Categories:

Так сказать, комментарий к "польскому вопросу"

По техническим причинам эта статья "по польскому вопросу" несколько  подзадержалась с публикацией. Но, думаю, высказаться по нему еще не  поздно. Разве что хочется добавить в качестве постскриптума. 

 Поляки хитропопыми были всегда. Именно это качество привело к созданию  польского государства в средние века. И оно же в конечном итоге привело  его к трем разделам, закончившимся полным исчезновением Польши с  политической карты мира. 

Потому что не стоит путать хитропопость  с имперским коварством. Оно подразумевает терпение, выдержку,  способность нести тяготы и лишения ради высшей цели, тогда как при  малейшей возможности тут же лезли демонстрировать свой особый гонор как  право стоять над любыми нормами и законами.

Ладно бы в  противостоянии польской нации всем прочим, так ведь нет. Внутри нее  каждый прыщ тоже норовил показать себя единственным законным  императором, а всех прочих - пылью под его ногами. Отсюда брался  традиционный разброд и шатания.

Именно это качество, сразу после  возрождения Польши в результате распада РИ в результате Революции 1917,  снова привело польскую элиту на скользкий путь выпендрежного чванства.  Особенно усилившегося после разгрома "польского похода" Красной Армии  летом 1920. Правда, его целью являлась не Варшава, РККА шла помогать  германскому пролетариату, но закончилось все поражением в Польше. 

 С этого момента польская шляхта, уверовав в свою способность держать  бога за бороду, начала пытаться проводить политики европейского, а то и  вообще мирового гегемона. Сначала чтобы выслужиться перед доминирующей  Великобританией, а потом чтобы начать вертеть и самой британской  королевой. 

Им казалось - достаточно успешно. В 1934 году был  заключен польско-германский договор еще известный как пакт Гитлера -  Пилсудского. Как водится, с секретными протоколами, предусматривающими  соглашение о разделе сферы геополитических интересов двух стран. Сегодня  он нем пишется мало, так как бумага плохо стыкуется с образом Польши  как несчастной жертвы гитлеровской агрессии. Но тогда Варшава этим  достижением гордилась весьма сильно.

А еще предметом гордости  заслуженно служил договор о гарантиях безопасности  с Оловянным  островом, фактически передававшим Варшаве право объявлять войну любой  стране мира от лица Лондона. 

Так что агрессия против  Чехословакии выглядела не случайным капризом, а являлась результатом  целенаправленной стратегии польской правящей элиты по созданию того  самого Интермариума или польской империи в формате от можа и до можа. В  том числе с аннексией изрядного куса советских территорий. 

 Предполагалось, что некоторые земли должны войти в состав Польши  непосредственно, а прочие (в том числе все земли Украины, Беларуси,  Молдавии и Западной России) стать безвольными польскими протекторатами с  полным экономическим подчинением Варшаве. Чем это отличалось от планов  Гитлера лично я понять не могу. 

Но тем расклад не заканчивался. В  Лондоне и Париже гнилую суть польского истеблишмента понимали хорошо и  относились к ней с внутренней иронией. Примерно как матерый шулер к  много о себе мнящему хитропопому новичку, севшему к нему играть в  уверенности обдурить. 

Следует признать, комбинацию Лондон  придумал гениальную. Впрочем, не удивительно, учитывая почти 300-летний  опыт успешного манипулирования Европой. Гитлер, как штамм чумы,  взращивается почти в лабораторных условиях. Где надо - он  придерживается. Где надо - подкармливается. Где надо - направляется. Это  в частности про Россию как пространство для германской нации, - идею,  Гитлеру аккуратно подсказанную. 

Считалось, что процесс находится  под контролем и когда понадобится, он легко может быть прекращен. А  пока он полезен в качестве кислоты, полностью растворяющей сильных  европейских конкурентов. Так пропала Австрия, пошла в разделку  Чехословакия.

Вторжение Рейха в Польшу тоже соответствовало  планам. Четыре недели и государства гонористых ляхов перестало  существовать. А все пакты и договора не сработали. Лондон и Париж войну  конечно объявили, но палец о палец не ударили чтобы помочь союзнику хоть  сколько-нибудь существенно. И кто в этом виноват? Гитлер! Очень удобно.  

Для справки, как писал в своем дневнике начальник генерального  штаба Рейха генерал Гальдер, к 25 сентября 1939 года Люфтваффе  израсходовали 93% имевшегося запаса авиабомб, а расход артиллерийских  боеприпасов превысил 97%. Если бы поляки смогли продержаться еще пару  недель, у Вермахта начались бы перебои со снабжением даже танковыми  снарядами.

Это к тому, что взгляды британцев на управляемость  кризиса на тот момент имели достаточно оснований. Просчет случился  потом. Но это уже другая история. 

Сейчас речь о том, что Сталин  ко всему изложенному отношения не имеет.  1 сентября 1939 года было  закономерным результатом собственной польской внешней и внутренней  политики. Как говорится, ибо нефиг было во Владычицы морские рваться. 

Но урок похоже полякам не пошел в прок. Едва возродившись они сегодня снова пытаются стать главными в Европе.

****


Варшава попыталась победить Берлин, и это у неё получилось

Скандал на тему отсутствия приглашения России в Польшу на памятные торжества по поводу начала Второй мировой войны  показал глубину произошедших в мире перемен. И почти все они явно  плохие. Не столько для Москвы, сколько для самих европейцев.  Произошедшее фактически серьезно снижает шансы Европы на обретение  геополитической субъектности, а то и вообще на выживание в рамках  прежней Традиции.

Окно Овертона сдвинулось. Если на протяжении всего периода после мая  1945 года, пусть и малость расходясь в датах (мы День Победы отмечаем 9  мая, а Европа - 8), так сказать весь цивилизованный мир чествовал юбилей  именно победы, то сейчас поляки попытались принципиально изменить  расклад, перенеся торжества на 1 сентября как дату начала того  чудовищного ужаса.

Причин в этом ровно три. Во-первых, такой шаг позволяет замаскировать  мизерность положительного вклада Польши в Победу (вне зависимости от ее  версии) и полностью скрыть отрицательные исторические моменты  агрессивного поведения польской правящей элиты того времени. Например,  вместе с Германией и Венгрией Польша поучаствовала в разделе независимой Чехословакии. Прошу заметить, вооруженном разделе.

Во-вторых, даже при очень тенденциозном подходе, вклад СССР в разгром  гитлеровской Германии отменить не получается. А это вынуждает мириться и  с фактом обязанности поляков ему своей государственностью вообще. По  немецким планам Польша должна была полностью исчезнуть с политической  карты мира, обязанности признавать которые им очень не хочется. Тогда  как перенос фокуса с конца войны на ее начало все упомянутые сложности  как бы автоматически обнуляет.

Отсюда возникает, в-третьих. Вторая мировая война является крупнейшим  и важнейшим геополитическим событием истории ХХ века. Перенос внимания в  ней на Польшу как самую первую жертву, автоматически выдвигает Варшаву  (а значит и польский истеблишмент) в один ряд с лидерами  держав-победительниц. Помните историческое фото с Ялтинской конференции,  наглядно олицетворяющее ведущие страны мира того времени? Поляки  придумали как его официально отфотошопить, дорисовав туда себя.

Кстати говоря, вполне успешно. Польша как бы переиграла ту войну и  добилась в ней победы. Потому что президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер  в польском городе Велюнь в ходе памятных мероприятий официально попросил прощения у Польши  за Вторую мировую войну. Не у России, не у всех подвергшихся агрессии  стран, не у Израиля персонально за Холокост, а исключительно у одной  только Польши.

И теперь польские власти получили прекрасный повод к возрождению материальных претензий  к ФРГ. Формально Польша отказалась от репараций еще в 1953-м, но потом,  особенно после распада советского блока, передумала. Мол, то были  решения советского периода, когда страна находилась под коммунистической  оккупацией, потому сейчас они как бы не считаются.

Германия должна Польше 900 млрд долларов компенсации за причиненный  ущерб. Официального государственного запроса по этому поводу еще нет,  однако на уровне парламентариев он обсуждается вполне серьезно.

Смогут ли поляки добиться их выплаты – вопрос пока неопределенный.  Однако перевод диспута из пьяного трепа в заштатных барах на  международный парламентский уровень говорит о вполне позитивной  динамике. А тот факт, что на мероприятия на площади Пилсудского в  Варшаве прибыли 250 представителей из 40 стран, свидетельствует о  наличии компании государств, согласных, чтобы Польша их возглавила.

Ничего особо представительного полякам соорудить, конечно, не  получилось. Дело дошло даже до анекдота. Польша отказалась позвать на  свое шоу президента России Владимира Путина. Узнав, что тот не едет, от  приглашения отказался Лукашенко. Не поехал в Польшу и Трамп, отправивший  вместо себя вице-президента. Дальше посыпались и остальные доминошки.  На приглашение ответили отказом Меркель, Макрон и первые лица всех  ведущих государств Евросоюза. Ирония заключается в том, что в Польшу не  поехала даже делегация Эстонии.

Таким образом, среди четырех десятков согласившихся поучаствовать  государств, самыми значительными оказались: Украина, Грузия, Литва,  Болгария и Черногория. Еще разве что из Бельгии прибыл ее  премьер-министр.

В общем, одни лимитрофы, но смеяться по этому поводу явно  преждевременно, так как они тем самым демонстрируют примерные границы  польского проекта Интермариум, на реализацию которого претендует  Варшава. И это становится еще один серьезным фактором внутреннего  напряжения в ЕС, серьезно повышающим вероятность его геополитического  распада.

Кроме того, происходящее еще раз заставляет задуматься над созданием у  России собственной активной идейной позиции. Потому что именно ее  отсутствие порождает ту пустоту, которую с удовольствием пытаются  заполнить польские инициативы.

Специально для ИА REX


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded