alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Category:

Швеция заявила о вторжении в их воды иностранной подводной лодки

Оригинал взят у vbulahtin в Швеция заявила о вторжении в их воды иностранной подводной лодки
ВМС страны начали масштабную операцию по поиску в территориальных водах королевства незаконно проникшей подлодки. Представитель ВМС Швеции капитан Йонас Викстрём рассказал на пресс-конференции в столице Швеции в Стокгольме, что информация о вторжении лодки была получена из источника, который он не назвал.
- Мы уже начали разведывательную операцию… В ней задействованы корабли, вертолеты, а также несколько подразделений сухопутных войск, – заявил Викстрём.

Всё это снова заставляет вспомнить не только Анекдоты про шведов), но и историю про нашу заблудившуюся подлодку, которая немного приоткрывает завесу над тем, сколь умело наши военные могут заходить на территорию противника, не зная об этом

также есть сводный материал на Вики
Иностранные подводные лодки в территориальных водах Швеции

ШЕСТОГО ноября 1981 года мир узнал о международном скандале: советская дизельная подводная лодка № 137 выскочила на камни в прямой видимости шведской базы Карлскруна. О том, как все случилось на самом деле, читателям «АиФ» впервые рассказывает капитан-лейтенант Василий БЕСЕДИН, в то время замполит злополучной субмарины.

— НОЧЬЮ с 27 на 28 октября 1981 года мы шли в надводном положении, свято уверенные в том, что вокруг на много миль — одно море. Вдруг радиометрист докладывает: «Прямо по курсу работает шведская береговая РЛС!» А командир, капитан 3-го ранга Гущин, ему в ответ: «Ты думай, что городишь. В открытом море-то!»

Потом все, кто был на мостике, увидели впереди огонь. Командир говорит: «Рыбак лазит, давай вперед». Через несколько минут сигнальщик увидел темное пятно по курсу. На мостике пришли к выводу, что кто-то топливо разлил. Но это была гряда камней…

Момент посадки на мель был и в прямом, и в переносном смысле сногсшибательный. Нос подняло, и лодку положило на левый борт с креном градусов 15. Дали задний ход. Крен уменьшился, но лодка с камней не слезла. Хуже того: легли, как говорится, всем брюхом — от носа до кормы.

К утру штурман наконец-то определил наши координаты: лодка — у южных берегов Швеции! Это при том, что несколько часов назад мы, по его уверенным докладам, находились в центре Балтийского моря. Точных слов командира я не помню, но он много нехорошего пожелал штурману, его ближайшим родственникам и военно-морскому училищу, которое он закончил…

Еще в первой половине похода мы зацепились за рыбацкий трал и свернули рамку-антенну радиопеленгатора. Штурман, старший лейтенант Коростов, кроме радиопеленгации и счисления, другим способом определения места корабля не владел. Секстанты оказались неотрегулированными, «ПИРСом» — прибором международной системы, основанной на сигналах фиксированных радиомаяков, — он пользоваться не умел. Итог: за две недели плавания — 57 миль расхождения между расчетной точкой и истинным положением лодки!

Утром начало светать и стало ясно: поверни мы на один градус влево — и вошли бы точнехонько в гавань Карлскруны, шведской военно-морской базы. Ширина секретного искусственного фарватера там всего 12 метров, а мы по нему — как по ниточке! Вот и доказывай теперь, что мы не шпионы, а обыкновенные разгильдяи…

Впрочем, и шведы не краше. Нас не засекли ни один радар и ни один береговой пост. Первыми заметили нас вовсе не военные, а рыбаки. Минут через сорок показался пограничный катер: «Что случилось?» Отвечаем: «Навигационная авария».

К тому моменту мы установили связь со штабом флота. Шок от нашего сообщения был настолько силен, что там, не поверив в радиограмму, приняли ее за провокацию. Несколько десятков раз от нас требовали «уточнить координаты». И, только убедившись, что все это правда, дали по радио команду ждать советских спасателей и быть в готовности отразить попытку захвата.

Первые три дня на берегу рядом с нами службу несли пограничники. На четвертое утро вместо них появилась шведская морская пехота: боевая раскраска на лицах, винтовки М-16, два пулемета, одна пушка. За каждым, кто находился на мостике или верхней палубе, следит сквозь оптический прицел персональный «морпех».

В остальном шведы вели себя по-божески. На все наши просьбы реагировали мгновенно. А проблем возникало — будь здоров сколько. Надо было куда-то мусор с лодки девать, потом пресная вода кончилась. С мели нас сняли шведские спасатели. Правда, в итоге за эти десятидневные «шведские каникулы» хозяева счет предъявили — больше шестисот тысяч золотом.

Домой мы вышли 6 ноября, утром 7-го вошли в базу. Родина встретила неласково: штурмана вскоре уволили в запас, командира лодки списали на берег, меня долго мурыжили за штатом, а потом назначили на «бумажную» должность в политотделе.

Tags: Россия, СССР, Швеция, история, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments