alex_leshy

Categories:

Есть ли у Пекина ответ на коктейли Молотова в Гонконге?

Китайская технология пережигания протестов в целом работает, но местами ведёт к стрельбе боевыми.

Гражданские беспорядки в Гонконге продолжаются уже четыре месяца и  фактически превратились в своего рода постоянно действующий полигон, на  котором одни отрабатывают методику организации управляемого массового бунта, а другие – его подавления без применения предельной силы.

Всегда раньше подобные события приводили к двум результатам. Если  власть оказывалась недостаточно сильной, то получалась Украина (либо  любая другая страна победившей цветной революции на выбор). В противном  случае получалась площадь Тяньаньмэнь.

С Гонконгом дело осложняется процессом интеграции бывшей британской  колонии в китайское государство, эффективных технологий которого сегодня  в мире не существует. Тот же Евросоюз, при формальном согласии всех его  членов, по сей день остается весьма рыхлым образованием, хотя с момента  запуска объединения прошло больше трех десятков лет. Что уж тут  говорить про гонконгский вариант "одна страна - две системы".

Словом, прибегать к простой силе для подавления беспорядков Пекину  нельзя из-за недопустимо высокой внешнеполитической стоимости подобного  шага. Приходится импровизировать. Кстати говоря, не без успеха. В том  числе существенно обогащая мировой опыт. Обычно бунтовщиков просто  стремились рассеять полицейскими дубинками. Китайские власти показали,  как это можно делать достаточно эффективно и менее заметно без прямого  применения силы, через перекрытие кислорода тем, кто процессы  организует, обеспечивает и финансирует.

Однако при неоспоримых явных успехах тактического уровня, ликвидировать  явление в целом не получается. Причин тому несколько. Самая главная –  активное нежелание внешних акторов спокойно смотреть, как Китай поглотит Гонконг в 2047  году. Теряющим свое ведущее положение в Европе британцам Гонконг  необходим в качестве последней им подконтрольной мировой финансовой  площадки. Вашингтону беспорядки там служат одним из инструментов  геополитического давления на Пекин в уже третий год идущей  американо-китайской торговой войне.

Плюс целый список разных менее публичных сил и собственная местная  специфика, от этнической до культурной и даже урбанистической. На  площади меньше Санкт-Петербурга (1104 кв. км) проживает в полтора раза  больше населения (7,4 млн человек). Да еще высокие цены, в целом дорогая  жизнь и жесткие штрафы за малейший шаг в сторону, до брошенной под ноги  бумажки включительно. И это не шутка. В Гонконге серьезно штрафуют даже  за наличие воды в подставках под цветочным горшком.

В результате противостояние власти и беснующейся толпы вошло в своего  рода клинч, когда успехи по противодействию вроде есть, но общий  уровень протестов, пусть и медленно, но увеличивается. Например,  протестующие стали практиковать поджоги и забрасывание полицейских бутылками с зажигательной смесью. Иногда вынуждая полицию на очень жесткие действия. На днях в интернете появилось видео того, как полицейский стреляет из пистолета в пытающегося с ним драться протестующего.

Так что введение с пятницы, 4 октября 2019 года, главой администрации города Кэрри Лэм чрезвычайного положения в Гонконге можно считать шагом вполне естественным. Другой вопрос – что будет потом?

На данный момент власти и пресса акцентируют внимание лишь на одном  аспекте – официальном полном запрете для митингующих носить любые маски  во время демонстраций и публичных мероприятий. Нарушителей ждет  административный штраф в 3,2 тыс. долларов США (25 тыс. гонконгских  долларов). При этом остается непонятным, как власти смогут добиться  исполнения нормы в условиях, когда ношение медицинских масок там  является элементом повседневной жизни.

Зато за кадром остается право администрации города применять почти  любые меры для обеспечения общественной безопасности без необходимости  их согласования с городским советом или принятия какого-либо прямого  закона. Впрочем, нельзя исключать, что как раз сочетание первого со  вторым и является главной целью. Если до введения режима ЧП задержать  бунтовщиков можно было только за какое-то явное противоправное действие,  да еще при обязательном его подтверждении веской доказательной базой,  то теперь становится возможным арестовывать любого нарушителя просто за  то, что он в маске.

Но поможет ли это в подавлении самого явления – пока остается  неясным. Как говорится, будем посмотреть. В то же время понятно, что за  коктейли Молотова в любой стране полиция имеет право применять силу  вплоть до самой жесткой. Пример «Беркута» на Майдане тому подтверждение.


Специально для ИА REX

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded