Categories:

Немецкий взгляд на проблемы немецкой экономики

Ватфор — это не только заклёпочки и милитаризм, но и инфраструктура, цифровизация и проектное управление. В Handelsblatt вышла статья, вскрывающая дефициты немецкой экономики, мы же её прочитали и не можем не прокомментировать.

В статье автор выделяет четырёх коней немецкого цифрового Апокалипсиса: 

— жёсткие и глубокие управленческие иерархии (в отличие от небольших групп с широкими полномочиями), не позволяющие концентрировать ответственность,

— отсутствие современных инструментов для эффективного внутреннего общения, скептическое отношение к новым технологиям и сторонним поставщикам цифровой инфраструктуры, в том числе и из-за излишне бережливого отношения к персональным данным; вместо этого используются традиционные схемы коммуникации (электронная почта вместо корпоративных чатов наподобие Slack)

— устаревшая инфраструктура, нехватка политической воли эту инфраструктуру строить, и непонимание политиками открывающихся перспектив цифровой экономики,

— нехватка талантливых сотрудников.

Судя по личным наблюдениям, большая часть претензий оправдана, но многое кажется натяжкой: так, в одной немаленькой компании ешё в 2013-ом году были и внутренний чатик с доской, и иерархия была достаточно плоской, между собой общались на «ты», даже практиканты с руководителями подразделения. Относительно трудностей найти квалифицированные кадры Ватфор воздержится от комментария.

Цифровая инфраструктура действительно страдает от недостатка внимания. Вернее, говорят о ней все, начиная от деревенского коммунального политика и заканчивая президентом, а денег выделяется мало. Хотя ещё не понятно, насколько это мешает именно экономике, но с точки зрения реализации инфраструктурных проектов это очередной неприятный звоночек (после берлинского аэропорта, железнодорожного вокзала в Штутгарте, гамбургской филармонии и прочих чудес проектного управления).

В остальном заметно, что автор статьи испытывает слабость к новомодным технологиям и с крайним скепсисом относится к более традиционным системам внутрикорпоративной работы (вроде той же электронной почты или MS Project). Вряд ли эти заклёпки влияют на собственно модернизацию производства и положительные эффекты от цифровизации — технология любого года рождения повышает производительность труда, если она помогает решать управленческие задачи; проблемы немецкой экономики же скрываются в постепенной утрате именно управленческих компетенций планирования и реализации крупных проектов, неадекватность инструментов тут лишь следствие. 

В качестве примера можно привести берлинский аэропорт BER: Стройка начата в 2006 году, открытие было запланировано в 2011 году и неоднократно срывалось и сдвигалось вправо, на данный момент планируется открыть аэропорт в октябре 2020-го. Одна из причин этого провала кроется в начальных условиях: под строительство был объявлен тендер. На тендер явился традиционный до мозга костей строительный концерн Hochtief, в котором, возможно, до сих пор практиканты друг к другу обращаются на «вы». Но цена правительству Берлина не понравилась, и условия тендера были смягчены под подрядчика, обещавшего построить всё на 300 миллионов евро дешевле при общей смете в 1,7 миллиардов. До этого подрядчик обладал опытом строительства пятиэтажных жилкомплексов. Говорят, правительство Берлина каким-то образом планировало на этом заработать, но это неточно. 

Конец немного предсказуем: стройка продолжается, в строениях имеются катастрофические дефекты (дождь заливал вентиляцию, в лестничных пролётах не хватало ступенек, бесперебойное питание работало с перебоями, отсутствовала прямая электронная связь с пожарной службой), а смета выросла до пяти с половиной миллиардов евро… В целом, BER это история кроилова, неизбежно ведущего к попадалову.

И это, похоже, именно немецкая проблема: за последние годы в соседней Австрии в срок реконструировали венский вокзал, в Нидерландах ввели единый тариф общественного транспорта от автобусов до пригородных поездов, в России успешно строят мост и проложили электричество в Крым. И это только отдельные примеры. Может, как раз излишнее внимание к новым инструментам (и недостаточное — к собственно проекту) и дефицит ответственности и порождают управленческий кризис?


Источник


P.S.  Думаю, все сказанное тоже верно, однако в то же время оно вторично. Проблема не столько в самой безответственности, сколько в массовой утрате обществом управленческой культуры в виде понимания — зачем эта ответственность вообще нужна. Подчиненные обязаны прежде всего подчиняться и четко выполнять распоряжения руководства. В свою очередь руководство полагает себя чем-то вроде бога, воля которого не ограничена ничем и никем. Это ведет к управлению в стиле "как левая пятка захотела" и росту доминирования эмоциональной сиюминутности над любыми другими, тем более долговременными, аспектами. Мнение вышестоящего руководства становится ключевым, а суть решаемых задач — вторичным фактором. Да и формулирование самих факторов все больше превращается в дипломатически обтекаемые нейтральные по форме определения без четкой смысловой конкретики. Стоит ли потом удивляться результату? 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded