alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Американская военная мысль. Будущее авианосных сил США. Часть 1/II



С этого момента я время от времени буду переводить статьи на военную тематику, написанные действующими или бывшими американскими военными, для того, чтобы мы были в курсе того, как эти люди видят будущее ВС США, и с чем, возможно нам придётся столкнуться в ближайшее время.
На мой взгляд, это представляет определённый интерес, в том числе и практический.

Статья ниже написана действующим офицером ВМС США. Она была опубликована на сайте Центра Международной Морской Безопасности - CIMSEC, 22 февраля 2017 года, под псевдонимом. CIMSEC серьёзный ресурс, и нет оснований не доверять их информации об авторе, и поэтому статья заслуживает особенного внимания, как раз потому, что написана именно действующим военнослужащим.

Ниже даётся её перевод с моими примечаниями, и комментариями. Мне пришлось их написать, потому, что мы не понимаем американский контекст, а он крайне важен для передачи смысла. Мои добавления помечены цифрами и находятся ниже текста статьи, а также содержатся в скобках. Знакомство с ними важно для понимания прочитанного. Перевод статьи ниже.




ВРЕМЯ УДАРНЫХ[1] АВИАНОСЦЕВ ЗАКОНЧИЛОСЬ.

Время ударных[1] авианосцев закончилось. Так как США входят в эру, когда В Евразии драматически вырос потенциал для современных войн Великих Держав, требуется вернуть авианосцам их традиционную роль - обеспечивать [для ВМС США] доступ в морские акватории. В ходе конфликтов прошлого, когда имела место тяжелая борьба с ПВО противника, удары авианосной авиации по наземным целям не показали себя каким-то средством решающего значения. В потенциальных высокотехнологичных конфликтах двадцать первого столетия, возможность нанесения ударов палубной авиации по наземным целям практически отсутствует. К счастью,традиционная роль авианосной авиации, как средства недопущения противника в море и обеспечения ПВО корабельных соединений сохранилась, но эти её роли, задачи и тактика целенаправленно приносились в жертву в течение прошедших шестидесяти лет. Обретение этих возможностей снова потребует вполне скромных инвестиций, и в ближайшие годы должно стать важнейшей целью ВМС, Вооружённых сил и нации в целом.


АВИАНОСЦЫ В УДАРАХ ПО НАЗЕМНЫМ ЦЕЛЯМ

Воздушная мощь американских авианосцев получила свои доктрины применения в ходе войны на Тихом Океане. Однако, искажение военной истории этой кампании как деятелями палубной авиации, так и энтузиастами воздушной мощи, спустя время, требует проявить к ней более жёсткий подход. В ходе той военной кампании под командованием Адмирала Флота Честера Нимитца, авианосцы, и их авиакрылья, в основном обеспечивали пресечение действия надводных сил противника, и ПВО корабельных группировок. У этого есть три основных исключения:

- Рейд Дулитла на Токио;
- Выгрузка авиагруппы АВ "Энтерпрайз" на аэродром Хендерсон Филд в ходе Битвы за Соломоновы острова;
- Удары по японским опорным пунктам на собственно японских островах в самом конце войны.

К этому можно добавить оказание воздушной поддержки морской пехоте в ходе её высадок, и помощь морской авиации армейским частям в ходе их высадок, наиболее известные примеры которой связаны с битвой при Лейте. Значительная часть этих усилий была поддержана лёгкими авианосцами адмирала Кинкейда, а также мобильными авиансными группами из состава Третьего флота адмирала Уильяма Хэлси и Пятого флота Рэймонда Спрюэнса.

Рейд Дулитла, который пропаганда преподнесла как стратегический успех, на самом деле не имел ни оперативного, ни стратегического значения, и не создал для японцев никаких помех для дальнейшего ведения войны. К тому же он был выполнен бомбардировщиками Б-25 "Митчелл" Воздушного Корпуса Армии США (USAAC, предшественник ВВС США, организационно подчинённый на тот момент Сухопутным войскам);Только армейские самолёты с их боевым радиусом и боевой нагрузки сделали возможным это предприятие над Токио, хотя бы в виде пропагандистского трюка.

Авиагруппа с "Энтерпрайза", действовавшая с Хендерсон Филд, действительно оказала достаточно ценную воздушную поддержку морской пехоте в ходе боёв за Гуадалканал и американским надводным кораблям, действовавшим в проливе Железное Дно. В ходе боёв, обеспечение ПВО и ударов по надводным целям было самым ценным, что дали эти самолёты. Авиагруппа "Энтерпрайза" выполняла воздушное патрулирование, осуществляла поиск целей в проливе в светлое время суток, и атаковала любой корабль, по несчастью оказавшийся в её зоне поражения днём. Воздушные патрули авиагруппы, её возможности по контролю моря и поражению надводных целей, сделали снабжение японских войск в светлое время суток невозможным. Имея недостаточную огневую мощь, для выбивания японцев из джунглей, авиагруппа эфективно изолировала "боевое пространство" (американский военный термин, означающий всю совокупность сред, в которых ведутся боевые действия "здесь и сейчас", то есть поле боя на земле и под ней, воздушное пространство над полем боя и районами, оказывающими влияние на исход сражения, космическое пространство в том же смысле, информационная среда и раидоэфир и морские акватории, влияющие на исход сражения. Применительно к чисто морской битве морские акватории и поле боя это одно и тоже. Это современный термин, в ходе ВМВ его ещё не было), контролируя морские подступы со стороны пролива Железное Дно, и дала в итоге морской пехоте сделать свою работу.

После Мидуэя и Соломоновых островов, американская авианосная авиация стала выполнять некоторые атаки наземных целей, в основном в виде рейдов против баз противника, но главными задачами авианосных боевых групп остались ПВО корабельных соединений и удары по надводным целям. Это указывает на то, что слабеющие японские надводные и воздушные силы и в 1942-м году представляли собой угрозу для ведения Америкой боевых действий. Так было до тех пор, пока пока у них оставалась возможность провести разрушительную атаку против американских флотов.

Битва в заливе Лейте полностью уничтожила эту возможность и с этого момента американские авианосцы начали увлечённо поддерживать морские десанты. Однако, они оставили довольно сумбурную память о ходе этих попыток, оказавшись неспособными доставить достаточное количество боевой нагрузки, и использовать её с достаточной точностью, чтобы существенно облегчить морской пехоте выполнение её задач, пока она наступала по твёрдым вулканическим скалам Иводзимы, и в глубине сильнопересечённой обороны на Окинаве. В действительности, в ходе этих кампаний, палубная авиация доказала свои способности по уничтожению японских суперлинкоров, а не по нанесению ударов "воздух-земля".

История второй мировой войны была искажена лётчиками палубной авиации, сумевшими представить этот конфликт как эпоху авианосцев. Это утверждение не выдерживает никакой критики с точки зрения истории. Чашу весов в кампании на Соломоновых островах, уравновешивают операции, где вообще не было авианосцев, также как и на Мидуэе, и в Коралловом море. Более того, линкоры с их мощным противовоздушным вооружением, и радиолокаторами высшего класса также оказались крайне полезными для ближней противовоздушной обороны соединений. История войны на Тихом Океане содержит в себе значительно больше нюансов, чем утверждают энтузиасты морской авиации, и они заключаются в том, что не авианосец, а авианосное соединение было главным средством ведения той войны, с морской авиацией, показавшей скудные результаты в оказании непосредственной авиаподдержки и стратегическим ударам по наземным целям.

То, что широко известно именно как "ударный" авианосец, это атомный авианосец. Контр-адмирал Дэниел В. Гэллери, помощник командующего морскими операциями (главком ВМС США) по управляемым ракетам, в своём меморандуме выражал мнение о том, что ВМС США смогут наносить удары более гибко, эффективно и за меньшую стоимость, чем вооружённые атомными бомбами бомбардировщики наземного базирования, требующие наличия баз вблизи атакуемых целей, с которых мог бы стартовать истребительный эскорт. Мотивация Гэллери была продиктована отчасти "корпоративными" интересами ВМС. Вновь образованные ВВС в те годы вели попытки монополизировать планирование ядерных ударов. Во времена единственной ядерной сверхдержавы, участие в нанесении ядерных ударов выглядело самым лучшим способом "продлить жизнь" флоту ВМС США.[2] В ходе этих усилий, ВМС переконфигурировало авиагруппы авианосцев для доставки к цели спецбоеприпасов. Эта реконфигурация была первым случаем, когда авиакрыло авианосца было на доктринальном уровне признано средством для нанесения ударов по суше, и нанесения ударов стратегического значения, тогда как ПВО и удары по надводным кораблям стали второстепенными задачами. Со временем, такой ударный авианосец стал нормой.

Премьера ударной конфигурации произошла в ходе Корейской войны. На полуострове не было развитой ПВО или систем дальнего радиолокационного предупреждения и коммунистические силы оспаривали превосходство в воздухе только над "аллеей МиГов" на западе, над корейско-китайской границей (зона действия советской истребительной авиации, прославившейся в Корее). Как следствие, самолёты ВМС и Морской пехоты достигли примечательных результатов в операциях по непосредственной поддержке наземных войск. Однако, учитывая ограниченность военного конфликта, специфику местности на полуострове, недостатки технического оснащения китайских и корейских войск,трудно определить какой общий эффект реально оказали палубные самолёты.[3]В любом случае и при всех имевшихся тактических, оперативных и стратегических ограничениях, конфликт закончился неопределённо, вне связи с достижениями морской авиации.

Аналогично, неоднозначные оценки применимости ударных самолётов палубного базирования были показаны над Вьетнамом. В ходе войны во Вьетнаме, коммунистический север полагался на военной и дипломатическое сотрудничество с русскими и китайцами. Советы обеспечили Вьетнам тотально интегрированной и единой сетью ПВО вокруг жизненно важных районов, включая два стратегических - Ханой и гавань Хайпонг.

Эта система ПВО показала себя слишком плотной и совершенной, чтобы палубные самолёты ВМС могли прорвать её и нанести удар. Действительно, в ходе операции "Лайнбэйкер II" только B-52D с их продвинутыми комплексами РЭБ могли вести операции в этих зонах. Всё это показало провал американской авианосной воздушной мощи[4]. Если многочисленные авианосцы, ведущие свои операции из Тонкинского залива, не могли пробить северо-вьетнамскую противовоздушную оборону, то какими были бы их шансы над Кольским полуостровом или Балтийским морем?

Несмотря на такую же как над Ханоем сеть ПВО [в Ираке], морская авиация США способствовала, но не внесла решающего вклада в результаты операций "Щит пустыни" и "Буря в пустыне". В ходе оказания впечатляющей боевой поддержки со стороны самолётов, самолёты F-117, крылатые ракеты и самолёты ВВС в целом наносили высокоточные удары, взломавшие иракский "экран" ПВО.Авиация ВМС доказала свою полную неготовность к революции в применении высокоточного оружия, не имея систем лазерного наведения на своих А-6 и А-7, которые всё ещё составляли основу их парка боевых самолётов.В большинстве случаев, морская авиация атаковала цели неуправляемыми бомбами серии Mk.80 вместо управляемых бомб серии "Paveway", которые применяла небольшая, но растущая в численности часть самолётов ВВС, включая F-117.[5] Это сделало для них невозможным нанесение ударов с высоким риском побочного ущерба, и сделало запретными для атаки многие цели в населённых районах Ирака, ограничивая вклад ВМС в успехи тактического и, в некоторых случаях, оперативного значения.

В ходе войн на Балканах и в Ираке, американская палубная авиация больше не встречалась с интегрированной ПВО. Большие высоты полёта свели к нулю эффективность огня ПЗРК и устаревших мобильных систем ПВО, и сделали подавление ПВО второстепенной задачей, в сравнении с жизненной необходимостью этого в начале 2000-х.[6]

Палубные самолёты, запоздало модернизированные для получения всех преимуществ "революции управляемых боеприпасов", сбросили на цели в этих конфликтах существенное количество боеприпасов, сравнившись с американскими ВВС сухопутного базирования. Однако, морские самолёты не могли достаточно долго находиться над целью или районом цели, и им также не хватало боевой нагрузки, демонстрируя предпочтение, которое отдаёт морская авиация многоцелевым истребителям-бомбардировщикам с ограниченной дальностью, перед истребителями дальнего радиуса действия, необходимыми для перехвата воздушных целей, и ударными самолётами дальнего радиуса действия, необходимыми для ударов по надводным целям. Тем не менее, в конфронтации с противником, имевшим крайне бедную и недостаточную ПВО, они, как и самолёты ВВС, смогли добиться превосходства [над противником].

Никогда в истории американская палубная авиация не противостояла интегрированной высококлассной ПВО так, чтобы продемонстрировать эффективность и стратегически важный эффект.Гипотетически, в эпоху Холодной войны американские реконфигурированные под ударные задачи авианосцы могли бы это сделать, но эра систем ПВО, объединённых в оптико-волоконные сети, использующих разные частоты излучения и РЛС с фазированными антенными решётками, делает это полностью невозможным.Более того, дальность, которую имеют самолёты ВМС, меньше той, которая необходима для удара по стратегическим целям внутри территории России или Китая, она не при каких условиях не может превысить 1000 морских миль.


СОВРЕМЕННОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АВИАНОСЦЕВ В ВОЙНЕ ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ

Возможность использования авианосцев для ударов по наземным целям закончена. Более того, как было показано выше, она никогда по-настоящему не существовала.Американские ударные авианосцы в ходе своей истории показали неспособность добиться доступа в сильнозащищённые воздушные пространства и удержать его, и этот тренд будет только расти в дальнейшем.
"Великая Китайская стена ПВО" на севере Тайваньского пролива опять не даст американским авианосцам доступ к стратегическим районам Китая. Высокозначимые российские регионы и так хорошо защищены. Продолжающиеся китайские инвестиции в системы ПВО повлекут за собой распространение этой проблемы по всей Азии. Дальнейшее развёртывание систем предотвращения доступа Китаем, и, во всё увеличивающихся масштабах, Россией, выдавливает ВМС США на за пределы дальности любых американских палубных самолётов.

Американские планировщики надеятся, даже практически веруют в то, увеличение радиуса действия палубных самолётов, обеспечит им постоянный доступ [к важным целям в глубине суши]. Это неверный подход. Во-первых, какими наземными целями эти самолёты будут заниматься? Долина Хайнань Дао, или какие-нибудь скалы на юге и востоке южно-китайского моря вряд ли являются стратегически важными целями. Во-вторых, как эти самолёты проббьются к этим целям? Американские палубные самолёты слишком устарели для того, чтобы иметь дело даже с самыми легкозащищаемыми целями, и Ф-35 не изменит эту ситуацию значимо.

Так что теперь, сдаться? Признать, что эта тема закрыта? Усилить финансирование ВВС? Даже близко не так. Сила американской морской авиации это критически важная возможность, имеющаяся в американском арсенале в западной части Тихого океане и северной Атлантике. Вместо [отказа от авианосцев] американские планировщики должны снова призвать авианосцы США на первое место в их критически важной стратегической роли, которую они когда-то играли: ударам по надводным кораблям, и ПВО морских соединений. Американская авианосная мощь в войне а Тихом океане была связана не с массированными ударами по суше, а с массированными ударами по японским надводным кораблям, с уничтожением японской авиации, с защитой флота в ходе боевых операций и важных десантов. Это то направление, на которое морская авиация должна бросить основные усилия.
Современные авиакрылья гораздо сильнее приспособлены для малорискованных ударов по суше, чем для действий против вражеских флотов. Операции на Тихом океане требовали массирования сил, подтверждая на практике "аксиому Хэлси" о том, что мощь авианосцев, при увеличении их количества, растёт по экспоненте. Эти операции охватывали масштабные боевые вылеты, с сотнями задействованных самолётов в каждой значимой операции флотов.

За последние двадцать пять лет эти умения были потеряны. Американские авианосные силы теперь тренируются действовать в составе АУГ вокруг одного или двух авианосцев. В эру Хэлси и Спрюэнса их флоты плавали с на порядок большим количеством авианосцев, не считая полчищ эскортных авианосцев, обеспечивавших патрулирование, борьбу с подводными лодками и поддержку десантов. И особенностью той войны были рейды сотен самолётов против корабельных групп противника. Критики утверждают, что такие количества более не требуются, в связи с появлением высокоточного оружия, но практике и защитные системы стали намного совершеннее, и насыщение ПВО огромным количеством целей в настоящее время является единственным способом её прорыва. Говоря конкретно, автор не пытается доказать необходимость всеобщего возврата к мобильным авианосным соединениям Честера Нимитца. Однако техника, тактика, процедуры и подготовка американской палубной авиации потеряли контакт с ведением современной войны за контроль над морем, и каждый атомный авианосец должен быть способен генерировать массированные атаки и огневую мощь необходимую для того, чтобы сражаться в оспариваемой современным противником морской среде.

Американская морская авиация не имеет опыта борьбы с "платформами", имеющими такие противовоздушные возможности, как например эсминцы "Ланчжоу" проекта 052С. Боевые вылеты, в которых участвуют два или четыре самолёта, тотально неадекватны задачам по уничтожению корабля обладающего эквивалентом ситемы AEGIS. Чтобы подавить китайские или стареющие русские корабельные группы, понадобятся десятки противокорабельных крылатых ракет. Одиночный авианосец должен обладать возможностью вывести из строя такой корабль (в идеале группу кораблей), и быстро.Однако в настоящее время, такая задача требует массы современных авиакрыльев, чтобы создать необходимую огневую производительность. Это, в свою очередь, потребует тотального перевооружения арсеналов авианосца, с упором на вооружения, необходимые для контроля моря, чтобы авианосец не остался без противокорабельных ракет после первых нескольких боевых вылетов.

Более того, "распределение летальности" (американская концепция Distributed lethality, согласно которой силы должны быть рассредоточены, а сосредоточен должен быть только их огонь по любой цели), требует и распределённой воздушной мощи. Без высокоманёвренных корабельных [авианосных] сил ПВО, действующих малыми группами, американские ВМС обнаружат себя крайне уязвимыми для атаки. Дальность действительного огня ПВО современных кораблей остаётся на величине около 100 морских миль (185 км). Современная запускаемая с самолёта ПКР имеет как минимум вдвое большую дальность, и эта разница растёт всё сильнее. Без оборонительных противовоздушных формирований, действующих совместно с лёгкими морскими силами, вражеские самолёты смогут использовать широкий набор средств поражения, для ведения массированного огня, оставаясь при этом на безопасном расстоянии за горизонтом.[7] Добавление распределённых лёгких сил с противовоздушными возможностями, позволит срывать такие атаки, идеально предотвращая насыщение ПВО американских кораблей, обходясь без излучения РЛС основной боевой группы, делая прицеливание значительно более сложным для противника, и повышая, таким образом, выживаемость корабельных соединений.

Соединённые штаты определённо имеют возможность поддержать превосходство своих авианосных сил, особенно в западной части Тихого океана, где доминируют действия флотов [над береговой авиацией и ракетами]. Для максимизации своего потенциала, США должны использовать все свои корабли с авианесущими возможностями. Речь идёт в данном случае о универсальных десантных кораблях. Десантные возможности этих кораблей вряд ли добавят что-то к начальной фазе войны супердержав, когда контроль над морем и превосходство в воздухе оспариваются. Значительным фактом является то, насколько полезными оказались лёгкие авианосцы на Атлантическом и Тихоокеанском театрах военных действий, обеспечивая ПВО с большим радиусом действия, и надёжные противолодочные возможности вне боевого радиуса береговой авиации. В 60-х США начали использовать авианосцы класса "Эссекс" в противолодочном варианте, фактически же АВ ПЛО "Интерпид" наносил удары по Вьетнаму со "Станции Янки" (место в Тонкинском заливе, откуда авианосцы США выполняли свои операции против Вьетнама), после того, как стало ясно, что опасности от китайских подлодок нет. Аналогично это же относится и к британским авианосцам класса "Инвинсибл", при создании которых приоритет был отдан противолодочным возможностям и корабельной ПВО, и которые проявили себя в Фолклендском конфликте в 1982-м году. Американские УДК классов "Уосп" и "Америка", несущие на борту самолёты Ф-35Б, вертолёты SH-60 и конвертопланы MV-22 смогут обеспечить то же самое - ПВО и защиту от надводных кораблей и ПЛ. Действуя вблизи оперативных районов боевых корабельных групп, эти силы смогут обеспечить ПВО "здесь и сейчас", визуально идентифицировать неизвестные объекты, и усилят противолодочные летательные аппараты боевой корабельной группы, усиливая противолодочные, и противокорабельные возможности группы.


Окончание читать тут



Tags: США, авианосцы, анализ, стратегия, флот
Subscribe

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments