alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Неуклюжая забывчивость или Письмо моим друзьям в Россию (часть вторая)

Перейти к началу статьи.

Такое «решение» берет свое начало в эпоху администрации Гарри Трумэна. Когда советники Трумэна начали призывать президента к усилению вооруженных сил перед лицом угрозы коммунистической экспансии в Греции и Италии, он ответил, что американский народ не потерпит возрождения армии сразу после окончания Второй мировой войны. Сенатор-республиканец Артур Ванденберг (Arthur Vandenburg) в ответ на это заявил: «Тогда нам придется чертовски запугать американский народ».

Я, как и большинство американцев, признаю, что во времена Трумэна и последующих администраций советская угроза была вполне реальной, и что политика сдерживания оказалась полностью оправданной. Кстати, автором этой «политики сдерживания» был Джордж Кеннан, который, как отмечено выше, резко осуждал расширение НАТО на восток.

Безусловно, целенаправленное запугивание американского общества сейчас превратилось в общенациональную и глобальную угрозу. Преемник Трумэна Дуайт Эйзенхауэр предупреждал об этой угрозе, покидая в 1961 году президентский пост: «У себя в правительстве мы должны остерегаться ничем не оправданного усиления влияния военно-промышленного комплекса, вольного или невольного. Потенциал катастрофического усиления неуместной власти существует и будет существовать». К его совету никто не прислушался, и это настоящая трагедия. Поэтому сегодня почти половина всех военных расходов в мире приходится на долю США, а вторая половина в значительной мере на долю американских союзников.

Нет никаких сомнений в том, что ни один американец, в том числе, из военно-промышленного комплекса, не желает настоящей «горячей» войны. Любой здравомыслящий человек понимает, что такая война приведет к тотальному опустошению во всем мире. Однако этот военно—промышленный комплекс активно ратует за нагнетание угрозы холодной войны, чтобы оправдать свое существование и процветание.

И такой враг должен выглядеть весьма правдоподобно. Если наш предполагаемый враг это «Аль-Каида», то мы строим авианосцы стоимостью много миллиардов долларов и атомные подводные лодки для борьбы с «врагом», у которого нет флота. Мы делаем дорогостоящие самолеты, чтобы воевать с «врагом», у которого нет авиации. Абсурд! И все большее количество американцев признает абсурдность такой ситуации. Но тут очень кстати появляется Владимир Путин и русские.

Невозможно переоценить тот институциональный и экономический импульс силы, который стоит за стремлением возобновить холодную войну. В каждом избирательном округе США специально существуют военные подрядчики. Огромные состояния и миллионы рабочих мест для американцев просто требуют поддержания национальной обороны на обычном для нее высоком уровне. Поэтому конгресс выделяет средства на создание систем вооружений, которые, по заявлениям военных, им не нужны. Сокращение вооружений просто не стоит в повестке конгресса.

Каковы последствия? «Мы не можем допустить, чтобы был мир, это разрушит экономику». В это верят многие политики, экономисты и средства массовой информации. Но это ложное убеждение. Когда после Второй мировой войны в Америке прошла всеобщая демобилизация, и миллионы солдат и матросов вернулись к мирной жизни, наступил период беспрецедентного процветания.

Более того, существует настоятельная потребность в использовании военных технологий в мирных целях, для действий в чрезвычайных ситуациях в любой точке мира. Прежде всего, речь идет о потребности в возобновляемых источниках энергии и о предотвращении климатических изменений. Это тот кризис, который требует взаимодействия и сотрудничества американцев, русских и промышленно развитых стран во всем мире.

Если американской экономике нужен «враг», то на эту роль вполне подойдут энергетические и климатические кризисы. Понимая это, мы можем совместно «перековать мечи на орала».

5. Соединенные Штаты Америки это «исключительная» и «незаменимая» страна. Каждый американский президент, включая нынешнего, провозглашает, что Соединенные Штаты это «исключительная» нация. Мы повсюду слышим: «Американцы это величайшая нация на нашей планете» и даже «величайшая нация в истории». Тот, кто не делает таких заявлений, просто считается недостойным государственной должности.

Я к таким американцам не отношусь, хотя и считаю себя патриотом. Наверное, Соединенные Штаты какое-то время были «величайшей нацией». Возможно, это было в то десятилетие, которое наступило после Первой мировой войны. Но сейчас все уже не так. Будучи патриотом, поддерживающим и прославляющим непреходящие нравственные и политические идеалы учредительных документов нашей республики, я считаю, что мой долг как гражданина состоит в защите и в возрождении этих идеалов. В последние годы они подвергаются серьезным нарушениям со стороны нашего государства, не вызывая при этом серьезных протестов со стороны моих сограждан.

Но «величайшая нация»? Почти по всем объективным показателям национальных преимуществ — здравоохранение, детская смертность, продолжительность жизни, преступность, неравенство доходов, образование, даже личные и гражданские свободы — Соединенные Штаты отнюдь не в лидерах, и в последние годы ситуация там все больше ухудшается.

Мы не должны удивляться тому, что очень мало кто за пределами США считает Америку «величайшей нацией на земле».

Тем не менее, сегодня американские политики, дипломаты, журналисты и руководители корпоративных «мозговых трестов» колесят по миру и проповедуют «американский образ жизни». Это догма о нерегулируемых «свободных» рынках и об ограничении полномочий государства. Осмелюсь сказать, что за годы после распада Советского Союза вы в избытке насмотрелись такого рода деятельности в России.

Эти неофициальные эмиссары убеждены, что «американский образ жизни» оптимально подходит любой развитой или развивающейся стране в мире — и неважно, что народам этих стран так не кажется. В конце концов, заявляют эти проповедники, «мы представляем величайшую нацию на земле. И мы будем делиться своей мудростью и своим образом жизни, даже если делать это нам придется силой оружия».

Не кажется ли вам это нестерпимым высокомерием? Мне кажется, как и многим моим соотечественникам.

Это высокомерие было наглядно продемонстрировано в программном заявлении американского Министерства обороны, проект которого был составлен в марте 1992 года — последнего года администрации Джорджа Буша (старшего). В этом документе мы находим следующее утверждение:

Соединенные Штаты должны демонстрировать свое лидерство, необходимое для установления и защиты нового порядка, который обещает убедить потенциальных соперников, что им не нужно претендовать на более значимую роль или проводить более агрессивный курс в целях защиты своих законных интересов. В невоенных областях мы должны в достаточной мере учитывать интересы промышленно развитых передовых государств, чтобы отбить у них охоту оспаривать наше лидерство или стремиться к свержению установленного политического и экономического порядка. Мы должны поддерживать механизмы удержания потенциальных соперников от стремления играть более важную региональную или глобальную роль.

Этот документ, одним из соавторов которого была заместитель министра обороны Пол Вулфовиц (Paul Wolfowitz), подвергся серьезной критике, и поэтому был переписан с включением в него более сдержанных формулировок. Тем не менее, первоначальное заявление отражало взгляды «неоконсерваторов» — группы политических аналитиков, которые во второй администрации Буша обрели большое влияние.

Одним из самых заметных критиков первоначального варианта документа был ныне покойный сенатор Эдвард Кеннеди (Edward Kennedy), назвавший его «призывом к американскому империализму в 21-м веке, который не может и не должна признавать ни одна нация».

Именно! Поэтому мне хочется спросить сторонников такой политики: «Как бы правительство Соединенных Штатов и средства массовой информации отреагировали на заявление такого рода, если бы его выпустило российское Министерство иностранных дел?» Если бы такое заявление Кремля было воспринято всерьез, его было бы достаточно, чтобы начать новую холодную войну. Однако те представители американского правительства и средств массовой информации, которые предложили и отстаивали эту доктрину однополярного «нового американского века», похоже, исходили из того, что Россия, Китай, страны Азиатско-Тихоокеанского региона и Евросоюза безропотно подчинятся этому «миру по-американски».

Таково оно — опасное высокомерие, возникающее из самонадеянной уверенности в национальной «исключительности».

Я считаю, что президент Путин выразил обеспокоенность руководителей стран всего мира, когда написал в своем письме в New York Times:

Считаю очень опасным закладывать в головы людей идею об их исключительности, чем бы это ни мотивировалось. Есть государства большие и малые, богатые и бедные, с давними демократическими традициями и которые только ищут свой путь к демократии. И они проводят, конечно, разную политику. Мы разные, но когда мы просим Господа благословить нас, мы не должны забывать, что Бог создал нас равными.

Я резко критикую американскую позицию и политику в отношении России. Но прошу понять, что эта позиция и политика формируется «на самом верху» — ведущими средствами массовой информации, политиками и корпоративными «мозговыми трестами». Если многие простые американцы соглашаются со своими заблуждающимися «лидерами», то лишь потому, что на общество активно воздействует пропаганда истэблишмента. И тем не менее, американский народ снова и снова демонстрирует фундаментальный здравый смысл. Как иронично заметил Уинстон Черчилль, «на американцев всегда можно рассчитывать, что они поступят правильно — после того, как попробуют все остальное».

Поэтому холодные и сведущие головы с обеих сторон несут ответственность за то, чтобы доводить факты до американского народа. И наконец, мы переходим к некоторым предложениям.

IV

Что делать?

1. Американский народ должен сказать корпоративным СМИ: исправьтесь или умрите! Американский народ вряд ли потребует перемен в воинственной политике своего правительства в отношении России, пока его оболванивают пропагандой медиа-корпорации.

К счастью, появляются обнадеживающие признаки того, что чары официальной пропаганды ослабевают. Корпоративные СМИ не выживут без аудитории, а эта аудитория уходит из новостных СМИ. Многие американцы в полной мере осознают, что им лгали, убеждая в необходимости войны в Ираке, ставшей катастрофой. Сегодня тех самых людей, которые втянули нас в эту войну, подвергают презрению, причем даже в корпоративных СМИ. Теперь становится предельно ясно, что американское общество просто не допустит новой иракской войны.

К сожалению, не совсем ясно, будет ли это общество противостоять возобновлению холодной войны. Но иракский пример указывает на то, что такое сопротивление возможно. Однако для начала несколько важных фактов об истории России, о ее законных национальных интересах и о политических реалиях, которые нужно, в конце концов, представить американскому народу.

Новейшая российская история дает нам наглядный пример того, что сегодня нужно сделать в Соединенных Штатах. Когда русский народ понял, наконец, что советские средства массовой информации лгут ему, он обратился к запретным источникам — к радиопередачам из-за рубежа, к иностранным публикациям, к самиздату. Когда советский режим утратил народное доверие, его судьба была предрешена.

Если американские корпоративные СМИ хотят выжить, им необходимо отказаться от пропаганды и вернуться к ответственной, поддающейся проверке журналистике, которая когда-то вызывала зависть у всего мира. Чтобы такое случилось, этого должны потребовать люди.

Перейти к окончанию статьи
Перейти к первой части статьи
Tags: глобализация, гражданское общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments