alex_leshy

Category:

Времена изменились: США не готовы к гонке вооружений с Россией

Ракета воздушного базирования "Кинжал"

В начавшейся гонке вооружений Россия выигрывает у США, и этим фактором необходимо активно пользоваться.

Чем дальше развивается кризис в российско-американских отношениях,  тем очевиднее становится тенденция к доминированию силовых инструментов  над дипломатическими. Причина этого понятна. Не желая уступать  очевидному и лавры победителя России, США, как пока еще мировой гегемон,  почтение к себе пытаются удержать путем демонстрации силы. Частично  такая стратегия пока работает, хотя и не так уверенно, как раньше.

К примеру, хоть повод ракетной атаки на  Сирию и был откровенно надуманным, ее поддержали из стран НАТО уже  только Британия и Франция, остальные члены НАТО от поддержки США  отказались. В то же время результат удара показал, что соблюдение  международных норм не гарантирует защиты от подобной агрессии, а  существующий оружейный арсенал устарел и требует замены. Вопрос в том,  кто что сможет перевооружить, и к какому итогу это приведет.

На  данный момент ситуация имеет две ключевые плоскости. Первая —  геополитическая, определяющая «кто против кого вооружается». Здесь на  первый план выходит необходимость сравнения возможностей США/НАТО и  противостоящей им России, при некоторых оговорках в связке с КНР, ввиду  текущего совпадения геополитических условий. Вторая — непосредственно  оружейная, предполагающая деление оружия сначала на ядерное и обычное,  которое, в свою очередь, также подразделяется на ракетное, авиационное,  сухопутное, радиоэлектронное и так далее.

В  стратегическом ядерном сегменте по состоянию на март 2017 года в России  имелось 523 развернутых носителя (из 700 разрешенных к развертыванию по  договору СНВ-III) и 1136 боезарядов к ним. У США их 673 и 1411  соответственно. При этом общее количество имеющихся всего носителей (как  развернутых, так и неразвернутых) примерно одинаково: 816 у РФ и 820 у  США. Разница начинается в качестве.

Сухопутная  группировка США состоит из 550 МБР «Минитмен-3» (LGM-30G) шахтного  базирования. После модернизации 2007−2012 годов с заменой боевых блоков с  Мк12А на Мк21 (от МБР МХ), обновления системы наведения и системы  управления двигателем, по своим тактико-техническим характеристикам  LGM-30G все равно уступает российской тяжелой межконтинентальной  баллистической ракете Р-36М2, известной на Западе как «Сатана». В  частности потому, что Р-36М2 несет до десяти боевых блоков по 750  килотонн каждый, а LGM-30G лишь три по 300 (по другим данным по 475)  килотонн.

ПГРК "Ярс"

Р-36М2 у нас имеется 46 шт. Остальные  шахтные МБР (30 УР-100Н и 60 РТ-2ПМ2 «Тополь-М», 12 РС-24 «Ярс») чуть  менее мощные, чем «Сатана» — они несут всего от трех до шести блоков.  Впрочем, в отличие от США, сухопутная часть «российского ядерного  зонтика» еще состоит из подвижных комплексов: 36 РТ-2ПМ «Тополь»; 18  РТ-2ПМ2 «Тополь-М»; 84 РС-24 «Ярс». Кстати, по способности прорыва  ПВО/ПРО «Ярсы» также превосходят LGM-30G.

Однако  простое сравнение аббревиатур не отражает реального положения вещей.  Даже после программы модернизации американская МБР LGM-30G лишь догоняет  российскую Р-36М2, в то время как ей на смену у нас уже разработана и  апробирована РС-28 «Сармат», специально созданная для гарантированного  прорыва как существующих, так и перспективных систем ПРО. К 2020 году  она полностью заменит все Р-36М2.

В то  время как проект перспективной МБР наземного базирования GBSD  (Ground-Based Strategic Deterrent) в США по сей день находится в стадии  обсуждения. По оценкам Пентагона, на его разработку необходимо 62,3 млрд  долл., из которых 114 млн были нужны еще в 2017 году, но сенат США по  сей день не утвердил смету. Таким образом, LGM-30G останутся основой СЯС  США, по меньшей мере, до 2030−2035 годов.

Аналогичная  картина наблюдается в сегменте ракет морского базирования, что, с  учетом достигнутого нами преимущества в области гиперзвуковых  маневрирующих боеголовок, гарантирует России сохранение ядерного  превосходства над США на ближайшие 15−20 лет.

В  области тактических ракет и ракет средней дальности следует отметить  выступление Владимира Путина перед Федеральным собранием РФ, где он  представил межконтинентальную крылатую ракету с ядерным двигателем, а  также ряд других систем, не имеющих на данный момент аналогов у  вероятного противника. Сюда следует отнести систему Р26 «Рубеж», а также  крылатую ракету морского базирования 3М-54 «Калибр», уже получившую в  НАТО обозначение SS-N-27 «Sizzler» (с англ. — «испепелитель»).

Систем  такой дальности и эффективности на данный момент ни у кого из вероятных  противников не существует. Поэтому сколько американские генералы не  будут пыжиться на своих телеэкранах под улыбки красивых  телеведущих-блондинок по поводу ответной ядерной мощи, реально, под  столом, дрожь в коленках им не унять, так как они люди трезвомыслящие и  прекрасно понимают, что тон в ядерной гонке уже задают не они.

Как показали итоги второго удара США с компаньонами по Сирии,  основой арсенала США по-прежнему остаются КР BGM-109 «Томогавк» 1972 (!)  года разработки морского базирования и чуть более свежие AGM-158B  JASSM-ER воздушного. Впрочем, имеющиеся в арсенале НАТО «новейшие»  ракеты MdCN (корабельная, Франция), Scalp-EG (воздушная, Франция), и  Storm Shadow (воздушная, франко-британская), уступают нашему «Калибру»  по дальности, ассортименту боезарядов и общей эффективности. К примеру,  все они оказались сбиты относительно старыми, еще советских времен,  комплексами ПВО САР.

ЗРК С-400

Текущее соотношение сил в области ЗРК  оценить сложнее, так как количественно доминирующий на рынке  американский комплекс MIM-104 «Пэтриот» в последнее время показывает  себя все хуже. Например, хуситы в Йемене, стреляющие по Саудовской  Аравии старыми ОТР «Скад» и их иранскими аналогами, в каждом втором  случае систему ПВО Королевства успешно прорывают. В то время как  российские комплексы С-300, а тем более С-400 всерьез в боевых условиях  пока не работали. Во всяком случае, официальных данных на этот счет в  открытых источниках не приводится.

Однако  командование НАТО признает, что по своим ТТХ С-300 «заметно  превосходят» ЗРК «Пэтриот», а возможности С-400 превышают  предшественника «по меньшей мере, в полтора раза».

В  какой-то мере США могут противопоставить им мобильный комплекс THAAD,  но в отличие от российской системы, он не универсален, а  узкоспециализирован на перехват МБР и их головных частей  цельнометаллическим поражающим элементом. О его реальной эффективности  можно судить только по рекламным проспектам. Из трех последних испытаний  комплекс провалил два, а третье, считающееся успешным, проводилось со  значительным отклонением от условий реального боя.

Таким  образом, можно сказать, что в сегменте зенитно-ракетных средств Россия  находится на передовых позициях. А с учетом постановки в ближайшее время  на вооружение комплекса С-500 — гарантированно останется в лидерах, по  меньшей мере, до 2030−2035 годов, а возможно и до 2040-го, так как ни у  кого из стран НАТО на данный момент нет ни одного близкого к завершению  или хотя бы просто перспективного, нового проекта. Они сосредоточены  лишь на попытках «глубокой модернизации» все того же MIM-104 «Пэтриот».  Тут, скорее уж, конкурентом России может оказаться Китай, ведущий  активные работы в области зенитного и противоракетного оружия, но пока  он отстает от российского уровня на 12−15 лет, хотя этот разрыв, по  открытым источникам, немного сокращается.

По  основному спектру сухопутных вооружений между сторонами наблюдается  общий паритет. «Серебряные пули» в виде F-22 и, тем более, F-35,  преимущества НАТО не обеспечили. Изменение структуры современного поля  боя лишило смысла существование F-22, превратив его в довольно  посредственный тяжелый истребитель-бомбардировщик, а сверхновый F-35  толком не летает и по сей день. По последнему докладу сенатской комиссии  США, на минимально необходимый уровень боеготовности F-35 может выйти  не раньше 2030 года. И то при условии успешного решения хотя бы половины  из более чем 700 выявленных на июль 2017 года технических проблем.

Следовательно,  общее соотношение сил в воздухе по-прежнему будет базироваться на  машинах «четвертого поколения» разработки 80-х годов ХХ века. Конечно, с  учетом последующих модернизаций. У США это платформы F-16/18, у Франции  — это «Мираж-2000» и более новый «Рафаль», у остальных стран НАТО еще  «Еврофайтер».

истребитель-бомбардировщик Су-57

В России им противостоят Су-27, МиГ-29,  Су-30, Су-35, МиГ-31, Су-34 (истребитель-бомбардировщик), Су-25 «Грач» и  Су-24. Хотя формально последние две машины считаются устаревшими, опыт  их применения в Сирии показал сохранение за ними достаточно высокого  потенциала. Особенно в условиях чистого неба, которое в состоянии  создать существующие у РФ системы ПВО.

Аналогичным  образом складывается баланс по остальным системам оружия сухопутных  сил. Пентагон признал, что российский танк Т-80 МС по боевым  характеристикам превосходит последнюю модификацию М1А2 SEP-3, но до 2020  года в войска должен поступить лишь один батальонный комплект таких  машин, в то время как М1А2 SEP-3 в армии США насчитывается около 134 шт  или примерно три батальона.

В то же время  основную часть их танкового парка (1611 машин) составляют модели М1А2  SEP и SEP-2, в целом уступающие российскому Т-72Б3. Возможности  ствольной артиллерии примерно одинаковы, однако по ее штатной  численности в сухопутной бригаде Россия превосходит страны НАТО в 2,2  раза, а с учетом явного преимущества по количеству и качеству РСЗО — в  4,5 раза. Считается, что мы уступаем в беспилотниках, однако достаточно  быстро сокращаем отставание. В то же время Москва лидирует в области  средств радиоэлектронной борьбы.

Танк "Армата". Парад на Красной площади в Москве. 9 мая 2015

Так что в целом на текущем этапе,  безусловно, активизировавшейся новой гонки вооружений Россия оказывается  явным лидером. По ядерным вооружениям, как минимум, до 40-х годов, а то  и до середины текущего века. По обычным — на ближайшие полтора десятка  лет. Другой вопрос, что эта гонка не имеет окончательного финиша.  Достигнутое преимущество всегда носит лишь временный характер. США и  НАТО не оставят попыток нас догнать. Это лишь вопрос времени и денег.  Правда, в плане эффективности их расходования Вашингтон явно уступает,  что стабильно выливается в многократно более высокие сметы. А, значит,  ставит под сомнение способность Америки такие темпы военных расходов  сохранить.

Но в целом проблема начинает  формироваться в другом направлении. Гонка вооружений активируется не  только в технологиях, куда больше она развивается в масштабах закупок  оружия в целом. Размер мирового оружейного рынка уже в 2015 году  перевалил за 65 млрд долл. в год. Помимо традиционных направлений  (Индия, Китай, Пакистан, ЮВА), стабильно расширяются продажи оружия в  Африку. А любое висящее на стене ружье в конечном итоге обязательно  выстрелит. Главное, чтобы это было наше ружье, стреляло оно по нашей  команде и в нужную нам сторону.


Специально для ИА Regnum

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded