alex_leshy

Categories:

Пока Германия скупает Европу, Пекин скупает саму Германию

Когда Германия станет экономическим придатком Китая?

Принято считать, что инвестиции это  хорошо. Что-то вроде детской сказки про доброго волшебника на голубом  вертолете, который прилетит и подарит каждому по «банке варенья и  чемодану печенья» (денег). В реальности, однако, дела обстоят гораздо  сложнее, и разница между меценатом и инвестором более заметна. Однако ее  предпочитают игнорировать до тех пор, пока разговор не заходит про  отток капитала. Берешь чужие и на время, отдаешь свои и навсегда.  Впрочем, даже только инвестиции со временем начинают вызывать серьезные  вопросы.  Сначала инвестор вкладывает деньги, а потом начинает влиять на  политику с целью "защиты своих инвестиций". Влиять, естественно, в  первую очередь, в собственных интересах.

Пока Китай в Европе вкладывался на периферии, правящую элиту ведущих стран ЕС это волновало не сильно. Да, в целом программа "16 + 1"  настораживала, но, в конечном счете, восточноевропейские лимитрофы в  большой политике не решали практически ничего. Да и в промышленном  смысле в общем ВВП ЕС они значили немного. А что в Поднебесную уходило  больше сырья и продовольствия, так, например, французов такое положение  дел даже радовало. Это снижало риск конкуренции в стратегически важном  для Парижа сегменте общей экономики.

Все изменилось, когда Пекин перешел от работы по площадям к снайперской стрельбе по наиболее значащим целям. Мало того, что общая сумма вложений  к 2016 году выросла втрое (до 85,8 млрд. долл.), так еще и интерес  инвесторов стал сосредотачиваться на странах, формирующих основу  экономической мощи Евросоюза. Так, в частности, приток китайского  капитала в Германию подскочил в 24 раза до 12,6 млрд. долларов. 

И теперь, похоже, что в периферийных  странах ЕС Китай купил все, что там только представляло хоть  какой-нибудь интерес. В результате объем притока китайского капитала  туда начал снижаться, местами вдвое, тогда как масштабы денежного дождя  для Берлина остаются неизменными. Межнациональная консалтинговая  компания EY (Ernst & Young) установила: с начала текущего года из общей суммы в 14,9 млрд. долл. для ЕС в Германию китайские бизнесмены "привезли" 9,9 млрд.

Пока их интересовали второстепенные  предприятия, правительство и деловые круги Германии на происходящее  реагировали вяло. Скорее радовались притоку капитала. Разве что  опасались утечки важных стратегических или военных технологий. Все  сильно изменилось, когда вежливые деловые люди с явно восточной  внешностью стали интересоваться долями в корпорациях, формирующих основу  экономической мощи Германии. Например, широкую огласку получила сделка  по покупке за 4,7 млрд. долл. китайской компанией Midea Group одного из  мировых лидеров в области промышленного роботостроения, немецкую  корпорацию Kuka.

Всего за один год представители бизнеса из Поднебесной, полностью или в значительных долях, приобрели  309 крупных европейских компаний. В том числе 68 немецких, 47  британских и по 34 во Франции и Италии. Тогда как всего десять лет  назад, в 2007, Китай по всей Европе в целом вложился всего лишь в 51  предприятие. А тут сразу столько и еще в первой лиге! Автопроизводитель  Geely за 7,5 млрд. долл. стал владельцем 9,69% концерна Daimler. Кстати,  ему уже принадлежит и шведский Volvo.  Китайский Ningbo Jifeng  полностью купил ведущего поставщика автозапчастей - концерн Grammer.

И этот список уже занимает несколько страниц. Причем, судя по темпам роста масштабов,  ни собственно немецкое, ни правительство всего Евросоюза в целом уже не  в состоянии организовать сколько-нибудь эффективный жесткий заслон от  явно наметившегося экономического поглощения Европы. Если в отдельных  ключевых точках, связанных с важными оборонными секретами, контроль еще  работает, то в остальной части "свободного рынка" владельцы бизнесов  патриотизма не проявляют. Наоборот, охотно идут на переговоры с богатыми  инвесторами. Это ведь хорошо, когда в результате сделки биржевые  котировки, а значит и размер капитализации бизнеса возрастают? Разве  нет?

Впрочем, это вопрос уже не экономике. Рост  размера накопленных иностранных инвестиций и их концентрация в  предприятиях, формирующих основу экономической и технологической мощи  государства, в конечном итоге ведет к росту лоббистских возможностей  влияния инвесторов на политический механизм страны. В том числе, на  правительство. На всех уровнях – от местных до федеральных, включая  Брюссель. Тем самым надо констатировать формирование двух важных  процессов и одной угрозы. 

В первую очередь расширение китайских  инвестиций в Европу постепенно перетягивает ее экономическую мощь с  позиции самостоятельного противовеса прочим кластерам (американскому и  китайскому) в пользу усиления экономической мощи Китая. Тем самым  значительно усиливая его позиции в противостоянии с Америкой.

Далее, тем самым, Пекин исподволь  обостряет проблему традиционного американского влияния в Европе,  возникающую ввиду прогрессирующего расхождения векторов геополитических и  экономических интересов США и ЕС. А значит, и увеличивая остроту  многочисленных конфликтов в этом направлении.

Но самое главное, накопление китайских  инвестиций постепенно осложняет Брюсселю и Берлину осознание и  формирование собственной геополитической субъектности. Усиливается риск  простой смены патрона. Раньше на Континенте доминировали США, теперь  станет доминировать Китай. Европа по-прежнему останется на вторых ролях.

Для России это несет определенные риски.  Прежде всего, в части качества геополитической позиции в мире, который  сложится "после крушения гегемонии США".  В интересах Москвы и Берлина  (Брюсселя) формировать общий политико-экономический кластер, способный  совместно с Пекином осуществлять сшивку Евразии в единое экономическое и  политическое целое. Так что фактически мы все - США, Китай и Россия -  сейчас занимаемся "разделом Европы".


Специально для ИА REX

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded