Почему Трамп в торговой войне с Китаем пока выигрывает

Цель войны – не сам Китай, а принуждение американских ТНК к возврату капиталов в США. И это работает.

Как уже говорилось ранее, американскому президенту удалось загнать  Китай в угол. Имея экспорт в Поднебесную (за 2017 год) всего на 122  млрд долларов и импорт из нее на 436 млрд долларов, Трамп, надо отдать  ему должное, сумел изящно произвести санкционный размен в свою пользу.  Теперь он может спокойно получать до 60-80 млрд долларов ежегодных  дополнительных таможенных сборов практически без риска для себя: в  рамках сохранения принципа зеркальности Китаю обкладывать встречными  ответными санкциями просто нечего.

Долгое время действия администрации Белого  дома оценивались только сквозь призму публичных выступлений хозяина  Овального кабинета, почти год обозначавшего целью исключительно  сокращение отрицательности платежного баланса в торговле. По его словам,  США покупает в КНР всякого разного на 375 млрд долларов больше, чем  туда продает сама. Если все оставить как есть, при всем своем богатстве  разорение Америки становится лишь вопросом времени.

Из чего создавалось впечатление, что Трамп  эту войну проигрывает. То ли он сам плохо разбирается в экономике, то  ли советники у него плохие, но ужесточение санкций оборачивается  примерно одинаковым масштабом сокращения взаимной торговли, а значит,  отрицательное сольдо остается неизменным. Следовательно, Америка  продолжает проигрывать.

На этом фоне особенно странным начинает  выглядеть поведение американской стороны, постоянно срывающей любые  попытки китайцев "договориться". Казалось бы, Вашингтон должен вести  себя иначе. Пекин минимум дважды предельно прозрачно давал понять о  согласии пойти на значительные уступки. В конце концов, конфликт ему уже  потенциально оборачивается перспективой потери  примерно 1% ВВП, тогда как противник теряет не более 0,5%. Все, что  требовалось – тихо сесть и за закрытыми дверями договориться, особо не  разглашая деталей. Но администрация США поступает строго наоборот, при  малейшей возможности нарушая любые уже доступные соглашения и еще больше  взвинчивая в игре ставки.

Фактически вопрос формулируется жестко:  или Китай полностью публично капитулирует, сдавшись на милость  победителя без каких-либо условий, или США свое санкционное шоу  продолжат, так сказать, "до последнего цента". Неприемлемость этих  условий для Пекина очевидна. Договориться кулуарно, пусть даже ценой  значительных разовых отступных выплат, председатель Си и китайская  правящая элита может, но официально встать на колени – никогда.

Пока китайцы стараются особо резких  движений не делать. Да, они подали два иска в ВТО, но рассмотрение там  претензий занимает годы, что создает обширную зону неопределенности во  времени. Да, Китай объявил о полном прекращении закупок американской нефти. В сентябре из США в Поднебесную было доставлено всего 0,6 млн барр против 9,7 млн в августе и 13,9 млн в мае.

И, да, последнее означает серьезный, если  не смертельный, удар по сланцевой добыче углеводородов в Америке. Как  потому, что китайское направление потребляло пятую часть нефтяного  экспорта США, так и потому, что именно благодаря "сланцевой революции"  страна смогла получить свободные объемы для наращивания экспорта в Китай  на 923,4% в 2017 году по сравнению с итогами 2016-го.

Из отчетов Refinitiv Eikon следует, что в  результате введенного бойкота у американских сланцевиков образует  излишек добычи где-то на 80 млрд баррелей в год. Не сказать, что много,  но все равно на и так не страдающем дефицитом рынке образуется излишек в  2,4% совокупного предложения, что создает очень ненулевой риск  сваливания сланцевой отрасли в новый кризис. Со всеми вытекающими  негативными последствиями для американской экономики.

Тем не менее, Трамп и стоящая за ним  "корпоративная Америка" упрямо продолжает гнуть казалось бы  самоубийственную стратегическую линию. Они все дружно сошли с ума, что  очень вряд ли, или на самом деле их президент преследует сильно другую  цель?

Очень похоже, что дело тут вовсе не в  Китае. Война действительно идет, но не против Пекина. Ее стратегической  целью является исключительно транснациональный капитал, только формально  считающийся американским. В действительности, он пытается перекроить  мир для обретения собственной геополитической субъектности. Прежде  всего, чтобы платить как можно меньше налогов. В идеале – не платить  вовсе.  Еще в 2013 году на зарубежных счетах они держали более 1 трлн  долларов так называемой нераспределенной прибыли,  то есть денег, с которых налоги не были уплачены вообще. А так как  корпоративный налог в США составляет от 32 до 42,2%, уже одно это  позволяло оценивать "недополученные" казной суммы в более чем 300 млрд.

С тех пор положение ухудшилось еще больше.  Благодаря юридическим играм на нестыковках национальных  законодательств, совокупная фактическая корпоративная налоговая ставка в  Америке снизилась до 23-26%, а ряд известных ТНК вообще фактически  платят не более 5-7% налогов вместо 32-42%. Тогда как по данным  Institute for Taxation and Economic Policy размер нераспределенной  прибыли к концу 2017 года вырос  уже до 2,6 трлн. долларов, из которых казна претендует по меньшей мере  на 600-700 млрд. Сумма более чем достойная в качестве стратегической  цели большой экономической войны.

При чем тут Китай? Так ведь экономической  основой процветания и глобальных властных претензий ТНК является, прежде  всего, наличие обширных иностранных рынков для инвестирования капитала.  Следовательно, разрушая их, Трамп бьет по самому больному – по  прибылям, а значит самой финансовой основе мощи противника.  Ближневосточный рынок уже уничтожен. Европейский доведен до серьезного  обозления. Брюссель приступил к систематическому раскулачиванию Google,  HP и разных других "победителей в свободной рыночной конкуренции". Очень  потенциально перспективные для инвестирования Иран и Россия подведены  под массированные санкции, включая косвенные, то есть больно бьющие и по  "своим нарушителям".

Последним еще не уничтоженным регионом остался только Китай. Из доклада Rhodium Group и NCUSCR следует,  что за четверть века (с 1990 по 2015 годы) "американские инвесторы"  (прежде всего, ведущие ТНК) вложили в экономику КНР 228 млрд долларов.  Китайцы за указанный период в США "принесли" только 64 млрд. В  действительности цифры больше. За последние "два года перед войной"  Пекин сумел нарастить объем суммарных накопленных прямых инвестиций в  США до 96 млрд, а благодаря реинвестированию получаемой прибыли обратно в  китайскую экономику, американские ТНК довели сумму своих НПИ до 350-410  млрд.

Суть игры Трампа заключается в  выдавливании этого "почти пол триллиона" долларов из Китая обратно.  Теоретически ТНК вольны вкладывать их куда угодно, однако с помощью  санкционной войны все обставляется так, что единственным тихим местом  оказывается только американская экономика...

И вот тут открывается отличная возможность  одновременно убить трех зайцев. Во-первых, вынудить ТНК накопленную  прибыль таки "распределить", тем самым вернув должок за много лет.  Во-вторых, вливание, вместе с налогами, почти триллиона долларов в  американскую экономику вызовет рост биржевых котировок, а значит,  обеспечит "возрождение" американской экономики на десятилетия вперед.

В-третьих, китайские инвестиции в США создают  порядка 100 тысяч рабочих мест, тогда как американские в Китае – свыше  1,6 млн.  Следовательно, пусть даже "по курсу один к трем", возврат  капиталов в Америку потенциально сулит созданием не менее полумиллиона  новых рабочих мест. Со всеми вытекающими плюсами. Государство там уже  создает больше 17,5% номинального ВВП, следовательно, рост доходов  бюджета увеличит объемы госзаказа, тем самым еще больше добавляя рабочих  мест и наращивая масштаб национальной экономики в целом. Тогда как  Китай столкнется с проблемой падения доходов и ростом социальной  напряженности. Для США и то и другое считается приятным бонусом в  геополитической конкуренции.

Надо признать, что пока в этой "торговой войне с Китаем" Трампу удается выигрывать. По крайней мере только за 2017 год общий отток капитала из КНР  достиг рекордных 725 млрд. Для справки, в 2014-м он не превышал 160  млрд и примерно соответствовал масштабам получаемой американскими ТНК  там прибыли. Сегодня он превышает прибыль в 2,7 раза. Похоже на то, что  международные корпорации стали забирать не только прибыль, которую там  стало некуда вкладывать, но и основные инвестиции. Нельзя сказать, что  все эти деньги бегут именно в США, однако статистика показывает,  что только за апрель текущего года в Америку "притекло" 138,7 млрд, в  мае - 69,9 млрд, в июне - 114,5 млрд., в июле - 52,2 млрд долларов. За  четыре месяца набегает 375,3 млрд долларов возвращенных денег.

Так что приходится признать, в торговой  войне с Китаем Трамп пока однозначно выигрывает. Другой вопрос, что  приток денег не оборачивается ростом объемов натурального производства.  Все они практически полностью уходят в продолжение раздувания биржевого  пузыря, давно оторвавшего стоимость акций от реальной доходности  физических активов. Что превращает его в классическую финансовую  пирамиду. И вот сумеет ли Трамп победить и подчинить ТНК государству до  того, как пузырь лопнет, является сейчас самым главным стратегическим  вопросом.


Специально для ИА REX

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded