Categories:

Монголия, как Украина, только на востоке

Разразившийся в стране коррупционный кризис грозит дефолтом национальной государственности.

XXI век стал серьезной проверкой на прочность большинства фундаментальных политических  понятий. Прежде всего – механизма демократии. В соответствии с  западными представлениями, он является высшим достижением развития  человеческой цивилизации и абсолютно универсальной схемой построения  счастливого и стабильного общества. Если построить государство по  демократическим правилам, оно всегда, мол, будет успешно воплощать в  жизнь народные чаяния, ограждая его "от всего плохого, как событий, так и  людей".

Все прочие схемы считались подлежащими искоренению по причине своей  заведомой отсталости. Потому, первое, что начинал делать Запад на любой  новой подконтрольной территории, это внедрять стандартные шаблоны с  разделением ветвей власти, парламентской демократией и партийной  борьбой.

В теории результат был обязан сработать также хорошо, как в Европе  или США, относивших себя в категории первого (развитого) мира. Однако  сегодня появляется все больше примеров, когда демократия приводит к  совершенно иным результатам, чем ожидавшиеся изначально. Было время,  когда сбои в основном происходили "в третьем мире" (как правило в  Африке), что давало основания смотреть на их пожизненных президентов или  нескончаемую череду военных переворотов с эдаким чувством  цивилизационного превосходства. Мол, дикий край, дикие люди, Африка, что  вы хотите! Но сейчас вразнос окончательно пошла демократическая система  в Восточной Европе, а уж на Украине так вообще демонстрирует  откровенный фарс. Впрочем, Закавказье от нее ушло не сильно далеко.

Но ею дело не ограничилось. В глубокой информационной тени от буйства  событий в Европе, американского шатдауна, сирийской войны и торгового  противостояния Вашингтона с Пекином, в далекой Монголии государственный  механизм тоже пошел в разнос. Разве что события оказались далеки от  мировых СМИ, потому остались никем почти незамеченными.

Началось все почти как во Франции, с сущей мелочи. Только в Париже  возмутились ростом цен на топливо, а в Улан-Баторе случился  коррупционный скандал. В октябре 2018 года вскрылись массовые хищения  средств Фонда развития малого и среднего предпринимательства, созданного в стране еще в 2000 году для способствования экономического развития национальной экономики.

Журналистское расследование установило,  что из 1034 компаний, обратившихся за льготными кредитами, их получили  всего 134 заявителя, из которых 124 имели тесные связи с чиновниками  высшего ранга страны – депутатами парламента, членами кабинета министров  и так далее. Среди всплывших имен оказались даже бывший премьер-министр  и бывший заместитель директора Независимого органа по борьбе с  коррупцией (IAAC).

Деньги там разворовывались не то чтобы уж очень большие. За прошлый  год государственная казна профинансировала фонд на 26,5 млн долларов (65  млрд тугриков). Но когда в казнокрадство оказались вовлечены свыше 40%  численности всех чиновников высшего и среднего уровня, это вызвало  эффект разорвавшейся бомбы.

Впрочем, надо признать, что речь идет примерно о 17% ВВП страны. А уж  когда журналисты копнули архивы еще трех десятков других похожих  общественных фондов, стало понятно, что в государстве монгольском  напрочь прогнило решительно все. При формальной непримиримой  политической конкуренции между Монгольской народной партией (Монгол  Ардын Нам) и Демократической партией (Ардчилсан Нам), на протяжении  четверти века вся власть в стране принадлежала только им. Примерно как в  США, где партий существует много, однако Белый дом занимают только  республиканцы или демократы. Коррупция и раньше считалась серьезной  проблемой Монголии, но теперь выяснилось, что честных чиновников и  депутатов нет практически совсем.

Сейчас события там идут почти по украинскому сценарию. Разве что без  претензий к России. Внутри правящего блока началась жесткая грызня за  передел портфелей. Некоторым чиновникам, вроде министра сельского  хозяйства, замазанного скандалом уж совсем сильно (как пишет пресса, его  жена из средств Фонда получила что-то около  1,5 млрд тугриков под  0,23% годовых), пришлось уйти. Но остальные уходить с теплых мест  отказались даже после угрозы президента страны устроить голодовку протеста. Впрочем, Народный хурал на шантаж не поддался, а президент угрозу исполнять не стал.

Пока "большие дяди" занимаются очередным переделом государственных постов  и утверждают кандидатуры на замену двух выгнанных за коррупцию  министров, мелкие несистемные партии, включая популистского и  националистического толка стали нагнетать "возмущение граждан" и  выводить народ на уличные протесты. Последней каплей стал отказ  парламентского подкомитета снять неприкосновенность с четырех депутатов,  в отношении которых Генпрокуратура открыла уголовные дела в связи с  хищениями средств из Фонда МСП.

В течение всего января Монголия бунтует. Правда, в стране, где 46%  населения проживает в одном городе, а остальные разбросаны по обширной  территории с плотностью 1,7 человека на квадратный километр, фактически  все события ограничиваются одним Улан-Батором, но он зато кипит уже на  запредельных температурах. Требования граждан очень похожи на  украинские. Всех плохих геть. Коррупционеров арестовать. Объявить новые  выборы, которые уж точно должны будут помочь, а что свои обещания не  выполнило ни одно из 14 правительств, выбранных за 27 лет так это как бы  и не важно. Ведь демократия это свободные народные выборы, верно?!

Только вот на выходе этой демократической карусели не меняется вообще ничего. Страна остается одной из самых бедных и промышленно отсталых  в мире. В ней нет не только серьезной промышленности, там в сущности  отсутствует даже внешняя торговля. На данный момент свыше 80% ее объема  приходится только на приграничные территории. Внутренние регионы  Монголии с внешним миром не контактируют практически никак.

Основной национальный доход получается с экспорта горнорудного сырья в  исходном виде. Формально ресурсов в монгольской земле много (вольфрам,  никель, золото, уголь, нефть), существует даже промышленное выращивание  крупного рогатого скота и хлопка, но в какие-либо товары они не  перерабатываются, продаваясь практически в исходном виде.

На все это накладывается в значительной степени клановая, а местами  даже родоплеменная общественная психология, плохо совместимая с  концепциями какого-то там разделения ветвей власти и отделения бизнеса  от государства. А также большие долги, во времена первоначального  упоения демократической вакханалией взятые сначала на инвестиции в  развитие экономических проектов ("Чингис-бонд" на 1,5 млрд долларов в  2013 ), а потом погашение займа на развитие экономических проектов  ("Гарэгэ-бонд" на 800 млн долларов в 2017). Их обслуживание висит  неподъемным гнетом на и без того слабой экономике Монголии, еще больше  усиливая общую бедность населения.

А потом еще кто-то удивляется – почему это у монголов не работают механизмы развитого буржуазного общества.


Специально для ИА REX

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded