alex_leshy (alex_leshy) wrote,
alex_leshy
alex_leshy

Categories:

Американская военная мысль. Будущее авианосных сил США. Часть 2/II



Начало читать тут



ВМС США проделали только часть пути, по исследованию всех возможностей конвертоплана МV-22. В настоящее время ВМС проверили этот летательный аппарат только в задачах по доставке грузов на авианосец (Carrier on board delivery - COD, военный термин) в его модификации CMV-22. Однако, помимо всего прочего, этот летательный аппарат имеет существенный потенциал для выполнения задач по противолодочной обороне и дальнему радиолокационному обнаружению. До начала 2000-х годов, ВМС имели на вооружении скоростной околозвуковой противолодочный самолёт S-3 Viking. В начале 2000-х годов он был снят с вооружения из-за потери интереса ВМС к авианосным противолодочным операциям.В жёстко оспариваемых северной Атлантике и западной части Тихого океана, перед лицом противников, имеющих развитые подводные силы, противолодочные возможности снова окажутся востребованными. MV-22 увеличит эти возможности. Будучи медленнее [чем "Викинг"], он имеет превосходство в дальности, в возможности маловысотного полёта, во времени патрулирования и полезной нагрузке. Такой летательный аппарат обеспечит шаг вперёд в противолодочных возможностях надводных сил, потенциально имея возможность нести погружаемые гидроакустические станции, гидроакустические буи и большое количество торпед Mk.54. В дальнейшем, установка РЛС дальнего обнаружения на этот конвертоплан, даст возможность обеспечения дальнего радиолокационного обнаружения для небольших морских соединений.Создание соответствующих сетей передачи данных позволит придать маленькой боевой корабельной группе все возможности по ПЛО, ПВО и ударам по кораблям противника, которые были описаны выше и увеличит смертоносность малых авианосных групп, которые, подобно спутникам, будут действовать вокруг большой АУГ. В дополнение, MV-22, благодаря вертикальному взлёту и посадке, сможет базироваться на кораблях меньшего размера, например на "литторальных" боевых кораблях класса "Индепенденс", увеличивая их боевые возможности. Пока решение проблемы избыточного тепла от двигателей буксует, можно защищать палубы кораблей временными съёмными экранами. MV-22 обеспечивает дешёвый метод восстановления противолодочных возможностей и создание скоростного средства разведки и ДРЛО с высокой выживаемостью.

ВМС США должны открыто готовиться к массированным атакам, насыщающим ПВО противника. Искусство проведения таких атак противника утрачено, и, видимо, ВМС придётся многому научиться. Такие атаки потребуют плотной координации действий между отдельными самолётами и их эскадрильями, разминая "мускулы" интеллекта, остававшегося в бездействии как минимум с момента окончания Холодной войны. Какая атака лучше - с массой ракет, перегружающих РЛС противника с одного направления, или же когда самолёта атакуют с разных направлений, "перегружая" ПВО ближней зоны? Такие вопросы требуют реальных морских тестов. Также, подобные тренировки станут ясным сигналом для всех потенциальных соперников США. Тот факт, что палубные самолёты ВМС США тренируются уничтожать высокотехнологчные боевые корабли, и то, что у них есть необходимые для этого возможности, подчеркнёт твёрдое намерение США делать такие вещи в новой эре и в регионах, где такие возможности под вопросом.

Без вариантов, F-35 должен сыграть важнейшую роль в реконфигурированных авиакрыльях ВМС. Без него ВМС просто нечем будет ответить на увеличивающееся количество самолётов пятого поколения в Баренцевом и Южно-Китайском морях. Роль этого истребителя не в том, чтобы бомбить острова Сенкаку или пытаться прорваться через китайскую континентальную ПВО. Вместо этого, F-35 включая СКВВП F-35B, способный летать с УДК, должен обеспечить и лёгким авианосным силам, и основным АУГ, достаточную защиту, силами единственного американского морского самолёта, способного выжить в современной войне. Распределённые авангардные лёгкие силы с этими самолётами, действующие далеко от морских зон, контролируемых США, смогут обеспечить критически важную способность для ВМС защититься от J-20 и Су-35 с противокорабельными ракетами дальнего радиуса действия.

