alex_leshy

Categories:

Экономика интернета, Часть 3/III

Часть 1/III читать тут

Часть 2/III читать тут

В-пятых, удалось монетизировать и денежные переводы в рамках системы VK Pay. Так, при отправке переводов с карт Mastercard и Maestro комиссия не взимается, если сумма не превышает 75 тысяч рублей в месяц, а при отправке переводов с карт Visa и «Мир» комиссия составит всего 1 %, минимум 50 рублей.

В результате за 2017 год выручка ВК выросла на 56,3 % и составила 13,9 млрд рублей. Выручка Mail.Ru Group в 2017 году увеличилась на 34,4 % по сравнению с предыдущим годом и составила 57,469 млрд рублей.

Сама же сеть продолжает эксперименты с монетизацией.  В конце лета 2018 года ВК в тестовом режиме запустила монетизацию статей. Авторы будут получать деньги за показы рекламных блоков в их материалах. На данный момент в тестировании участвуют около 20 сообществ. Главное условие — подключиться к рекламной сети «ВКонтакте».

Впрочем, какими бы популярными ни были социальные сети, они всё равно не являются самыми используемыми приложениями в смартфонах россиян и уступают мессенджерам.

Результаты ответов респондентов исследования исследования Deloitte «Медиапотребление в России — 2018».

93 % обладателей смартфонов в нашей стране используют мессенджеры. Самыми распространёнными программами данного типа в РФ являются WhatsApp (65 %), Viber (56 %) и Skype (52 %). Блокировка Роскомнадзором Telegram не изменила отношения большинства россиян (71 %) к мессенджеру, однако 19 % ответили, что стали пользоваться Telegram чаще, и только 10 % — реже.

Однако, несмотря на то что мессенджеры позволяют нам общаться бесплатно, они так же, как и социальные сети, являются бизнес-проектом со своими схемами монетизации.

Основа экономики мессенджера на этапе запуска — чьи-либо инвестиции, однако затем приложение монетизируется, впрочем, особых успехов в этом деле не удалось достичь.

  1. Facebook Messenger является следствием оптимизации мобильного клиента социальной сети, из которого «вырезали» функцию переписки, выделив её в отдельное приложение, чтобы пользователям было удобнее листать ленту новостей в клиенте Facebook и приносить корпорации больше денег. Кроме того, Facebook в 2016 году тестировал функцию рекламы в чатах Messenger, что является такой же схемой монетизации.
  2. WhatsApp до покупки приложения Facebook в 2014 году за 19 млрд долларов (тогда в WhatsApp трудились 55 человек) требовал с пользователей небольшую плату после года использования. Однако подписка давала WhatsApp лишь 25 млн долларов в год, тогда как до поглощения Facebook ежегодные расходы мессенджера составляли 280 млн долларов. Цукерберг в 2014 году признавался, что не придумал схему монетизации WhatsApp.
  3. Skype зарабатывает деньги на функции платных звонков на физические телефоны. Viber делает деньги на Viber Out (звонки на мобильные и стационарные телефоны), Viber Stickers (наборы стикеров), Viber Games (игры). Кроме того, в Viber пользователям периодически приходят спам-рассылки от различных SMMщиков, что тоже является одним из способов монетизации сети.
  4. Telegram, по крайней мере в 2015 году, не был монетизирован — Павел Дуров тогда утверждал, что  ежемесячно тратил на мессенджер около 1 млн долларов из своих накоплений. Отношение Дурова к рекламе вперемешку с переписками пользователей ещё проще. «Показывать рекламу рядом с частной беседой кажется неуместным и даже безнравственным», — заявлял Павел Дуров в интервью Wired.

За первые две недели аудитория канала «Бывшая» выросла до 35 тыс. человек, а к концу лета достигла 75 тыс. подписчиков. На рекламе комик Артур Чапарян успел заработать около 1 млн руб., а ещё 1,2 млн руб. получил, когда продал канал Юрию Корбу. 

Отсутствие монетизации в мессендежере означает лишь то, что его разработчики на нём не зарабатывают деньги. А вот владельцы Telegram-каналов монетизацию успешно освоили: неполитические каналы зарабатывают на рекламе, а политические — на заказных постах. Именно так монетизировался тот же «Незыгарь», который по заказу «мочит» политиков. Кроме того, созданы целые сетки каналов с единообразной редакционной политикой и, вероятно, владельцами.

Экономика тщеславия

С 2005 года YouTube провёл масштабную программу по локализации: компания разработала свыше 85 локальных и национальных порталов для распространения видео, адаптируя опыт потребления видеоконтента для пользователей во всем мире.

И хотя всё ещё остаются значительные части мира с большим количеством интернет-пользователей, обойдённых вниманием YouTube, очень вероятно, что все, кроме Китая, скоро получат доступ к самому популярному видеопорталу через национальные версии.

Но, несмотря на всё презрительное отношение активного интернет-сообщества к телевидению, YouTube ещё нигде не смог опередить ТВ по количеству потраченных на него минут экранного времени.

Потребление роликов на YouTube является более фрагментированным, в отличие от ТВ-программ, на которых зритель фокусируется, тогда как роликам на YouTube гораздо сложнее удержать его. В США еженедельное время в объёме 292,5 млрд минут, истраченное на просмотр передач в 10 наиболее популярных ТВ-сетях, распределяется между 635 программами, тогда как 37,2 млрд минут в YouTube проходится свыше чем на 700 тыс. каналов. То есть теоевидению гораздо лучше удаётся удерживать внимание аудитории.

Существенно отличается и структура просматриваемых передач: в США из 250 программ, сгруппированным по жанрам, 33 % приходится на драмы, по 18 % — на комедии и шоу, 15 % времени отнимают новости, 10 % — спорт и лишь 6 % — документальное кино. В YouTube, если сгруппировать 250 самых просматриваемых видео по жанрам, то выйдет, что 94 % роликов — это музыка, 4 % — обзоры игрушек, 2 % — короткометражные мультфильмы и меньше 1 % приходится на обучающие видео. У «телевидения» от Instagram — IGTV — тематика видео будет ещё уже в силу особенностей соцсети.

Однако YouTube, как часть империи Alphabet, позволяет зарабатывать на роликах тысячам блогеров, в отличие от ТВ, на котором зарабатывают телеканалы или крупные продакшен-студии. Просто Alpnabet вынуждена делиться частью своих рекламных доходов (получаемых в том числе и с YouTube) с блогерами, иначе YouTube как площадка начнёт стагнацию и погибнет без работающего конвейера по созданию новых роликов.

Размер дохода от YouTube-блогерства, который может быть неограниченным, зависит от многих факторов. В среднем владельцу видеоблога за 1000 просмотров начисляется 0,7–1,5 доллара, что соответствует 48–89 рублям. По статистике большинство видеоблогеров — владельцев собственных каналов на YouTube зарабатывают на популярном видеохостинге не более 500 долларов в месяц.

Чтобы доход перевалил за 1000 долларов, понадобятся месяцы упорной работы и определённые знания. Блогеры, имеющие более 100 тыс. подписчиков и такое же количество общих просмотров, зарабатывают достаточно большие деньги. За минимальные 100 тыс. просмотров в день канал будет приносить прибыль от 50 до 150 долларов в день. В месяц доходность такого канала будет варьироваться от 1,5 до 4,15 тыс. долларов.

Вершина пищевой пирамиды русского сегмента YouTube. Доходы российских блогеров, по данным исследования РИАБ.

В YouTube-номике несколько статей дохода: базовая — выплаты от YouTube за рекламу во время просмотра ролика (может быть, как в виде баннеров, так и в формате роликов-перебивок) и дополнительная — рекламные интеграции (так называемые product placement), то есть за скрытую рекламу в самом ролике. Солидная часть разнообразных бьюти-блогов и обзоров чего-либо в YouTube — это реклама, за которую рекламодатели отдельно платят блогерам, чтобы те обеспечивали рекламу чужой продукции своим авторитетом.

Стоимость подобной интеграции зависит от популярности блогера (то есть количества его подписчиков и количества просмотров), а также его целевой аудитории. Понятно, что Катя Клэп получит большую прибыль от рекламы косметики, чем Дмитрий Пучков — у них слишком разные аудитории. Особенность рекламы в YouTube состоит в том, что она эффективнее — за счёт сегментации аудитории и более продвинутой системы аналитики легче попасть в нужную целевую аудиторию, в отличие от рекламы на телевидении. 

Поэтому, как и в случае с рекламой на ТВ, общую сумму гонорара за рекламу чего-либо в YouTube стоит делить на количество просмотров и переводить в стоимость рекламы на одного зрителя. Так внушительные суммы «интеграций» не будут выглядеть столь шокирующе для обывателей.

Порой каналы на YouTube оказываются настолько успешными, что превращаются в многомиллионные активы.

Один из самых популярных детских YouTube-каналов с 16 млн подписчиков Little Baby Bum продали медиакомпании Moonbug. По мнению экспертов, канал мог стоить до 11 млн долларов.

Little Baby Bum — это канал с песнями-мультфильмами для детей, занимающий девятое место в списке самых популярных YouTube-каналов, по версии Socialblade. На канал подписаны 16 млн пользователей, а самое популярное видео, подборка песен длиной 54 минуты, собрало более 2 млрд просмотров.

История Little Baby Bum — это пример того, как на YouTube приходит крупный капитал. YouTube-номика — такая же отрасль экономики, там действуют такие же законы концентрации капитала.

Несмотря на то что, по данным исследования профессора Оффенбургского университета (Германия) Матиаса Бертла, треть британских детей в возрасте от 6 до 17 лет желают стать YouTube-блогерами, достичь успеха им практически не суждено.

Англоязычный YouTube стремительно перешагнул черту, когда на нём мог заработать простой блогер-самоучка, а отечественный сегмент вплотную подступает к этой черте. Увеличивающееся количество роликов на видеохостинге приводит к росту конкуренции между блогерами, которым приходится бороться за внимание аудитории и постоянно повышать качество своих роликов. А любое повышение качества — это трудовые и финансовые затраты, которые вскоре сможет выдержать лишь профессиональная продакшен-студия. В 2006 году в англоязычном YouTube 63 % всех просмотров приходились на 3 % самых популярных каналов, но спустя десять лет те самые 3 % самых популярных каналов получали уже 90 % просмотров. Из тех, кто начал снимать ролики в 2016 году, 85 % получили максимум 458 просмотров в месяц.

96,5 % американских YouTube-блогеров их доходы от рекламы на видеохостинге не позволяют пробиться выше черты бедности. Лишь трём процентам американских блогеров их каналы приносят доходы от рекламы в сумме свыше 16,8 тыс. долларов в год, а это лишь немногим больше федерального уровня бедности, который установлен в размере 12 тысяч 140 долларов на одного человека в год. И лишь 1 % избранных YouTubе-ров получает доходы от своей деятельности в размере от 2,2 до 42,1 млн долларов в год.

Так что времена, когда YouTube позволял «поднять» лёгкие деньги, уже давно прошли. А вот кому действительно хорошо от YouTube, так это корпорации Alphabet. В июне 2014 г. YouTube выдвинул ультиматум ведущим американским музыкантам, в том числе Адель, Джеку Уайту и группе Arctic Monkeys, от которых потребовал заключить соглашения о партнёрстве для возможности получения доходов от рекламы. Особенностью тех соглашений о партнёрстве было то, что компания Google получала 45 % дохода от рекламы, которой насыщались чрезвычайно популярные ролики музыкантов. И с таким партнёрством многие бы смирились, вот только расценки на рекламу в YouTube снизились с 9,35 долл. за тысячу просмотров в 2012 г. до 7,60 долл. в 2013 г., а теперь и вовсе колеблются в пределах от 0,35 до 5 долларов за тысячу просмотров.

С YouTube корпорация Alphabet в процентном соотношении от одного показа рекламы получает даже больше, чем от одной продажи в магазине Google Play — 45 против 30 %. По сравнению с такими ставками церковная десятина выглядит сущим пустяком и благородством.
Справка: русский YouTube
 Если с поисковой системой и социальными сетями в России полный порядок, то создать свой конкурентоспособный аналог YouTube у российских компаний не вышло. Формально прямым конкурентом YouTube является RuTube, но его популярность крайне низка, а система монетизации не привлекает новых блогеров.
Пока же «Яндекс» развивает свой сервис «Яндекс. Видео», который позволяет прямо в поисковике смотреть ролики с самых разных сайтов, однако это не видеохостинг, а просто сервис. Mail.Ru же с помощью алгоритмов социальной сети «ВКонтакте» стимулирует блогеров заливать видео непосредственно в соцсеть, а не размещать на YouTube — видео во «ВКонтакте» набирают значительно больше просмотров.
 Фундаментальная проблема, которую не удаётся решить ни «Яндексу», ни Mail.Ru, — это монетизация видео. У YouTube значительно больше финансовых ресурсов, которые хостинг может истратить на поддержку блогеров, чем у российских компаний.
Во многом именно от того, насколько эффективно удастся импортозаместить YouTube, зависит не только успех российских IT-гигантов, но и госбезопасность — телевидение достаточно быстро сдаёт свои позиции главного средства пропаганды среди молодёжи. YouTube же антироссийская политика США будет загонять в положение Facebook и требовать превращения видеохостинга в аналог «Радио Свобода» времён СССР.

Вполне естественно, что Alphabet экспериментирует с новыми схемами монетизации, которые смогли бы удовлетворить как её блогеров, так и менеджмент. Так, летом 2018 года YouTube ввёл платную подписку для увеличения доходов видеоблогеров. Владельцы каналов, имеющих более 100 тыс. подписчиков, теперь могут предлагать доступ к публикациям «не для всех», эксклюзивным наборам эмодзи и другим бонусам всего за 4,99 долларов в месяц

Однако слава и доходы Alphabet от YouTube не дают покоя конкурентам корпорации, в первую очередь соцсети Facebook, у которой есть кадры, клиентская база и капиталы для создания своего конкурента YouTube.

Но если у Alphabet YouTube единственный видеохостинг, то Facebook пытается параллельно развивать сразу два проекта — IGTV (Instagram TV) и видеосервис Watch. YouTube является самостоятельным проектом и отдельным сайтом, а IGTV плотно привязан к Instagram-профилю, хотя и является отдельным мобильным приложением для просмотра и загрузки длинных (до 60 минут) вертикальных роликов. Системы монетизации у IGTV пока нет, но её обещают внедрить, вероятно, за счёт рекламы, которая будет перебивать ролики или же встраиваться в них.

У Watch от Facebook пока всё проще — система монетизации есть, но, чтобы монетизировать своё видео, авторам контента надо будет набрать 10 тыс. подписчиков или иметь более 30 тыс. одноминутных просмотров в месяц и жить в странах капиталистического Запада. Впрочем, Watch тоже «вмонтирован» в Facebook.

Окажутся ли популярными конкуренты YouTube и понравятся ли блогерам условия монетизации данных платформ, покажет время, однако Instagram уже крайне популярен и достоин отдельного рассмотрения как соцсеть и площадка для заработка денег лицами, страдающими от тяжёлой формы нарциссизма.

Чтобы понять суть данной социальной сети, лучше всего описать историю её создания.

«Гуляя вдоль кромки Тихого океана и держа за руку Николь, Систром, непревзойдённый продавец, расписывал ей идею будущей социальной сети, построенной вокруг снимков, сделанных на камеры смартфонов. На это подруга возразила, что ей недостаёт веры в творческие способности, чтобы делиться своими мобильными фото с друзьями. И вот именно в тот момент Кевина Систрома осенило: "Ага!" Он испытал своего рода алхимическое озарение, которое превратило серийного неудачника, опоздавшего на корабли Facebook и Twitter, в нового Марка Андриссена. "Что если снабдить это приложение фильтрами?" — подумал Систром. Фильтрами, позволяющими пользователям придавать своим фотографиям тёплое и размытое свечение вроде подкраски сепией, и это сделает снимки настолько в стиле ретро, настолько приятными и знакомыми, что даже самому бездарному фотографу будет не стыдно показать свои снимки друзьям? И что если эту персонализированную технологию для работы на мобильных устройствах смоделировать настолько сокровенно, чтобы пользователи не только интуитивно доверяли приложению, но и подсознательно считали его своей собственностью?»

Эндрю Кин, книга «Ничего личного: Как социальные сети, поисковые системы и спецслужбы используют наши персональные данные».

Своё приложение Систром запустил 6 октября 2010 года. Его сразу скачали и установили на 25 тыс. iPhone, а через полтора года в Instagram было зарегистрировано 14 млн пользователей. В апреле того же года, после аукционной войны между генеральным директором Twitter Джеком Дорси и Марком Цукербергом, Кевин Систром принял предложение о продаже приложения Facebook за 1 млрд долларов, хотя на тот момент его 18-месячный стартап не приносил никаких доходов и даже не имел вменяемой бизнес-модели. Но это не имело значения. Всего полгода спустя число пользователей Instagram взметнулось до 100 млн, а количество размещённых фотографий достигло 5 млрд. Начиная со Дня благодарения в конце ноября 2012 г., американские пользователи стали размещать в Instagram более 200 снимков каждую секунду.

Instagram сегодня — это оборотная сторона культа неудач Кремниевой долины. Если в долине богатые и знаменитые прикидываются неудачниками, то в социальных сетях, подобных Instagram, миллионы неудачников прикидываются богатыми и знаменитыми. Систром стал богатым и знаменитым, вместе с ним богатыми стали 13 человек, которые работали в Instagram, но примерно в то же время некогда фотогигант Kodak закрыл 13 заводов и 130 фотолабораторий, уволив 47 тысяч сотрудников.

Благодаря Систрому миллионы получили возможность тешить своё эго «идеальными» фотографиями, а единицы — зарабатывать на этом миллионы долларов, став идолами в рамках экономики селфи. Впрочем, сооснователи Instagram — Кевин Систром и Майк Кригер — объявили об уходе из компании из-за несогласия с политикой Марка Цукерберга и Facebook.

Из топ-15 «китов» Instagram по количеству лайков и комментариев в проплаченных постах четверо — представители семейства Кардашьян. Instagram-звёздам глубоко безразличны их фанаты — Ким Кардашьян при 117 млн подписчиков подписана на 117 человек.

Базис экономики селфи — реклама, объём которой в Instagram достигнет к концу 2018 года 6,84 млрд долларов. По оценкам Bloomberg, Instagram вносит в капитализацию Facebook 17 %, что составляет 16%-ную долю совокупной выручки. При этом совокупное количество пользователей социальной сети Instagram оценивается в 1 млрд.

Научились зарабатывать деньги в Instagram и обыватели. Заработок на рекламе при раскрученном аккаунте Instagram составляет от 500 рублей за пост и выше. На партнёрских программах в день можно заработать также от 500 рублей, а на лайках — от 300 рублей. Прямые продажи, продажа снимков и продвижение собственных услуг начальной суммой не ограничены.

Порой социальные сети воруют друг у друга идеи: в 2013 году в Snapchat появились «Истории» — исчезающие через 24 часа после публикации посты. В 2016 году их без перемен заимствовал Instagram, затем наступила очередь Facebook, и в итоге «Истории» появились во «ВКонтакте».

Но заработать на рекламе станет возможным при наличии интересного и уникального контента. Есть несколько способов, которые позволяют вам продавать рекламу. Первый и наиболее желанный — это когда рекламодатель находит блогера, что и происходит часто с определённого уровня.

Средняя цена за рекламный пост в Instagram составляет порядка 300 долларов, но популярные западные блогеры с числом подписчиков от 100 тыс. могут заработать и 800 долларов.

Таким образом, на уровень заработка Instagram-блогеров влияют всего три фактора: тема, качество контента, количество и активность подписчиков.

***

Google, Facebook, Instagram, Mail.Ru и «Яндекс» — это компании Веб 2.0. Предыдущие версии интернет-гигантов, на которые в конце 1990-х возлагались огромные надежды, превратили нарождавшуюся интернет-экономику в огромный мыльный пузырь, который лопнул в ходе кризиса доткомов.

И причин краха доткомов было вполне достаточно. Во-первых, ни одна из тех компаний не стоила денег, которые за неё давали биржевые спекулянты. И главной причиной было то, что у интернет-корпораций не было экономического базиса — растущего из года в год рынка медийной рекламы, которая с каждым годом всё больше и больше уходит в интернет. Рынок интернет-рекламы конца 1990-х — начала 2000-х не шёл ни в какое сравнение с тем, чем он стал к середине 2010-х, когда интернет обошёл по объёму рекламного рынка другие медиа, в первую очередь телевидение. Но для этого интернет-провайдерам пришлось опутать большую часть земного шара оптоволоконными кабелями, установить миллионы роутеров, а сотовым операторам — внедрить 4G-интернет. То есть интернет экономика в конце 90-х была невозможна сугубо по техническим причинам: не позволяла инфраструктура. И лишь когда отрасли реального сектора экономики создали все необходимые условия, начался рост IT-гигантов, которыми и стали Alphabet и Facebook.

Во-вторых, США ещё дальше ушли от статуса мировой производственной державы, уступив этот титул Китаю, что позволило американской экономике гордо войти в постиндустриальный период развития. Причинами стали не чья-то гениальность и визионерство, а банальная деиндустриализация и вывод капитала из реального сектора в страны, где ниже производственные издержки. Но США сохранили статус сверхдержавы, и накопленные капиталы ушли в финансовый и IT-секторы экономики. Пребывание в центре капиталистической миросистемы, огромный ВВП и сотни тысяч высококвалифицированных кадров позволили Amazon и Apple стать компаниями с триллионной капитализацией, а Alphabett приблизиться к триллионной черте.

В-третьих, была повсеместно внедрена модель Веб 2.0, в рамках которой на IT-корпорации трудятся не сотни тысяч штатных сотрудников (как, например, на General Motors или «Газпром»), а миллионы (а порой и вовсе миллиарды) внештатников, которым корпорации не платят ничего или в лучшем случае гроши.

Основа благополучия IT-гигантов экономики Веб 2.0 — это растущие из года в год рекламные доходы в интернете, извлечение прибыли из которых данные корпорации монополизировали, и бесплатная эксплуатация тех, кто добровольно и без какого-либо экономического принуждения создаёт контент для видеохостингов или социальных сетей.

Но у этой модели извлечения прибыли есть ряд «узких» мест. Во-первых, несмотря на то что глобальный рынок интернет-рекламы продолжает рост (за счёт «усыхания» рынка печатной и телерекламы), в США и Канаде Facebook уже столкнулся с тем, что ему некуда расти. Все, кто хотел, уже и так зарегистрированы в Facebook, а те, кого там нет, не регистрируются, потому что относятся к другим поколениям, которым Facebook как социальная сеть не интересна. Беда Google и Facebook в том, что им некуда расти — они и так огромны, а главные привлекательные мировые рынки ими уже захвачены. В Китае Google никто не ждёт, Facebook в КНР не придёт чисто по цензурным соображениям, а в России есть свои интернет-компании, пусть они и слабее американских, но им, когда нужно, удаётся привлечь на свою сторону антимонопольные органы и отстоять свои права.

В ближайшие годы мы, скорее всего, увидим надлом Facebook и его медленную, возможно, растянувшуюся на долгие годы смерть. Впрочем, у Марка Цукерберга есть Instagram, который как раз любит молодое поколение, игнорирующее Facebook.

Во-вторых, невозможно долго быть мировым IT-лидером в условиях кризиса миропорядка, в котором оказался Pax Americana. Этот кризис неизбежно ударит по американскому IT — как полупроводниковому, так и по интернету. Зацепит он и Google c ОС Android. Чем активнее Вашингтон будет использовать технологические методы замедления научно-технического прогресса в Китае, тем больше будет сила противодействия со стороны Пекина и тем быстрее китайцы создадут своих глобальных конкурентов американским высокотехнологичным гигантам. Взойдёт ли мировая звезда китайского IT и будем ли мы в ближайшие десятилетия массово регистрироваться в китайских социальных сетях, пока сказать сложно — эпоха великих перемен только началась. Но её, скорее всего, ускорят американские сенаторы, перед которыми приходится оправдываться главам высокотехнологичных корпораций, рассказывая о том, как Facebook может помочь в деле защиты демократии, чиновники министерства торговли, которые обложили санкциями компанию ZTE, и просто национальные правительства, чьи бюрократы возьмутся за правовое регулирование интернета.

Во всей этой истории радует то, что интернет-экономика строится на крепком фундаменте, пусть в его основе и лежит надоедливая и противная реклама в виде перебивающих роликов, всплывающих окон и дурацких мигающих баннеров. Радует и то, что отечественные IT-компании не только освоили базовые схемы монетизации, созданные их американскими конкурентами, но и создали свои. Свои как продукты, во многом не уступающие иностранным аналогам, так и схемы монетизации, позволяющие этим продуктам существовать и развиваться.


Источник: СОНАР2050

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded