоит ли выступать за возобновление холодной войны.

4. Американцы и русские должны научиться воспринимать друг друга и относиться друг к другу как к людям, а не как к абстракции. Целиться в личного друга гораздо труднее, чем в непонятного чужака. Пропагандисты войны прекрасно это понимают, и для них в связи с этим важной задачей становится «обезличивание противника».

Подобно Дэвиду Юму, многие нравственные философы (к ним я причисляю себя) называют умение поставить себя на место другого и сопереживание основой нравственности. Этот фундаментальный принцип важен для всех великих мировых религий. А умение поставить себя на место другого предполагает способность воспринимать остальных как подобных себе людей, у которых есть надежды и страхи, есть семьи, которые они любят, есть работа, которой они преданы, и есть нравственные идеалы, которые направляют их по жизни.

Сопереживание это человеческая черта, которая чаще всего проявляется через личные знакомства с людьми. Следовательно, если между США и Россией возможно мирное сосуществование и совместное процветание, необходимо всячески содействовать проведению студенческих встреч и обменов, дискуссий между коллегами по профессии и деловыми партнерами из наших стран. Следует возобновить трансконтинентальные дискуссии типа популярных телемостов Донахью/Познера середины восьмидесятых. Вместо комментариев американцев о русских нашим СМИ следует показывать выступления самих россиян, таких как Владимир Познер и посол Виталий Чуркин, которые прекрасно смотрятся в кадре и могут напрямую обращаться к нам на своем безукоризненном английском.

Появляются ли на российском телевидении американские дипломаты, ученые и журналисты, публикуются ли они в печатных российских СМИ? Я встречал таких людей во время своих поездок в Россию: они есть, но их недостаточно. Многие из этих американцев могут говорить с россиянами на их родном языке, и я уверен, что это произведет впечатление и удивит российскую аудиторию.

В период нарастания напряженности между нашими странами проводить личные обмены и беседы становится трудно. Но именно по этой причине они срочно необходимы. Как бы новые воины холодной войны ни стремились пресекать такие обмены, они не добьются успеха, если люди доброй воли с обеих сторон будут настаивать на проведении уважительного диалога.

5. Реформировать НАТО, а затем предложить России вступить в нее. Цель НАТО была четко обозначена в ее уставе от 1949 года: сдерживать Советский Союз угрозой применения военной силы и препятствовать распространению коммунизма.

Советского Союза больше нет, и что осталось от первоначальной цели? Если ничего, откуда такая живучесть и настойчивость НАТО?

Наверное, причина не в неугасимой враждебности Запада к России, а скорее в «изначальной инертности». Это знакомая из истории способность авторитетных и признанных институтов оставаться на плаву еще долгое время после того, как их задачи и цели стали неактуальны. Основной пример тому монархии в странах Западной Европы — политически инертные и чисто «церемониальные».

То же самое и с НАТО. В Североатлантический альянс и в американский военно-промышленный комплекс сегодня вложено столько личных состояний и корпоративных интересов, им посвящено так много военных карьер, что нереально предполагать, будто НАТО просто ослабнет и исчезнет. Нереально также думать о том, что альянс скоро откажется от своего продвижения на восток. К сожалению, эти пельмени разлепить невозможно.

И тем не менее, НАТО, вышедшая сегодня к западным границам России, является серьезной помехой для российско-американской разрядки. Что же в таком случае делать?

Я полагаю, что решение проблемы не в незамедлительном роспуске НАТО (это невозможно), а в ее преобразовании в международный альянс, который уже не будет угрожать России. Начать следует с демонтажа передовых ракетных установок и с сокращения количества военных объектов. Затем НАТО следует сосредоточить свое внимание на исследовательской деятельности в области экономики, культуры и науки. Со временем в результате «расширения» НАТО в ее состав войдет Россия. А поскольку враждебное отношение к стране-члену это безусловная нелепость, первоначальная цель «сдерживания» России станет уделом истории.

Чем же в таком случае демилитаризованная НАТО будет отличаться от Организации Объединенных Наций? Может, Североатлантический альянс просто войдет в состав ООН?

Я не против такого исхода, как и (я в этом уверен) любое будущее российское правительство. Ведь в этом случае будет наконец исправлена такая глупость как расширение НАТО в 1990-е годы.

6. Россия и США должны объединиться перед лицом общих угроз.

Этот факт так же стар, как документированная история, и нет сомнений, что это началось еще в доисторическую эпоху: заклятые враги и соперники объединяются перед лицом общей угрозы. Так, афиняне и спартанцы объединяли свои силы на борьбу с вторжением персов. А капиталистические Соединенные Штаты объединились с коммунистическим Советским Союзом, чтобы разгромить нацистскую Германию.

Сегодня нашему общему дому Земле угрожает гораздо более серьезная опасность, чем вторжение армий Ксеркса или Адольфа Гитлера. Из-за своих технологических умений мы внесли такие изменения в земной климат, что если ничего не предпринимать, нам придется оставить все наши прибрежные города, а климатические условия на большей части земной поверхности будут неподходящими для жизни человека и для производства продовольствия.

К сожалению, некоторые нарушения земного климата уже невозможно остановить. Но даже в этих условиях можно существенно ослабить грядущие изменения и приспособиться к чрезвычайным обстоятельствам, координируя усилия людей в общемировом масштабе. И чем скорее это будет сделано, тем лучше.

Эти усилия должны возглавить самые передовые в техническом и научном отношении страны — Россия, Соединенные Штаты, Европа и государства АТР. И это должны быть совместные и хорошо скоординированные усилия.

Кроме того, участвующим в этой работе ученым и инженерам не нужно ждать соответствующих руководящих указаний от своих государств. В США из-за оппозиции отраслей, добывающих и потребляющих органическое топливо, были заблокированы важные законы и акты исполнительной власти. Наверное, подобно тем сейсмологам, что тридцать лет назад проложили путь к запрету ядерных испытаний, частные и неправительственные инновационные организации должны создавать и применять новые технологии, которые влиятельные коммерческие и деловые круги, а также находящиеся у них в рабстве правительства называют «невозможными». Примеров тому множество. Это источники возобновляемой энергии, такие как ветер и Солнце, транспорт на батареях и биотопливе и так далее. Наверное, всего этого сегодня не существовало бы, если бы разработчики в своих исследованиях и проектах всецело полагались и рассчитывали на государственное финансирование.

В непродолжительный исторический момент с середины 80-х до середины 90-х годов большинство американцев относились к российской истории, к культуре и к народу с уважением, восхищением и даже с любовью. Несомненно, этот момент возник в основном благодаря горбачевской политике гласности и перестройки, воссоединению Германии, успешному сопротивлению советского народа коммунистической контрреволюции в 1991 году и взаимному сокращению ядерного оружия. То была эпоха телемостов Донахью и Познера, время многочисленных программ, которые правильно и точно представляли культуру и историю России поразительно несведущей американской аудитории. Конечно, подавляющему большинству американцев надоела бесконечная холодная война, и они были готовы вступить в новую эру мира и дружбы с народом России. Я надеюсь, что то же самое можно сказать об отношении русских к американцам.

А затем все это очень быстро закончилось. После распада Советского Союза американское и натовское руководство стало относиться к России не как к партнеру, а как к побежденному врагу. С огромным высокомерием, о котором я говорил выше, НАТО начала продвигаться на восток. Плохо информированные и самозваные «советники» наводнили Россию со своими широко открытыми ртами и закрытым разумом, а американские корпоративные СМИ запустили новую кампанию по демонизации России и ее руководителей.

Поэтому сегодня мы стоим перед выбором. Станут народы России и Америки врагами, или они будут партнерами? Влиятельные люди в обеих странах (в США стопроцентно) делают ставку на возобновление холодной войны, надеясь построить на этом свою карьеру, обрести престиж и состояние. Однако люди в обеих странах в подавляющем большинстве требуют мира и дружбы между нашими народами — или наверняка потребовали бы, знай они простые и подлинные факты. Все более мрачный ход событий говорит о том, что руководители, по крайней мере, в моей стране, уже начали свою холодную войну. Но успех им заранее не гарантирован. Их мало, а тех, кто не желает участвовать в новой холодной войне, много. Мы можем добиться мира, но лишь в том случае, если будем этого требовать.

Я со своей стороны моих друзей не оставлю. И никакие призывы к «патриотизму» не заставят меня ненавидеть Россию и россиян.

Ваш стойкий друг,

Эрнест Партридж

Доктор Эрнест Партридж — консультант, писатель и лектор по вопросам природоохранной этики и государственной политики. Он преподавал философию в университетах Колорадо, Юты и Висконсина. Партридж ведет вебсайты The Online Gadfly и The Crisis Papers. Сейчас он работает над книгой «Совесть прогрессивиста» (Conscience of a Progressive).

Опубликовано: 07/07/2014 17:57

Источник: www.inosmi.ru
Оригинал: www.opednews.com
Tags: глобализация, гражданское общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments