Categories:

Намерения и обстоятельства Путина

Путину удалось таки консолидировать почвенников и западников. Теперь  обе головы на гербе РФ одинаково недовольны. Западники – самим фактом  существования Путина. Почвенники – Медведева. При этом оба эти  антагонистических движения демонстрируют неимоверную любовь к  персонификации и одновременно пугают своей политической близорукостью. 

Получил личное сообщение:

"Хотел ещё спросить: как вы относитесь к политике Путина? Он мазохист?  Зачем он продолжает поддерживать людей, которые его с удовольствием  сдали бы в Гаагу при первой возможности? Зачем он ставит в министерства  тех людей, которые с упорством лучшего применения саботируют его указы и  всё стремятся отменить пенсии и пособия, повысить налоги и распродать  гос. имущество за копейки, и потом с ними героически борется?...
Меня все мучает непонимание этого абсурда, никак не могу найти ответ. Может черкнёте пару строчек…?
"

Отвечаю:

«Есть логика намерений и логика обстоятельств, и логика обстоятельств  всегда сильнее логики намерений», - гениальный афоризм И.В. Сталина  полностью и абсолютно подходит для анализа действий любых руководителей  вообще, и политических – в частности. Предлагаю действия Путина  анализировать, держа в голове именно эту аксиому.

Люди, никогда ничем не управлявшие и за свою жизнь ничего не  организовавшие, имеют какой-то извращенный стереотип о возможностях  руководителя влиять на процессы, происходящие в руководимой им  организации. Поэтому приходится прибегать к аллегориям:

Пока вы идете пешком, ваши возможности менять направление движения  практически неограничены – можете легко развернуться на 180 градусов,  моментально остановиться, перестроиться и легко ломануться  налево\направо. Это пока вы один и рулите только своей задницей. Стоит  вам сесть за руль автомашины (организации), ваши возможности выбора  движения сразу и резко сокращаются. За рулем авто - оно, конечно,  быстрее и престижнее, но оказывается, ехать уже абы куда не получится,  даже если ваше авто – внедорожник. А по мере набора скорости возможность  безнаказанно крутить руль вообще категорически снижается. 

А вот теперь добавьте к этому те самые внешние обстоятельства, среди  которых – кочки, ухабы, хреновые погодные условия и толпы  недоброжелателей, активно гадящих на лобовое стекло, бросающих на крышу и  под колеса булыжники, подгрызающих подвеску, постоянно пытающихся  подменить топливо собственными экскрементами, активно минирующих все  доступные магистрали, и картинка условий, в которых приходится работать  руководителю-водителю, станет почти полной.

Не знаю, можно ли считать обстоятельствами горластых пассажиров,  каждый из которых уверен, что та дорога, которую предлагает он – самая  прямая и безопасная, и помогающих рулить исключительно по старой  проверенной методике: «Давай левее, еще левее… жми давай, жми, не  останавливайся… а теперь выйди и посмотри, что ты натворил…». Соратники и  «соратники» - это вообще отдельная песня. «Лицом к лицу лица не  увидать, большое видится на расстоянии…», - очень хорошо подметил 100  лет назад Есенин. И я , прежде чем обсуждать кадровую политику Путина,  привел бы несколько классических примеров нехороших историй именно с  соратниками – Христос\Иуда, Цезарь\Брут, Грозный\Курбский,  Сталин\Троцкий\Хрущёв….

Спускаясь с политического Олимпа на высоту собственного опыта,  замечу, что почти всегда, приходя в какую-либо организацию в качестве  кризисного управляющего, я обязательно обнаруживал одну и ту же картину,  а именно - тотальное одиночество руководителя среди как бы  единомышленников, намерения и цели которых почти всегда не просто  расходятся, а прямо противоположны намерениям и целям лидера.

Наличие хотя бы 2-3 реальных единомышленника в окружении правителя во  все времена делали его практически непотопляемым. Но даже наличие таких  людей пока еще не избавило ни одного руководителя от обязательного  наличия «засранцев» из числа «ближних стольников». И это, конечно же,  является одним из мощнейших обстоятельств, влияющих на общий результат.

Количество этих обстоятельств и сила их давления таковы, что ЛЮБОЙ  руководитель, в том числе и политический, круглосуточно занят проблемами  парирования постоянно возникающих угроз, игнорирование которых может  привести как к экономическому, так и политическому краху. Вопросы «Чем  бы заняться?» и «Какую бы реформу от скуки замутить?» не возникают  вообще никогда ни у кого. Зато вместо них постоянно присутствуют другие:  «Где бы выкроить дополнительные ресурсы для затыкания неплановых дыр?» и  «Чем бы подпереть всю конструкцию, чтобы она прямо завтра не  навернулась?»

Логика намерений Путина самая что ни на есть благородная и не раз озвученная: «Мы не допустим насилия над мирным населением (Украины)!», «Террористов и их пособников будем мочить в сортире…”, "Я  бы хотел, чтобы правительство в Москве, региональные власти и  федеральные органы власти в территориях РФ, как швейцарские часы,  молотили, не переставая, вплоть до выборов и сразу после выборов…” С намерениями вообще в России всегда всё в порядке. Хреново с обстоятельствами: 

1) Главный покупатель российского экспорта – Европа, и она же –  поставщик высокотехнологичного оборудования и огромного количества  товаров народного потребления. И можно сколько угодно радоваться  контрактам с Китаем, но деньги от него придут завтра, а вот из Европы  они приходят сегодня, причем в таком количестве, что прервись этот поток  – экономика, а вместе с ней и обороноспособность, откатятся в эпоху  «раннего Ельцина». А как же уже набранные на Западе корпоративные  кредиты? Чем и как их отдавать при отсутствии валютных поступлений? На  что закупать необходимое оборудование и комплектующие для поддержания в  рабочем состоянии действующего производства?

2) На внутреннем рынке главные наполнители бюджета и естественные  союзники в сражениях с глобальными банкстерами – это сырьевики, котороые  обеспечивают поступления здесь и сейчас. Лишить их полностью доходов? А  чем тогда платить пенсии и пособия, зарплаты учителям и врачам? А  взятые повышенные обязательства по социальным гарантиям? А разросшиеся  до неприличия “эшелоны власти” и косяки чиновников, которые хороши, как  электорат, в мирное время, но не годятся даже в штрафбат в  мобилизационный период? Куда этот чемодан без ручки девать?

3) Аппарат управления – это вообще песня. Да – он корявый и дырявый.  Возвращаясь к автоаналогии, подвеска ходит ходуном, колеса разъехались,  при попытке прибавить газа весь аппарат трясет, как в лихорадке. Надо бы  остановиться, выставить развал-схождение, отбалансировать колеса,  подтянуть подвеску, но как? Как остановить Россию? Вот и приходится  придумывать примочки и производить ремонт на ходу, стараясь не делать  резких движений, чтобы не оставить страну вообще без управления.

Все эти обстоятельства достаточно объективны для того, чтобы засунуть  свои намерения в дальний угол и начать решать неотложные задачи по  обеспечению стабильности рынков сбыта и такой же стабильности внутри  государства, где народ слегка устал от революций, в результате которых  революционные лозунги соответствуют результатам с точностью до наоборот.

Революция, если кто забыл, это смена собственника средств  производства. И если “у кого отбирать” вопроса сегодня не возникает, то  кто бы ответил на вопрос: “кому отдать отобранное?” “Народу”? А это как?  Национализировать? То есть отдать в пользование, владение, распоряжение  нашему современному чиновнику? И после этого начнется Счастье? Точно?   “Борец с коррупцией” полковник Захарченко и свежепосаженные мэры и  губернаторы аплодируют революционерам, стоя…

Вопрос новой элиты, которая должна заместить старую и “царствовать”  справедливо, разумно и ответственно, стоит не просто остро и совсем не  только в России. Вопрос её уже перезрел и упал, но (моё мнение) зависит  никак не от желания или нежелания правителя “родить” эту элиту, а  исключительно и только от изменения этих самых обстоятельств, первым из  которых является грядущая технологическая революция, которая очередной  раз изменит производительные силы и привязанные к ним производственные  отношения.

Эволюция средств производства, смена технологического уклада,  дальнейшая роботизация, миниатюризация, информатизация производства и  логистики, связанное со всем этим неизбежное снижение промышленного  энергопотребления, и, паче чаяния, энергетическая революция навроде  холодного термояда, неизбежно и независимо от желания нынешних властей,  неминуемо сформируют новую технократическую элиту, которая сможет  потягаться по эффективности с существующей. 

Развитие средств визуального фиксирования и передачи информации на  любые расстояния, создание таким образом глобальной сети обмена  информацией и возможностей её верификации уже создали новые условия  существования элит, в которых все они находятся, как в стеклянной  комнате, с полным отсутствием хоть какой-то возможности засекречивания  своей личной жизни и новыми требованиями соответствовать ожиданиям  руководимого населения. Элита вынуждена будет выбирать между собственны  комфортом и полной потерей лояльности, а вслед за ней – и управляемости.

Пишу эти слова и понимаю, что любая заметка об объективности  происходящих процессов, которые могут заставить правящую элиту  действовать так, как она может быть и не хочет, в очередной раз  наткнётся на метафизическую веру читателей, что власть делает  исключительно то, что с утра прикажет собственная хотелка, игнорируя все  законы мироздания, включая силу гравитации.

Попытка донести элементарную мысль, известную еще второклассникам,  что не только ученики, но и учитель совсем не свободен в своем праве  определять, что делать на уроке, у взрослых людей вызывает нешуточную  истерику, которая заканчивается дивными взаимоисключающими лозунгами:

1 Власть - дерьмо и это навсегда

2 Недолго этой власти осталось, сейчас начнется

3 Скоро придут все хорошие, прогонят всех плохих

4 Вот пусть существующая власть сама этим и займется...

Чудно, чудно. Особенно про скорую смену правящей элиты на другую,  которая будет исключительно совестливая, заботливая, нежная и теплая,  как подушка. Попытка расспросить поподробнее про этих чудесных  непорочных пришельцев уводит собеседников в "светлое царство  социализма", где не было никаких пороков, а партноменклатура СССР  круглосуточно ломала голову исключительно над проблемой повышения  комфорта для рабочих и крестьян, и была озабочена исключительно  соблюдением главного социалистического принципа "От каждого по  способности - каждому по труду".

Вопрос: "А кто ж тогда сдал всю страну англосаксам в 1991м, если не  партноменклатура?" - приводит к еще более детским обидам и сворачиванию  разговора в привычный тупик: о чем с тобой говорить, если ты со мной не  согласен?....

И ведь уже не раз и не два приводили доказательства - на пальцах  показывали, что новая элита всегда вырастает из старой, и не по щучьему  веленью, а исключительно под давлением внешних обстоятельств. Именно эти  внешние обстоятельства заставили в 1917м 60% офицерского корпуса  царской армии воевать со своими однополчанами в гражданскую. Именно они -  внешние обстоятельства - были причиной массового перехода дворян на  сторону революции...

Точно так же и в 1991м именно логика обстоятельств, которая, как  говорил Сталин, всегда сильнее логики намерений, привели советскую  номенклатуру в стан антикоммунистов и, соответственно, к развалу СССР.  Именно она неминуемо вытащит и среды роттенбергов и абрамовичей тех,  кто, руководствуясь исключительно инстинктом самосохранения, начнет  шинковать нынешний вселенский распил в мелкую капусту. И не потому что  они такие совестливые, а потому что по-другому выжить просто не  получится.

И другой элиты не было, нет и не предвидится. Только та, что  вырастает, как из коротких штанишек, из элиты предыдущей. Ни разу и  нигде по-другому не было. Ни при царе, ни при “комиссарах в пыльных  шлемах”, которых, кстати, почти полностью помножила на ноль в тридцатые  сталинская гвардия.

Нынешнее социальное устройство - не жилец. А какое тогда - то, что  доктор прописал? Какой бы вариант развития мы не рассматривали, какие бы  параметры жизни не задавали, всё равно изначально придётся решать, что  делать с нынешним перепроизводством кредитных обязательств и тунеядцев,  причем в условиях, когда второе постоянно генерирует первое и наоборот. А  что делать с тотальным дефицитом ответственности? Патриоты на эти  вопросы не отвечают. Ни западники, ни почвенники. Все предлагают кого-то  убрать, низложить, аннигилировать.

Всем кто-то мешает. И все ломаются на вопросе: а чему мешают-то? Что  вы такого интересного строите? Расскажите, покажите какие-никакие  планы-проекты. Может быть никого не надо будет изолировать-ликвидировать  - все сами, задрав штаны, побегут в ваше светлое будущее... Молчите,  очередные низвергатели и разрушители “старого мира до основания”? 

Ну тогда я позволю себе перейти от теории к практике и привести  несколько наблюдений о действиях Путина, который как раз пытается менять  не людей, а обстоятельства, которые на них влияют:

Лично я поражён размаху маркетинговой кампании, которая сопровождает  последние 2 года российскую армию и российский ВПК. Самые разнообразные  военные соревнования, аналога которым нет в мире (танковый биатлон,  авиадартс и пр.), на которых видеокамер задействовано больше, чем самой  техники, новые выставки и ярмарки вооружений, венцом которых являются  очень даже эффектно освещенные демонстрации вооружений в условиях  реального боя… Всё это прямо кричит с экранов и новостных полос, что  Россия в лице Путина диверсифицирует свою позицию мировой  “бензоколонки”, дополняя и меняя её на роль торговца самой  высокотехнологичной продукцией в мире с самой высокой долей добавленной  стоимости – современным оружием.

Какие новые обстоятельства возникают при этих изменениях?

1) Меняется роль регионов России, в развитии которой сырьевики были  заинтересованы крайне фрагментарно – только в регионах нахождения  месторождений и своих офисов. Ни сама земля, ни население за пределами  этих регионов сырьевиков объективно никогда не интересовали. Поэтому “15  млн населения для обслуживания месторождений и трубы” – это совсем не  безответственный наброс сумасшедшего политика, а вполне объективная  экономическая реальность. Для маркетинга ВПК такая философия  категорически не подходит. 

2) У торговли оружием – другая философия. Маркетинг ВПК всегда  опирался на имидж армии, непобедимость которой ни у кого не вызывает  сомнений. Ну а какая, к черту, непобедимость с населением в 15 млн? Да, в  современном мире и 150 млн – не айс, так что идея русского миллиарда  для ВПК отнюдь не является чуждой, а наоборот- самой что ни на есть  актуальной и отвечающей его экспортным интересам. Так что чайлд-фри и  торговля оружием – это несовместимые в одной стране антагонисты.

3) ВПК – это всегда – хайт-тек технологии, которые создают  образованные, дерзкие и увлеченные, а эти характеристики ну никак не  стыкуются со стандартами ЕГЭ и вообще с болонской системой образования,  нигде не пересекаются со стилем жизни богемы и офисного планктона и  конкретно конфликтуют с гламуром, который хорош для утилизации лишней  денежной массы, но никак не годится для решения производственных задач.

4) ВПК – это всегда концентрация огромной массы ресурсов, которые  хрен сконцентрируешь, руководствуясь логикой безграничного роста  индивидуального потребления. Поэтому отечественная мобилизация (для  западников – аналог – пуританская (аскетичная) мораль) – необходимый и  обязательный атрибут долговременного успеха на рынке вооружений.

Сами изменения и явный крен государства (и лично Путина) в сторону  ВПК тоже не является каким-то гениальным и жутко оригинальным личным  решением, а тоже принят под давлением внешних обстоятельств, главным из  которых является хороший аппетит “наших западных партнеров”, страстно  желающих в очередной раз отобрать и поделить. Их тоже прижимает и пучит.  Они тоже отнюдь не свободны в выборе маршрута и целей.

"Без перераспределения природных богатств России, решение системных  проблем Западной цивилизации невозможно!", - было заявлено "нашими  западными партнерами" в Чикаго более 10 лет назад и с тех пор  реализуется ими с упорством, достойным лучшего применения. Главный  результат их упорства, которое плавно переходит в упоротость,  это их  стремление консолидировать российскую элиту и население России. 

Российская элита, как может, открещивается от этой консолидации,  намекает, предупреждает и даже криком кричит: "Нет, мы - не они, мы свои  - буржуинские....", однако "наши западные партнеры" неумолимы и  последовательны: "нет, вы -  такие же варвары, и будет с вами то же  самое..." Ну что могу сказать, молодцы-"динамовцы", работают на совесть,  по-стахановски, так, что даже среди эмиграции поддержка Путина  оказалась выше, чем в самой РФ...

Резюмируя сказанное, хочется еще раз подчеркнуть - геополитика и  макроэкономика - это не искусство вращать землю одним усилием воли, а  умение правильно спрогнозировать неизбежную смену времён года,  подготовиться к ней и не пытаться организовать восход Солнца  громогласной командой: "Солнце, встать!". 

Смена технологического уклада неизбежно влечет смену производственных  отношений, и не сможет этот процесс отменить ни Трамп, ни Путин, ни  Медведев, ни любая другая, сколько угодно харизматичная, или совсем  наоборот, личность. А вот способствовать смене уклада может любой из  нас, каждый на своем месте. Для этого не требуется быть президентом или  премьером. Попов, Форд, братья Райт и им подобные, не занимали  государственных должностей, не так ли?...


Источник: Сергей Васильев

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded