March 6th, 2020

Нас ждут дешевый газ и голодные годы?

На первый взгляд, на главном для России газовом рынке Европы дело идет хорошо. Спотовая цена за миллион британских тепловых единиц опустилась до 3,8 долларов. Это заставило многих постоянных покупателей американского СПГ отказаться от исполнения контрактов даже ценой оплаты штрафных санкций. 

Газ в США сегодня стоит на уровне 2,02 доллара за МБТЕ. Завод в Корпус-Кристи, откуда происходит снабжение Испании, берет за услуги сжижения 3,5 доллара за МБТЕ. Плюс около 2,6−2,8 долларов стоит доставка и 1,6 доллара — регазификация. Итого на круг выходит 9,92 доллара только себестоимости. С минимальной прибылью — больше 10. Даже со штрафом купить на месте получается существенно дешевле. 

По данным Reuters, за 2018 год из США в Европу ушло 48 газовозов, доставивших через Атлантику 3,23 млн тонн СПГ или 4,45 млрд кубометров природного газа. Текущее положение цен однозначно говорит, что его в Европу везти стало нецелесообразно. За весь 2019 год из 194 планировавшихся европейские потребители взяли лишь 33 танкера. Причем традиционным покупателям ушло 16 и еще 10 — в Турцию.

Иными словами, падение цен освободило от американского газа около 1% европейского рынка в целом или 1,25% совокупного объема газового импорта ЕС. Формально это достижение, но цена за него оказалась чрезвычайно высока.

Collapse )

Эрдоган дорого заплатил в Москве за спасение лица

Несмотря на слова Дмитрия Пескова о других делах в графике Владимира Путина на этот день, российский президент с турецким 5 марта 2020 в Москве все-таки встретился. Переговоры продолжались около шести часов, два из которых лидеры общались один на один. 

Формальным итогом стало прекращение огня в Идлибе, вступившее в силу с полуночи, но фактический результат гораздо масштабнее. Эрдогану удалось сохранить лицо, не проиграв партию полностью, но заплатить за это пришлось дорого.

  Если не вдаваться в детали, то Турция признала новое положение вещей и с ним согласилась. За Асадом остается все занятое САА в результате наступления, начатого 19 декабря 2019 года в Идлибе. Хотя еще 48 часов назад турецкое руководство уверяло общественность в несгибаемости своей воли отбросить сирийскую армию на исходную линию согласно сочинским договоренностям.

Впрочем, хотелки это одно, а объективная реальность — совсем другое. Даже сосредоточив в Идлибе разных сил общей численностью до механизированной дивизии, Анкара не сумела как-либо существенно переломить ход событий.

За пять дней операции «Весенний щит» турецкие войска потеряли не менее 40 танков, примерно 50 бронемашин, 18 РСЗО, 9 орудий ствольной артиллерии, одну систему ПВО малой дальности и более 10 беспилотников (или половину наличного парка БПЛА типа Anka и Bayraktar). Число погибших достигло 120 солдат и офицеров. Потери среди бармалеев турецкий генштаб просто не приводит. Не свои — не жалко.

Collapse )

Про ошибки западноцентризма и российскую стратегию на Ближнем Востоке

Ближний Восток является очень сложным регионом. Он чрезвычайно важен для всей мировой экономики, отсюда и для геополитики. А так как на львиную долю она определяется западными странами, то и трактуется некоторыми аналитиками по инерции в первую очередь сквозь призму западноцентричного мировосприятия. 

В то же время Ближний Восток был и остается совершенно иным моральным, этическим и культурным пространством, оперирующим сильно отличными от западных понятиями и категориями, игнорирование которых часто ведет к ошибкам в анализе там происходящего.

Вот, например, совместная статья доцента департамента востоковедения и африканистики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге и эксперта целого РСМД.

Авторы считают, что эскалация боевых действий в Идлибе и внезапное обострение российско-турецких отношений есть прямое доказательство фрагментации ближневосточной политики России. Якобы вместо цельной единой позиции Москва в регионе все больше скатывается в путаницу сугубо сиюминутно мотивированных друг другу прямо противоречащих шагов.

Дело, по мнению авторов, осложняется еще и тем, что путаницу вызывает острая внутренняя конкуренция отдельных российских бюрократических сил, преследующих собственные интересы даже в ущерб общероссийским. В частности, если в сирийских событиях российское Минобороны еще как-то кооперируется с Министерством иностранных дел, то в Ливии военные задвинули дипломатов полностью.

Collapse )