Categories:

Семьдесят дней до большой британской катастрофы

После 29 марта возможны даже вооруженные столкновения за рыболовные зоны с французами.

После бурных событий текущей недели вопрос об условиях выхода  Британии из Евросоюза интригу фактически утратил. В теории у Терезы Мэй  есть возможность к 21 января представить на утверждение парламента новый  план сделки с Брюсселем. Однако, во-первых, подготовка прошлого,  отвергнутого, заняла 18 месяцев, а тут до дедлайна остаются лишь три  дня. Во-вторых, план должен быть согласован не только с британскими  политическими и экономическими группами, свое концептуальное согласие на  новый вариант еще должна дать континентальная Европа, что за это время  точно невозможно никак.

Стало быть, вопрос отпадает сам собой. Остров уходит в свободное  плавание по самому худшему из всех ранее возможных вариантов – без  всякого соглашения вовсе. Хотя до официальной даты Brexit – 29 марта  2019 – еще остается почти 70 дней, фактическая точка невозврата уже  окончательно пройдена. Как говорится, матч состоится при любой погоде, и  для британцев он будет равноценен национальной катастрофе.

Убедительным тому доказательством является заявление премьер-министра Франции  Эдуара Филиппа о начале реализации в стране плана срочных мер по  подготовке по варианту "жесткий Brexit". Бюджет выделяет 50 млн евро на  установку дополнительного оборудования на пограничных с Великобританией  зонах. В таможенные, пограничные и ветеринарные службы начат найм 600  дополнительных сотрудников.

Конкретные действия должны быть введены указами президента Франции  Эммануэля Макрона, их проекты уже переданы в его администрацию. Среди  всего прочего они касаются определения правового статуса проживающих во  Франции британских граждан, обеспечения защиты французских предприятий и  граждан, работающих в Великобритании, вопросов финансовых  взаиморасчетов и правил ведения банковской деятельности.

Особую озабоченность у Филиппа вызывает предстоящий раздел зон  рыболовства в Ла-Манше, Кельтском море и северо-западной части   Бискайского залива. Из-за различий в национальных нормах ведения  морского промысла между британскими и французскими рыбаками в ряде мест  уже в течение прошлого года имели место достаточно жесткие столкновения.  Наиболее нашумевшим является августовский инцидент в заливе Сены, когда катера буквально таранили друг друга. 

Пока обе стороны находились в одном общем правовом и экономическом  пространстве, инциденты удавалось сдерживать, после 29 марта британцы  окажутся по ту сторону забора и катастрофическое ухудшение  экономического положения у них вынудит и отдельных рыбаков, и Британию  как государство, реагировать куда более жестко "в отстаивании своих  интересов". До прямой войны дело дойдет вряд ли, однако взаимная  "решительная демонстрация морской силы" весьма возможна.

Сегодня уже нет недостатка в различных прогнозах того, что случится  "потом".  Некоторые из них предельно обтекаемы и туманны, некоторые,  как, скажем, статья ирландского журналиста Кормака Луси в Times,  местами даже иронична. Особенно в части перспектив покупки ведущих  британских футбольных клубов саудовскими принцами. Однако следует  заметить, что абсолютное большинство футурологов сходится в ряде  моментов, действительно имеющих для британского будущего решающее и  катастрофичное значение.

Прежде всего, аналитики сходятся во мнении о дальнейшей судьбе фунта  стерлингов. Строго говоря, ценность британской национальной валюты  снижалась уже давно, однако в течение многих лет процесс удавалось  относительно успешно сдерживать, пользуясь статусом Лондона как одного  из ведущих финансовых центров мира. Свистопляска с Brexit вызвала  массовый вывод капиталов, как собственных, так и просто там  обслуживавшихся, на Континент. Прежде всего, в Германию, Францию и  Швейцарию. Тем самым ускоряя обвал курса.

Сегодня фунт стоит 1,13 евро и 1,29 доллара США. После "выхода без  сделки" большинство финансовых аналитиков ожидают быстрое снижение фунта  до паритета с евро и до курса где-то 1 к 1,14 или около того к доллару.  Это значит, примерно, пятнадцатипроцентный рост стоимости импорта, что  для страны, критично зависящей от ввоза промышленных товаров и  продовольствия окажется весьма сильным и неприятным ударом.

Особенно на фоне скачкообразного повышения безработицы, прежде всего,  в первое полугодие после "дедлайна", связанного с параличом деловой  активности по причине неопределенности нового юридического статуса  Великобритании и правил ведения бизнеса. До сих пор остается неясным,  жить британцам предстоит по общим нормам ВТО или каким-то иным  соглашениям, если их, конечно, получится достичь.

Первое и второе неизбежно больно ударит по внутренним ценам на  недвижимость. В совокупном ВВП Королевства услуги занимают 68,8%, две  трети из которых приходятся на банковский и финансовый сектор, а около  16 процентных пунктов обеспечивают операции с недвижимостью, в первую  очередь, ее сдача в аренду. По меньшей мере, 40% британцев не имеют  собственного жилья, проживая в арендованном, что создало там традиционно  обширный рынок аренды, имеющий значительный оборот и формирующий  существенную долю национального дохода.

После развода с ЕС заметная часть бывших "общих европейцев" окажется  на Острове в статусе иностранцев и, учитывая все сказанное выше,  предпочтет вернуться на Континент. Доходы прочих арендаторов также  весьма ощутимо сократятся, тем самым неизбежно формируя тренд к падению  цен, как на аренду, так и на недвижимость в целом.

Уже одно это способно просадить ВВП Великобритании на 3-4 пункта.  Тогда как в сумме с остальными факторами никого из аналитиков уже не  удивит и его сокращение на 12-15%, тем самым инициируя множество разных  других экономически и даже политических процессов, включая отделение  Ольстера с его последующим присоединением к Ирландии и, также вероятно,  инициацию процессов выхода из состава Королевства Шотландии. Хотя  последнее и не произойдет быстро.

Расхлебывать последствия, равно как и нести ответственность за  катастрофу "перед историей, народом и королевой" вероятнее всего  предназначено Терезе Мэй. Именно потому ее оставили на посту во время  недавнего голосования за вотум недоверия. Британский корабль неумолимо  несет на рифы.

Предотвратить трагедию невозможно. В таких обстоятельствах желающих  взять на себя ответственность за все последствия вполне логично не  находится. Вот когда все случится, и ситуация стабилизируется в более  или менее стабильном состоянии, тогда из кандидатов в спасители нации,  безусловно, построится очередь.

Но будет это только потом, а сейчас "крайней за все" уже окончательно  назначена Мэй, карьера которой на этом, видимо, и закончится. Вместе с  концом многовековой истории самой бывшей великой Британии. В результате  предстоящих событий ее распаду назад до Англии лично я нисколько не  удивлюсь. 


Специально для ИА REX

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded