alex_leshy

Россия без боя занимает Африку

Центрально-Африканская Республика "захвачена российскими  наемниками". Мозамбик "перезапускает" отношения с Россией  и рассматривает перечень вооружений, который хочет получить. ДР Конго  предлагает России "зайти" через военное сотрудничество. Где-то далеко  ведутся переговоры о постройке российской военной базы в Джибути.

Все это не параноидальные заголовки ВВС или CNN. Это — реальность  последних двух месяцев. Она не так близка нашей общественности, как,  скажем, события в Киеве, и остается где-то на периферии внимания. Но  наши американские и европейские партнеры уже всерьез обеспокоились  "российским вторжением" в Черную Африку, которое по географическому  охвату уже превысило памятные времена пика советского влияния. И  строится совсем по другому принципу.

Сильно нервничать на Западе начали после 30 марта, когда  в Центрально-Африканской Республике (ЦАР) отмечали (на стадионе  в столице Банги) вторую годовщину избрания на президентский пост  Фостена-Арканжа Туадеры. Президент прибыл на стадион, построенный  когда-то французами, в сопровождении подозрительно белой охраны  в камуфляжах без знаков различия. Формально охрану таких мероприятий  должны были нести руандийцы из остатков миротворческих сил ООН в ЦАР. Но  за неделю до этого ранее неизвестные, но хорошо вооруженные  и организованные белые люди заменили руандийские патрули на улицах  города.

Вскорости выяснилось, что белые охранники полностью контролируют  президентскую администрацию, гараж президента и бронетехнику, имеют  неограниченный доступ к его передвижениям и к ключевым фигурам  из окружения Туадеры. На улицах Банги появились белые патрули,  а европейского вида советники были замечены в воинских частях ЦАР уже  не только в столице. Французы, озабоченные своей исторической  ответственностью за бывшие колонии, стали бить в колокола. И тут  президент Туадера все объяснил.

Его администрация официально сообщила, что отныне "существует отряд  российских спецподразделений для усиления безопасности президента". В  структуре президентской администрации появилась новая должность —  "директор по безопасности" из числа российских офицеров, который  отвечает в том числе и за работу "группы телохранителей". Французы  утверждают, что этот же офицер является и "ключевым посредником  для контактов ЦАР и России в оборонной и экономической сфере".

Уже 31 марта президент Туадера принимал парад первой роты (200  человек) центральноафриканской армии, которая была полностью  перевооружена на российские образцы вооружений, одета в российский  камуфляж, и командовали парадом тоже россияне. Вообще договоренность  о российском перевооружении армии ЦАР были достигнуты в октябре прошлого  года в Сочи, куда прилетал Туадера. Он изначально просил подготовить  два батальона (1,5 тысячи человек) со стрелковым вооружением,  гранатометами и бронетехникой. Для этого требовалось снять ограничения  ООН на поставку вооружений в ЦАР. Через месяц ООН согласилась частично  снять для Москвы эти ограничения, и 26 января первый Ил-76  военно-транспортной авиации приземлился в Банги.

Американцев особенно возмутил тот факт, что президент Туадера  распорядился передать "русским" штат автомобилей "Форд", которые ранее  были поставлены Пентагоном в ЦАР в рамках военной помощи. Полтора  миллиона долларов оказались в руках россиян, которые "бессовестно  разъезжают" на этих "Фордах" по Банги. Затем Туадера передал российским  военным советникам для проживания и в качестве штаба "дворец Беренго" —  бывшую резиденцию печально известного диктатора Бокассы, стоящую  заброшенной в пригороде Банги.

"Мы ничего не можем сделать. Русские ждут реакции Америки. К тому же  они пользуются методами, которыми мы не пользуемся, — говорит один  неназванный французский дипломат в ЦАР. — Они беззастенчиво подкупают  всех, кто открывает перед ними двери".

(Кто бы говорил. Франция в ЦАР исторически жила только на взятках —  причем давались и брались они в оба направления. Французы, кстати,  пробовали сделать президентом своего ставленника — женщину, мэра Банги  Катрин Самба-Пенза. Но в феврале 2016 года решительную победу  на президентских выборах одержал ректор местного университета  Фостен-Арканж Туадера, и французы стали постепенно улетать в Габон  и Мали.)

Одной из главных претензий местных к французским десантникам была  их полная бесполезность. Они быстро взяли под контроль те алмазные копи  и урановый рудник, которые оставались еще формально во французской  концессии, а на улицах Банги не делали ничего. Их даже стали обвинять  в содействии геноциду, сопоставляя то, что происходило в последние годы  в Банги, с Руандой. И тут появились "эти русские".

Пока нет никаких данных о том, под чей контроль перешли действующие  алмазные копи и урановый рудник. Обычно это происходит довольно быстро  и бескровно. Другое дело, что физический контроль над месторождениями  и промыслами не означает юридический переход собственности. Для  президента Туадеры более важна эффективность действий приглашенного  контингента по охране границ, уничтожению самого факта угрозы со стороны  мусульманских отрядов и окончательное восстановление безопасности  на всей территории страны, начиная со столицы. И если французы с этим  справиться были не в состоянии, то почему бы не попробовать россиянам.

А вот недавнее российское соглашение с Мозамбиком осталось менее  замеченным в западных СМИ. Сперва министры обороны России и Мозамбика  подписали соглашение о свободном заходе российских военных кораблей  в мозамбикские порты. По этому соглашению российские военные корабли  могут по упрощенной схеме останавливаться в мозамбикских портах  на обслуживание и дозаправку, что превращает эту южноафриканскую страну  практически в базу для ВМФ России. Это, конечно, не полноценная база,  как в сирийском Тартусе, но близко к тому.

Затем (22 декабря 2015 года) был подписан полноценный договор  о военно-техническом сотрудничестве, предусматривающий поставки  в Мозамбик российских вооружений, техники и обучение персонала. А прямо  сейчас — 28 мая 2018 года — глава МИД Мозамбика Жозе Пашеку заявил, что  обсуждается номенклатура этих поставок. "Это соглашение в военной  сфере — часть общего процесса запуска двусторонних отношений между  Мозамбиком и Россией, — отметил он. — Среди приоритетов — подготовка  кадров, а также поставки различной экипировки". "Мы находимся в процессе  обсуждения с Россией технических вопросов, чтобы определить, что именно  нужно Мозамбику и как профинансировать эти закупки".

Неожиданным прорывом стала страна, в которой не было даже  советского присутствия, несмотря на постоянные попытки СССР закрепиться  в Центральноафриканском регионе — ДР Конго. Конвенция о военном  сотрудничестве между Москвой и Браззавилем была подписана еще в 1999  году, но оставалась "мертвой бумагой" по политическим соображениям  (договор так и не вступил в силу из-за прозападной позиции правительства  Конго).

А 27 мая этого года, то есть тоже на днях, конвенция была  реанимирована. В новом договоре предусматриваются поставки российских  вооружений, техники и прочего специфического оборудования. Кроме того,  там оговаривается присутствие российских советников и обучение военных  специалистов из Конго в России. "Сегодня мы находимся в новой парадигме,  в противостоянии с Западом, и раз Россия интересуется Африкой, мы видим  ее присутствие в ЦАР, мы "обновляем" старый документ", — сказал один  из конголезских политиков.

Отдельной строкой проходят переговоры с нефтеносным Южным Суданом,  которому срочно требуется бронетехника и тяжелая артиллерия, и Джибути,  которое оптом и в розницу торгует своей стратегически важной территорией  под строительство иностранных военных баз.

Переговоры о постройке в Джибути российской военной базы рядом  с уже работающей китайской и невдалеке от американской шли давно,  но прервались из-за финансового кризиса. В действиях властей Джибути  вообще нет никакой идеологии, для них иностранные базы — исключительно  вопрос финансового оборота. При этом Россия хотела бы получить  немедленный доступ к аэродрому и морскому порту уже на стадии постройки  базы в чистом поле (по-джибутийски, "в чистой пустыне"). Этому  сопротивляются американцы, которые на этом аэродроме живут и делить его  с россиянами не хотят. Но переговоры все-таки идут.

Американцы утверждают, что неожиданное и массированное российское  проникновение на черный континент — начало масштабной "битвы на Африку",  в которой в отличие от "прокси"-войн холодной войны будут  использоваться не только чисто вооруженные методы, но и  политтехнологические. Утверждается, что существует некий российский  "африканский проект".

Есть он или нет — сказать трудно. Но уже сейчас можно утверждать, что  Черная Африка почти наверняка станет еще одной "конкурентной зоной",  как любят в последнее время выражаться наши американские партнеры.


Источник: РИА Новости

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded