April 3rd, 2021

Китайский хлопковый скандал: выводы и перспективы

Формально жесткий китайский ответ на попытку руководства компании  Nike сыграть в игру «пчелы против меда» не удивителен. Именно так, четко  и бескомпромиссно, Пекин всегда реагировал на шаги, затрагивающие его  право самолично определять политику страны, тем более внутреннюю.

Достаточно  вспомнить, как осенью 2020 года из китайского торгового пространства  буквально за сутки полностью пропал люксовый бренд одежды Burberry,  сразу после того, как холдинг Вetter Cotton Initiative, в которую он  входит, потребовал одно из двух: или прекратить практику нарушения  гражданских прав уйгуров в СУАР или прекратить поставки на мировой рынок  синьзянского хлопка, который конкретно BCI в своей продукции  использовать отказывается.

В Вашингтоне даже чихнуть не успели,  как лицо Burberry в Китае, актриса Чжоу Дунъюй, разорвала рекламный  контракт и буквально за неделю продажи продукции этой марки в буквальном  смысле остановились.

Другой вопрос, что должных выводов из  произошедшего за Океаном никто не сделал, а безнаказанность всегда  оборачивается эскалацией безответственности. Nike в историю с уйгурами  влез не по причине какой-то именно к ним особенной любви. Да и вообще,  заявление руководство компании ориентировало не на Китай, оно его делало  исключительно для внутренней американской аудитории. Потому что там  сейчас формируется очень другой мир, с иными ценностями и принципиально  новыми поведенческими нормами.

Collapse )