Categories:

Выборы в перламент: Правые усилили свое влияние в Швеции

Готов ли Евросоюз вводить армию в города, чтобы ликвидировать очаги миграционного насилия и террора?

На состоявшихся в минувшие выходные  парламентских выборах в Швеции фактически решалась судьба всего  Евросоюза. В них, как в капле воды, отразились все ключевые проблемы  Единой Европы, главная из которых - мигранты.

Еще каких-то десять лет назад шведы с  гордостью показывали красивые и функциональные миграционные центры,  способные принять беженцев и обеспечить их успешную интеграцию в  шведское общество. Решение выглядело удачным, так как страна остро  нуждалась в притоке новых рабочих рук и вообще, так сказать, свежей  молодой крови для поддержания местной экономической модели в  работоспособном состоянии.

Однако сейчас стали всплывать негативные последствия этой политики. На данный момент  уже 16% шведов родились, как там принято политкорректно выражаться, "за  пределами страны". На данный момент в Стокгольме проживает около 5%  всех иракских беженцев в Европу. Лишь за один лишь 2014 год страна  официально приняла более 35 тыс. мигрантов, а в 2016-м количество  обращений за получением убежища превысило 160 тысяч. 

Для страны с населением в 8,8 млн. человек  этого оказалось слишком много. В ряде мест миграционные центры и  прилегающая территория превратились в настоящие иностранные (читай,  арабские или, шире, исламские) анклавы, откуда бегут местные жители и  куда весьма неохотно заглядывает полиция. Особо дурную славу в этом  смысле приобрел город Мальмё, за 2015-2016 годы принявший основную долю беженцев.

В результате возник сложный тупик. В  идейном смысле официальные власти ошибку в политике признать не могут,  иначе неизбежно возникнет вопрос дальнейшей судьбы беженцев.  Теоретически их надо будет куда-то высылать, но это противоречит  господствующей модели общественных убеждений в шведском обществе. Кроме  того, подобное решение вступает в прямое противоречие с внутренними  межправительственными соглашениями в Евросоюзе.

Вследствие чего правительство вынуждено  пытаться заметать пыль под ковер, придумывая разные обтекаемые и  политкорректные обозначения острых ситуаций, цензурируя цифры негативной  статистики и даже закрывая глаза на нежелание, а то и невозможность,  полиции исполнять свои обязанности по обеспечению общественной безопасности граждан.

В свою очередь мигранты все это трактуют  как очевидное доказательство слабости шведов как людей, и Швеции как  государства. А любая безнаказанность стимулирует еще большую эскалацию агрессивности.  В представлении мигрантов местные все отчетливее становятся людьми  второго сорта, недостойными уважения, а значит, признания равными себе.

В итоге, несмотря на активную борьбу  властей и разных общественных движений "за толерантность", напряжение в  обществе растет, активно стимулируя поддержку политических движений,  выступающих за кардинальный пересмотр "правил игры", прежде всего, в  области миграционной политики. 

Во всех странах ЕС это выливается в рост  популярности партий и движений, именуемых правыми или даже фашистскими. В  Швеции такой партией считаются "Шведские демократы", выступающие за  ужесточение миграционного законодательства, депортацию всех, кто не  имеет соответствующего оформления или нарушил шведское законодательство  (в любом виде), а также за пересмотр условий взаимоотношений Швеции с  другими странами Европы. В ряде случаев ведущие медийные лица партии  даже высказывались за целесообразность выхода из ЕС. Вследствие чего на  "Шведских демократов" навешивается ярлык популистов и радикальных  ультраправых, а иногда даже прямо фашистов.

Строго говоря, "Шведские демократы" партия  для страны почти традиционная, но оно в основном носила маргинальный  характер и больше 3% поддержки населения не имела. Однако последствия  миграционного цунами последних трех лет положение дел значительно  изменили. Эксперты не исключали победы партии на выборах с получением  возможности сформировать собственный кабинет. Это бы означало  решительную смену внешнеполитического курса Швеции в целом и, вместе с  итальянскими итогами, ставило под угрозу дальнейшее существование самого  ЕС.

Но чуда не случилось. Хотя официальные итоги прошедших парламентских выборов в Швеции будут объявлены лишь 12 сентября, предварительный результат  известен уже сегодня. После подсчета 98% голосов очевидно, что  "лево-зеленые", как там принято называть правящий блок социал-демократов  (СДРПШ), левой партии и партии зеленых, сумели победить. Однако вряд ли  такой результат на грани «пирровой победы» принесет им удовлетворение и  пользу государству. Они набрали совершенно мизерный перевес (40,6%) над  так называемыми правоцентристами (46,3%) (умеренная коалиционная  партия, партия "Либералы", Христианско-демократическая партия, Партия  центра).

Это значит, что победитель должен будет  формировать коалиционное правительство, а значит, проводить еще менее  осмысленную и четкую политическую линию, чем прежде. То есть в главном  вопрос на тему миграции, как бы странно такое ни звучало,  леворадикальный глобалистский популизм лишь усилится. Ни одна из  входящих в альянс сил не обладает достаточным весом для продавливания  именно своей позиции.

Таким образом, формально общая  политическая конструкция Швеции осталась неизменной, что в тамошних СМИ  уже подается как безусловное преимущество и даже доказательство "успеха"  шведской модели. Но фактически главная проблема остается нерешенной и  давление в котле растет. А значит, возможность решения относительно  мягкими способами сокращается. Следовательно, стравливание пара все  больше переходит в вариант взрыва, и говорить остается лишь о размере  его силы и масштабе сопутствующих разрушений.

Это подтверждается уже хотя бы тем фактом,  что "Шведские демократы" получили 17,6% голосов. Это как бы сильно  меньше чем ожидавшиеся 23-25%, но не стоит забывать две вещи: во-первых,  десять лет назад они имели не больше 3%; во-вторых, лидеры - СДРПШ -  набрали всего 28,4% вместо ожидавшихся 40%, что всего на треть больше,  чем у ШД.

Иными словами, в действительности,  несмотря на все попытки это замаскировать и прикрыть толстым слоем  политкорректности, шведское общество ударными темпами радикализируется,  тем самым толкая проблему в область только кардинальных решений. А так  как положение в Швеции отражает общую ситуацию в Европе в целом, то  фактически можно говорить, что к следующей итерации политического цикла в  странах ЕС может рвануть с такой силой, что локальных полицейских  операций по наведению порядка может оказаться недостаточно. Готов ли  Евросоюз вводить армию в города?


Специально для ИА REX

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded