alex_leshy

Category:

В подручных у «элегантного» Гитлера, часть 2/III

Герман Геринг и Юзеф Бек в компании своих жён. Источник фото: bundesarchiv.de


Часть 1/III читать тут


Ситуацией с выгодой для себя воспользовалась Чехословакия. Прага оказала дипломатическое давление на соседку и заставила её пойти на уступки в вопросе Тешинской Силезии. В обмен на это Польше был обещан нейтралитет в войне с Советской Россией, а также беспрепятственный транзит военных грузов из Франции и других стран Западной Европы. Речь Посполитая серьёзно зависела от этих поставок, в определённом смысле они были для нее вопросом жизни и смерти.

28 июля 1920 г. в разгар битвы за Варшаву представители правительств Чехословакии и Польши подписали в Париже договор о разделе Тешинской Силезии. Большая часть региона перешла под власть Праги, причём это были земли с развитой промышленностью. Полякам достались более отсталые аграрные территории. Город Тешин разделили на два — Чески-Тешин и польский Цешин. Между ними протекала Ольше, ставшая теперь пограничной рекой.

В начале августа международная плебисцитная комиссия прекратила свою деятельность и передала власть польской и чехословацкой администрациям. Однако процесс развода длился дольше: только в апреле 1921 г. из одной части Тешина в другую прошёл последний трамвай. Этот рейс стал символом окончательного разделения города, веками существовавшего как единое целое.

Разрешение территориального спора с Чехословакией в Польше восприняли как унизительное поражение. В Варшаве посчитали, что во время советско-польской войны Прага «ударила в спину» и предательски захватила Тешинскую Силезию. Пилсудский говорил о том, что поляки не могут считать чехов своими друзьями. Всемирно известный пианист, занимавший несколько месяцев пост премьер-министра Речи Посполитой, Игнаций Ян Падеревский писал, что между двумя народами вырыта пропасть и ничто не сможет заполнить её.

Столь эмоциональная, если не сказать истеричная реакция выглядит удивительной и, в общем-то, не совсем адекватной. В те же годы Польша боролась с Литвой за обладание Вильно (Вильнюсом). В 1920-м город надолго стал польским. Это было сделано с помощью военной силы, а отнюдь не путём демократического волеизъявления населения. Однако стоит помнить и о том, что в истории Речи Посполитой Вильно играл колоссальную роль. Кроме того, в начале XX в. более половины жителей города были поляками, а литовское население едва достигало 3 %. И не зря Пилсудский завещал похоронить своё сердце в Вильно, где оно покоится и по сей день.

В принципе, в польском сознании Вильно занимает такое же важное место, как у сербов Косово. Поэтому можно объяснить, отчего в Варшаве столь страстно желали включить этот город в своё государство. Но Тешин — это отнюдь не Вильно, и стенания об утраченных территориях выглядят явно несоразмерными реальной цене вопроса.

Разделив регион, Польша ничего не забыла, ничего не простила и затаила на соседей обиду. Однако воевать до бесконечности нельзя, и в 1921 г. Варшава и Прага подписали договор о нейтралитете, где официально сняли претензии друг к другу. Спустя два года были распущены части Украинской Галицкой армии, находившиеся в Чехословакии.

В 1925-м президент Бенеш прибыл в Польшу с визитом и провёл плодотворные переговоры. В результате страны заключили торговую конвенцию, а также договор, в котором Прага взяла обязательство гарантировать права поляков, живущих на территории Чехословакии. Отношения между соседями стали почти нормальными, и так продолжалось до тех пор, пока маршал Пилсудский не стал корректировать внешнюю политику своего государства.

Жертва нового курса

Сегодня Юзефа Пилсудского часто называют гением, который спас Европу от «красной чумы» и остановил большевистское нашествие. Но это сугубо польский взгляд, если же смотреть на деяния Пилсудского более объективно, то становится очевидным, что именно он устроил авантюру на Украине в 1920 г. Примечательно, что некоторые генералы даже не знали о готовящемся наступлении, поскольку маршал замкнул всю разработку операции на себя. К чему привёл поход на Киев, хорошо известно, и спасение Варшавы по сей день называют «чудом на Висле».

Столь же губительным выглядит внешнеполитический разворот Польши, который произошёл в начале 30-х гг. Авторство этого нового курса принадлежит Пилсудскому. Ещё в 1918-м, когда Речь Посполитая восстановила свою государственность, она оказалась под плотной опекой Франции. По сути, Париж установил над совсем ещё юной страной протекторат. И так продолжалось достаточно долго. К середине 20-х Польша имела покровителя в лице Франции (это очень напоминает современные отношения Варшавы и Вашингтона) и двух непримиримых соседей — СССР и Германию.

Идея Пилсудского заключалась в следующем: Польша дистанцируется от Франции, а затем нормализует свои отношения с Советским Союзом и Рейхом. На первый взгляд выглядело всё красиво, но привело к тому, что Варшава фактически оказалась союзником Берлина.

Новый курс прокладывал лично Пилсудский, а техническим исполнителем стал назначенный в 1932 г. главой МИД Юзеф Бек. Это был лично преданный маршалу человек, которого он знал ещё с Первой мировой, когда будущий министр служил в польских легионах австро-венгерской армии. Кроме верности Пилсудскому, Бек был известен своей нелюбовью к Франции и Чехословакии. В его биографии был эпизод, когда он вызвал лидеров соседней страны на дуэль. Те отказались, но Юзеф Бек создал себе репутацию храбреца. Кроме того, он успел выступить в роли военного атташе Польши во Франции. Закончилось тем, что Париж попросил убрать этого дипломата в погонах, а затем добился его увольнения со службы. Нетрудно догадаться, что любви к Франции это Юзефу Беку не прибавило.

В 1932 г. Варшава подписала с Москвой договор о ненападении. Параллельно началось сближение с Берлином. Перед этим, правда, Речь Посполитая очень громко бряцала оружием на границе с Германией. В 1933-м Пилсудский даже предлагал французам начать превентивную войну против рейха, но в Париже эту идею сочли сумасбродной. Попутно Варшава оказывала дипломатическое давление на Берлин. Германия ещё была слаба и поэтому шла на уступки.

Герман Геринг и Юзеф Бек в компании своих жён. Источник фото: bundesarchiv.de

В январе 1934 г. две страны подписали декларацию о неприменении силы. Дальше началось нечто по тем временам неслыханное: Бек и Пилсудский откровенно хамили французским дипломатам, зато радушно принимали у себя Геббельса и Геринга. К слову, когда с последним встречался Пилсудский, то немецкому гостю он открыто заявил, что, по его мнению, поляки никогда не любили и не уважали чехов. Им и было суждено стать главной жертвой нового внешнеполитического курса Польши.

На 1934-й пришёлся пятнадцатилетний юбилей войны за Тешинскую Силезию. В связи с этим в Польше началась бурная кампания, направленная против соседей. В Цешине с помпой открыли памятник солдатам, погибшим в 1919 г. Газеты стали писать о чехах как о «народе подлецов». Тех из них, кто волею судеб оказался польским подданным, начали выселять из Речи Посполитой.

Осенью 1934-го были проведены военные учения, в ходе которых отрабатывались действия на случай распада Чехословакии. Помимо этого, на польской территории стали готовить диверсионные группы для переброски через границу. Первой акцией саботажа этих групп стало осквернение памятника в городке Тржинце в январе 1935-го. А из Катовице через границу вещала радиостанция, которая вела античешскую пропаганду.

Кроме того, Варшава начала создавать партию из тешинских поляков. Лозунги этой политической силы были откровенно сепаратистскими, но она приняла участие в парламентских выборах весной 1935 г. За польскую партию открыто агитировал консул Речи Посполитой в Тешине, а её вожди блокировались со словацкими сепаратистами. Но Варшаву ждало разочарование: в парламент прошёл только один представитель польской партии. После выборов отношения между двумя странами испортились настолько, что под видом отпусков были отозваны послы.

В мае 1935-го Юзеф Пилсудский отошёл в мир иной, но преемники в лице Эдварда Рыдз-Смиглы и Юзефа Бека продолжили воплощать заветы маршала в жизнь. Единственным политиком, который считал, что с Прагой нужно дружить, был Владислав Сикорский. Пройдёт несколько лет, и после разгрома Польши он возглавит эмигрантское правительство в Лондоне. Но тогда, в середине 30-х, Сикорский находился не у дел, а правители страны были настроены к Чехословакии крайне враждебно.

Ультиматум за ультиматумом

Весной 1936 г. Германия ввела свои войска в Рейнскую демилитаризованную зону. Великие державы в лице Англии и Франции ничего не сделали, чтобы сдержать Гитлера. Внешнеполитическую победу Третьего рейха Польша решила использовать в своих интересах. Юзеф Бек выступил в Сейме и потребовал вернуть часть Тешинской Силезии, принадлежащую Чехословакии. В воздухе отчётливо запахло серьёзной конфронтацией в центре Европы, и в ситуацию решила вмешаться Франция. После смерти Пилсудского отношения Парижа с Варшавой снова стали налаживаться, и французы взяли на себя роль посредников. Несколько месяцев они пытались примирить Польшу и Чехословакию, но все усилия были тщетны. Осенью 1937 г. Речь Посполитая возобновила заброску диверсантов в соседнюю страну.

В январе 1938-го Бек побывал в гостях у Гитлера. Фюрер заявил польскому министру, что чехословацкое государство в нынешнем виде сохранить невозможно. Юзеф Бек горячо поддержал эти слова. А через два месяца Германия аннексировала Австрию. Варшава была предупреждена Берлином заранее и ограничилась заявлением о том, что происходящее является «внутренним делом Австрии».

Буквально в те же дни на границе с Литвой был обнаружен труп польского солдата. Каунасу мгновенно направили ультиматум с требованием в течение 48 часов установить дипломатические отношения. После захвата Вильно в 1920-м Литва таких отношений с Польшей не имела, поскольку прибытие посольства в Варшаву могло означать, что в Каунасе согласились с отторжением территорий. Теперь поляки грозили войной. Но тут своё слово сказала Москва: посол Речи Посполитой был вызван в Наркомат иностранных дел, где ему сообщили, что СССР заинтересован в мирном разрешении спора. Польше пришлось смягчить условия ультиматума. Литва посольство прислала, но благодаря позиции Советского Союза обошлось без войны.

Одновременно с давлением на Каунас Варшава активизировала свои действия в отношении Праги. Польша уже знала, что Чехословакия будет следующей жертвой Гитлера, и стала налаживать контакты с судетскими немцами. К тому же соединения Войска Польского начали стягиваться к границе. СССР вместе с Францией пытались помочь Чехословакии, но Польша официально заявила, что объявит войну, если части РККА попробуют пройти через её территорию. Естественно, что такого рода демарши были на руку Германии, которая тем временем организовала в Судетах массовые беспорядки.

Прага пыталась маневрировать и предложила Варшаве льготный кредит на крупную сумму в 5 миллиардов злотых. Польша отказалась и усилила нажим: в Тешине активизировались сепаратистские организации, а спецслужбы Речи Посполитой готовили восстание в регионе. Не отставала и пропаганда, которая постоянно повторяла слова покойного маршала Пилсудского: «Искусственно и уродливо созданная Чехословацкая Республика не только не является основой европейского равновесия, но, наоборот, является его слабым звеном».

К осени Судетский кризис достиг своего пика. В середине сентября 1938 г. Гитлер встретился с британским премьер-министром Чемберленом и потребовал передать Германии спорный регион. Так открылась дорога к конференции в Мюнхене, где Чехословакию заставили отдать немцам свою территорию.

Представители великих держав ещё не успели приехать в Мюнхен, а Польша уже выдвинула ультиматум с требованием передать Тешин. Одновременно активизировались диверсионные группы. Восстание местных поляков поднять не удалось, но взрывы и перестрелки постепенно становились частью повседневной жизни Тешинской Силезии.

Вместе с тем в Варшаве понимали, что СССР не останется сторонним наблюдателем, и, помня об истории с Литвой, принимали превентивные меры. Летом 1938-го польские и румынские генералы обсуждали совместные планы на случай войны с Советским Союзом. В числе прочего они делили будущие оккупированные территории: под контроль Румынии переходили земли, расположенные южнее линии Винница — Киев — река Десна. Польше доставалось всё, что севернее — вплоть до Ленинграда.

В середине сентября на Волыни были устроены масштабные манёвры. По сценарию «красные» вторгались с востока, а «синие» защищались. Учения закончились полной победой «синих», после чего в Луцке провели пышный парад. Принимал его лично маршал Рыдз-Сиглы — фактический правитель Польши. Часть войск затем отправилась на чешскую границу.


 Часть 3/III читать тут 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded