March 18th, 2020

Как нефть трясет экономическую пирамиду мира

Проблема нынешнего кризиса в том, что сложность синергетических эффектов наложения множества взаимных связей хоть более-менее связно заранее не в состоянии предсказать никто. Отсюда и реакция строго постфактум, и восприятие близкое к паническому. Наглядный тому пример история с ценой фрахта танкеров.

Нанять лайбу, например, класса Aframax дедвейтом от 80 до 120 тыс. тонн, традиционно обходится от 20 до 30 тыс. долларов в сутки. Точнее обходилось, пока рынок пребывал в предсказуемом спокойствии.

Сейчас он в глубоком раздрае, что сразу стало приводить к парадоксам. Агентство Bloomberg сообщило о резком росте стоимости фрахта танкеров аж на 700%. И такое дело действительно есть. Примеры приводятся. Только в них не отражена вся специфика вопроса.

Корабль – штука дорогая. В идеале он должен находиться под фрахтом не меньше 80% времени года. Лучше 100%, но идеал недостижим из-за необходимости регламентных работ и технических переходов. Потому 2/3 танкерного флота загружены по долгосрочным контрактам, стоимость фрахта по которым сохраняется неизменной. 

Ценовую волатильность формирует оставшаяся 1/3, точнее даже половина от нее, не сумевшая законтрактовать свои суда хотя бы на один сезон, и вынужденная перехватывать разовые заказы. Именно в этом сегменте и формируется ценовой шторм, упоминаемый Bloomberg. 

Collapse )

Нефть не потянет за собой вниз российский газ. И вот почему

События на нефтяном рынке и проблема коронавируса  несколько отодвинули на вторые роли газовую тематику. Но, разумеется,  падение цен на нефть повлияет и на газовый рынок. Что же здесь  интересного?

Сначала  напомним, что для некоторых рынков цены на газ (в первую очередь это  касается СПГ в Азии) по долгосрочным контрактам привязаны к нефтяным  котировкам. Последние месяцы, когда газ уже подешевел вследствие избытка  на рынке, а нефть оставалась дорогой вследствие действий соглашений  "ОПЕК+", между двумя типами ценообразования возник колоссальный разрыв.  Биржевые цены на газ и СПГ находились (и находятся) на уровне трех  долларов за миллион БТЕ (британские тепловые единицы; соответствует  примерно 105 долларам за тысячу кубометров), а цена на СПГ по контрактам  с нефтяной привязкой оказывалась в три (!) раза выше и достигала девяти  долларов за миллион БТЕ. Доходило до смешного: китайские импортеры СПГ  сообщали о "форс-мажоре" по коронавирусу и отказе принимать СПГ по  долгосрочным контрактам, но тут же соглашались покупать эти объемы  сжиженного газа по ценам спот.

Сейчас  ситуация существенно поменялась. При упавших вдвое ценах на нефть  разница между двумя типами ценообразования сохраняется, но становится  намного ниже: по грубой оценке, 4,5 (нефтяная привязка) против трех  (биржа) долларов за миллион БТЕ.

Collapse )

«Голдман Сакс» про коронавирус как свинья про апельсины

Западные СМИ пытаются внедрить в общественное сознание мысль о том, что во всех нынешних и будущих экономических бедах виноват исключительно коронавирус. А раз это фатум, то и винить никого нельзя. Однако в действительности дело обстоит сильно иначе. Пандемия лишь высветила кризис, возник же он из-за того, что капитаны мировой экономики сами в ней разбираются весьма условно. 

В социальные сети попали записи с закрытого селекторного совещания инвестиционного банка «Голдман Сакс» (капитализация – 77,6 млрд, выручка за 2018 год – 36,6 млрд долларов, чистая прибыль – 9,86 млрд) для своих крупнейших клиентов. По ним напрашивается вопрос: это сам банк суть происходящего уже не понимает, или речь идет о целенаправленной дезинформации ведущих вкладчиков?

На совещании главный экономист Ян Хациус (Jan Hatzius) и главный медик Майкл Рендел (Michael Rendel) заверили что:

- никакого системного экономического кризиса нет. Да, мировая экономика просядет на 3%, а ВВП США скорее всего снизится даже на 5%, но это все равно точно не системный кризис;

Collapse )