Наконец авиация ВМС должна расширить возможности стареющих "Хорнетов" и "СуперХорнетов", обновив на них РЛС и сенсоры, чтобы эти стареющие самолёты могли идти в ногу с более современными F-35. Малозаметность F-35 не будет иметь значения в будущих конфликтах. Параметры частот РЛС современных систем ПВО просто слишком хороши для этого. Только выживаемость и поражающая способность оружия, которое несёт самолёт может сохранить его смертоносность в будущем. Придётся провести серьёзную работу, чтобы "Хорнеты" могли бы и дальше иметь возможности осуществлять ПВО и проводить удары по наземным целям, обновив их системы и сенсоры. Это не противоречит программе F-35. Без этого истребителя пятого поколения, американская палубная авиация устареет уже к концу этой декады. Но и "Хорнетам" придётся действовать в тех же условиях, и им нужны изменения, чтобы они могли это делать.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Американская палубная авиация это не инструмент для намерения стратегических ударов по наземным объектам. Вместо этого, она должна использоваться на оперативном уровне, чтобы потом дать суммарный стратегический эффект. Война великих держав будет вестись за расширения морского контроля, и приведёт к истощению морских сил у обеих сторон. В определённый момент, одна из сторон будет обеспечивать свою возможность расширить возможности действовать в оспариваемом театре военных действий. Морская авиация должна улучшить [для США] этот концепт войны на истощение, настолько быстро, насколько это возможно, с помощью быстро проводимых массированных ударов по морским целям противника. Только уничтожение кораблей противника и ослепление его средств разведки и наблюдения позволит силам США выжить.

Чтобы эффективно выполнить эту задачу, морская авиация США должна создать рассредоточенные силы поддержки. Это может быть сделано в координации с универсальными десантными кораблями, действующими на передовой линии ВМС США, которые смогут вести операции ПВО своей палубной авиацией, обеспечивать раннее предупреждение флота об опасности. Эти силы освободят палубную авиацию США на авианосцах для задач по уничтожению надводных кораблей противника и достижению локального господства в воздухе.

MV-22 это великолепная платформа, с почти бесконечным, хоть и не распознанным потенциалом, обеспечивающим её гибкость в оперативном использовании. Правильно оснащённый конвертоплан может стать базовой машиной для ведения противолодочных операций, или, в другой модификации, выполнения задач дальнего радиолокационного обнаружения. Эти возможности принесут огромные дивиденды в будущих морских битвах.

В основе своей, эта работа посвящена военно-морской авиации в эру оспариваемого контроля над морем. Эта эра потребует воздушных сил, способных провести переоценку старых доктрин шестидесятилетней давности, и переработать авиакрыло авианосца в инструмент для атак надводных целей. Это потребует пересмотра состава боеприпасов на авианосце, создания некоторых новых видов оружия, включая высококлассные противокорабельные ракеты, а также радикальной смены направленности боевой подготовки авиакрыльев. Авианосцы имеют огромный потенциал в войнах будущего, но перенацеливание их авиакрыльев на новые задачи должно начаться прямо сейчас.

LT X - действующий офицер ВМС США, чтобы связаться с ним, направьте запрос на president@cimsec.org, и Ваше сообщение будет переслано автору (на хорошем английском).


Моё дополнение.

Статья написанная без малого год назад в настоящее время уже отражает консенсус достигнутый американским военно-политическим сообществом. На этот, 2018-й год запланированы первые ассигнования на исследования лёгкого авианосца для ВМС США - основы тех самых лёгких сил, которые упомянуты в статье. Это решение было продавлено лично Джоном МакКейном, являющимся одним из главных идеологов перевооружения ВМС США. Предположительно такой корабль будет создан на основе УДК класса "Америка". Также очень активно обсуждается создание конвертоплана ДРЛО на базе MV-22 Osprey. И новые виды оружия, о которых пишет автор тоже уже практически созданы. На 2018 год запланировано принятие на вооружение противокорабельной малозаметной крылатой ракеты LRASM с дальностью до 930 км, способной самостоятельно искать цели, засекать работающие РЛС и уклоняться от облучения ими. Эти ракеты смогут запускаться как из универсальных УВП Mk.41, так и с борта самолётов - F/A-18, F-35, B-1B.

Ходят активные слухи о возвращении ПКР на базе ракеты "Томагавк".
Надо также помнить, что хотя имеющиеся ПКР "Гарпун" и являются устаревшими, они, тем не менее, при массированном применении, способны осуществить то самое "насыщение" корабельной ПВО, когда количество атакующих целей будет в разы больше, чем средства ПВО могут обстреливать. Эта ракета идёт к цели над самой водой, где у большинства кораблей есть проблемы с обнаружением целей, и её не стоит недооценивать. Эту ракету могут нести все палубные боевые самолёты ВМС США, базовые противолодочные самолёты "Посейдон", подводные лодки, все типы боевых надводных кораблей, а также в её носитель было переоборудовано 12 бомбардировщиков B-52H Stratofortress, правда неизвестно, сколько их них ещё в строю.

Уже сформирована концепция "Групп морского контроля", состоящих из УДК с истребителями F-35B и вертолётами,и нескольких эсминцев УРО, способных наносить удары по берегу, а после принятия на вооружение LRASM, ещё и по надводным кораблям. Каждая такая группа сможет полагаться на систему ПВО AEGIS и противолодочные возможности эсминцев и вертолётов.

Пока не решён вопрос с очевидной слабостью противолодочной обороны АУГ. Её придётся строить, опираясь на береговую авиацию, впрочем, первый потопленный авианосец заставит решить эту проблему мгновенно.

Активно обсуждается возвращение в боевой состав ВМС фрегатов, причём как ремонт и возвращение в строй старых кораблей "Оливер Перри", так и строительство новых высокотехнологичных кораблей.

Для всех незашоренных наблюдателей факт отказа ВМС США от дорогих игрушек типа ЭМ "Замволт", и "Литторальных" боевых кораблей в пользу подготовки к реальной войне на море с противником, имеющим собственные развитые и мощные ВМС, абсолютно очевиден. И хотя эта подготовка ещё только начинается, её предполагаемые контуры уже впечатляют.

Противовоздушная оборона кораблей также сделала шаг вперёд. Новая ракета SM-6 уже неоднократно осуществляла загоризонтный перехват сверхзвуковой маневрирующей цели,и скоро именно она станет "главным калибром" ПВО ВМС США. А значит, прорыв бомбардировщиков и ракет к этим кораблям окажется невозможным без высоких потерь. Потерь в самолётах, некоторые типы которых мы больше не можем производить...

Понимают ли это в ВМФ РФ? Однозначно да. Именно этим обусловлено желание военных иметь сверхмощные комплексы ПВО "Редут" даже на корветах прибрежной зоны. Однако надо понимать, что в дуэли меча и щита всегда побеждает меч. Даже, если ЗРК "Редут" реально сможет создать непробиваемый огневой заслон для вражеских ракет, его ракеты в любом случае будут израсходованы, а перезарядить их в море как правило невозможно. Отбив три или четыре атаки с воздуха, любое российское корабельное соединение останется беззащитным. Это ограничивает зоны их действия дальностью береговой авиации. И оставляет подлодки за пределами этой зоны беззащитными.

Впрочем, они тоже могут её не покидать...

Но если военные всё понимают, то про политиков и "командиров ВПК" этого сказать нельзя. Есть риски, что в очередной раз возобладает "континентальное" мышление, и для противодействия всему этому мы будем строить танки. Тысячами...

Для России не существует возможности экстенсивно создать флот, способный остановить ВМС США, после того, как их преобразование закончится. Требуются нестандартные решения, способные обесценить всю эту подготовку за счёт в сотни раз меньших расходов. Будут ли такие решения найдены, покажет время. Но их жизненная необходимость очевидно уже сегодня.

Примечания в тексте.

[1]- здесь и далее в этот термин вкладывается следующее понимание - авианосец, авиакрыло которого выполняет задачи по нанесению ударов по наземным целям. Это не свосем точная формулировка, но именно в этом текте значение будет именно таким, в целях упрощения понимания.

[2] - Речь идёт о событии под названием "Восстание адмиралов". Гарри Трумэн, и его министр обороны, планировали ликвидировать Корпус Морской Пехоты, превратить ВМС во вспомогательный вид ВС, который бы занимался эскортированием конвоев с грузами для армии, а основой боевой мощи ВС США должны были стать ВВС с их межконтинентальными бомбардировщиками и ядерными бомбами. В этих условиях адмиралы устроили настоящий бунт, выплеснув всю внтуреннюю дискуссию Пентагона на страницы печати. Упомянутому Гэллери это стоило карьеры. Разгон флота удалось на время отсрочить, а потом началась война в Корее, которая и расставила точки над "и", и, фактически спасла и ВМС, и морскую пехоту. Справедливости ради отметим, что задачу по нанесению ударов по советским надводным кораблям ВМС США с повестки не снимало. Предпологалось, что быстрые атаки палубных самолётов с ядерной бомбой позволят уничтожать советские корабельные группировки. Чуть позже американцы действительно овладели это возможностью.

Что до ядерного удара по СССР, до до конца 50-х годов ВМС США действительно моли это сделать с помощью палубных самолётов. Потом эта возможность стремительно стала сокращаться, и к середине 70-х это уже было невозможно. Впрочем, для ВМС США это стало неважно уже после Кореи. Война в Корее спасла ВМС, и теперь им ничего не угрожало, хоть могли бы они бомбить СССР, хоть нет. К тому же, появление подводных лодок "Джордж Вашингтон" с баллистическими ракетами, свело значение палубных бомбардировщиков - носителей ядерного оружия к очень малой величине. Впрочем, до Вьетнама они служили.

[3] - В корне неверное утверждение. Как раз в Корее палубная авиация выполнила более 40% всех боевых вылетов, причём значительную часть в условиях, когда возможности использовать сухопутные истребители просто не было. Фактически, именно результаты Корейской войны и заставили американский истеблишмент поверить в то, что палубная авиация действительно может выполнять ударные задачи в сухопутной войне. Собственно, она и смогла.

[4] - Невероятная ложь. К началу войны оказалось, что у ВВС просто нет самолётов, пригодных для действий во Вьетнаме. Вся "сотая серия" истребителей предназначалась для совсем других войн, прежде всего для ядерной войны с СССР, исключение отчасти составляли F-100 Supersabre и F-105 Thunderchief. Но эти самолёты хоть и могли использоваться для решения ударных задач, но были бессильны в ходе операций по непосредственной поддержке наземных войск из-за плохого обзора, высокой скорости и малого количества точек подвески оружия. Программа COIN, которая позже привела к созданию OV-10 Bronco к началу войны не была реализована, да и не мог этот самолёт решить все задачи ВВС, а программа "реанимации" поршневых бомбардировщиков B-26 вообще не оказала серьёзного влияния на ход боёв, да и эти машины тоже опоздали.

Доктрины ВВС, их косность и неповоротливость привели к тому, что и имевшиеся B-57 Canberra тоже не попали на войну вовремя.

Единственным полностью полноценным боевым самолётом ВВС был сухопутный вариант F-4 Phantom, но в отличие от флотских машин, самолёты ВВС первые два года страдали от массы неисправностей, и в силу этого, не могли использоваться также, как "Фантомы" ВМС и Морской пехоты, которые к моменту начала войны были полностью боеготовы.

В противоположность ВВС, ВМС сразу же вступили в войну с отлаженной боевой авиацией. В отличие от ВВС, ВМС реально имели машины, способные вести боевые действия во Вьетнаме. У ВМС был штурмовик, способный поражать точечные цели в джунглях перед передним краем американских войск, и спецподразделений - А-4 Skyhawk. Также ВМС сразу же вернули в строй старые поршневые самолёты A-1 Skyraider, хорошо проявившие себя в Корее, и имевшие броню и 15 точек подвески бомб и ракет. Флотские "Фантомы" работали безупречно, и кроме них в бой могли пойти истребители F-8 Crusader. Удары по наземным силам были не их задачей, но они её выполняли за счёт удачной конструкции. Фактически только ВМС могли осуществлять задачи по поддержке наземных войск в первые годы войны, и только морская пехота имела эту поддержку с первого дня войны. Армия получила её только когда было отлажено её взаимодействие с флотом. Чуть позже ВМС получили А-7 Corsair 2, один из лучших американских штурмовиков. И ещё чуть позже - А-6 Intruder, способный взлететь с авианосца с 4500 кг бомб.

В прорывах в Северный Вьетнам авиация ВМС показала себя ЛУЧШЕ, чем авиация ВВС. Например, критически важные для уничтожения цели поручались эскадрильям, вооружённым самолётами А-6 и А-7, которые единственные имели на вооружении качественную и "доведённую до ума" управляемую по телевизионному каналу бомбу AGM-62 Walleye.

Операцию "Лайнбрекер II" автору лучше бы было не упоминать, в силу того, что во-первых, это было военное преступление, так как планом операции изначально предусматривались удары по густонаселённым районам, во-вторых, потери бомбардировщиков в ней были огромны, а в третьих, потому, что ВМС в ней тоже участвовали, и успешно. Насколько может быть успешным военное преступление...

У ВМС всегда было что бросить на чашу весов. В начале войны, когда у Вьетнама ещё не было ЗРК, хорошо "получались" удары со средних и больших высот, и у флота работали палубные дальние бомбардировщики A3D Skywarrior, когда ситуация изменилась, в бою остались "Фантомы" и "Скайхоки", буквально через год к ним добавились "Корсары" и "Интрудеры". На передовой и в ближнем тылу работали "Скайрейдеры", и все потребности в воздушных ударах у ВМС были закрыты сразу же.

У ВВС же была беда. ВВС так и не решили вопрос со "своим" штурмовиком, их попытки с T-28 были просто смехотворны, а A-37 Dragonfly хоть и оказались успешными, но им было очень далеко до палубных штурмовиков, да и поздно они появились. В итоге ВВС просто заказало "сухопутную" версию палубного А-7, с опозданием, конечно. ВВС не сообразили пустить в ход В-57 пока это могло дать большой эффект (в отличие от ВМС с их А3D). Фактически, ВВС реабилитировались окончательно только в 1968-м, когда было поставлено "на поток" применение F-5 Tiger, а у сухопутных "Фантомов" были изжиты все недостатки. Да, ВВС придумали "Ганшипы", да, они одни могли использовать тяжёлые бомбардировщики, к концу войны они пустили в ход и В-57, и новейшие F-111, но если сравнивать их работу, с работой ВМС, то ВВС проигрывают.

Кроме того, сама география благоволила к авианосным ударным самолётам. С точки Yankee station в Тонкинском заливе любой палубный самолёт очень быстро мог оказаться над любой точкой Северного Вьетнама, с точки Dixi station там же - над любой точкой Южного. И если над Южным Вьетнамом самолёты ВВС оказывались примерно с одинаковой скоростью, что и самолёты ВМС, то в Северный Вьетнам им было дольше и дальше лететь, с баз на юге страны или в Тайланде, и это полностью "съедало" то преимущество, которое сухопутный самолёт имеет во взлётном весе, в сравнении со своим палубным аналогом.

Вьетнам - это пример обратный тому, что пытается доказать автор. Именно после Вьетнама в головах американцев окончательно закрепилась концепция "ударного" авианосца.
Как и Корея, это парадоксальный пример использования негодного аргумента для подтверждения правильной и логичной концепции.

Всё вышеперечисленное конечно же не значит, что у американских палубников получилось бы прорваться к Мурманску.

[5] И опять передёргивание. Да, ВМС выполнили в этой войне значительно меньшее количество боевых вылетов, чем ВВС, и это было вполне объяснимо, так как ВВС имели развитую сеть аэродромов в регионе, а ВМС только шесть авианосцев, включая 45-летний "Мидуэй", и те аэродромы, на которые не претендовали ВВС. Но ВМС вполне массово применяли бомбы с лазерным наведением, и делали это также, как и ВВС - по внешнему целеуказанию. Пешие спецгруппы с переносными лазерами это вообще визитная карточка той войны, и ВМС тут были не одиноки. Кроме того, А-7 применяли свои "Вьетнамские" ТВ-управляемые бомбы Walleye. И все они, как и самолёты ВВС, массово использовали УР AGM-65 Maverick в разных вариантах.

С другой стороны, ВВС вполне массово использовали неуправляемые бомбы.

Стоило бы отметить палубный самолёт РЭБ EA-6 Prowler, оказавшийся экстремально успешным. Фактически, меньший вклад авиации ВМС в победу был обусловлен тем, что её самой было меньше, и меньше было возможностей для развёртывания.

[6] Это одно из последствий распада СССР - некому стало поставлять оружие в развивающиеся страны и они остались беззащитны.

[7] Справедливости ради - такие "лёгкие силы" вполне предусматриваются действующими тактическими приёмами, просто в их составе нет (пока) авианесущих кораблей, есть только эсминцы УРО. Но в любом случае российской или китайской ПКР придётся сначала прорваться через ракетный заслон кораблей дозора, потом через ещё более плотный заслон кораблей т.н. "противоракетного барьера" (современный российский военный термин), и только потом по ней откроют огонь корабли основного охранения АУГ, которые её, конечно уже будут ждать. Вся эта многоэшелонная ПРО и ПВО имеет глубину около 150 км и дальность открытия огня по цели 20-150 км (в зависимости от высоты полёта ПКР), и внутри этих 170-300 км ПКР будет под огнём непрерывно. Добавление в эти группы перехватчиков и конвертопланов ДРЛО, существенно упрочит американскую оборону и усложнит её прорыв, хотя бы за счёт того, что рубеж обнаружения ракет будет отодвинут на пару сотен километров как минимум.


Источник: aftershock.news





Tags: США, авианосцы, анализ, стратегия, флот
Subscribe

Posts from This Journal “авианосцы” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments